«Оба хуже!».

Поместить этот мой июльский текст сейчас на сайт побудила статья уважаемого В.В. Лунеева. У меня — абстрактнее, у Виктора Васильевича — конкретнее и «криминологичнее». Но суть одна — большие сомнения в благостях современного капитализма и в уверенности, что «рынок все рассудит». Кстати, последние антикапиталистические выступления в самых капиталистических странах — подтверждение этих сомнений… (Только не надо думать, что я стал социалистом-коммунистом — оба хуже!)

Я. Гилинский

Все плохо!

«Оба хуже!».
(И. Сталин)

Вначале об эпиграфе. Будучи антисталинистом, не перестаю цитировать этого тирана. В одной из своих речей он сказал: «- Нас спрашивают: какой уклон хуже – правый или левый? – Оба хуже!». После чего в сталинском ГУЛАГ’е уничтожали и «правых», и «левых»… И сегодняшняя жизнь часто заставляет меня на вопросы о «лучшем» отвечать: «Оба хуже!»…

А теперь – по существу.
У меня давно сложилась уверенность в неистребимой порочности рода человеческого (ошибка природы?), в принципиальной невозможности создать относительно благополучное общество, без массового насилия, без страшного неравенства (социального, экономического, расового, этнического и т.п.), без «войны всех против всех». Идеалом для меня всегда были страны Западной Европы, где я чувствовал себя свободным человеком в свободной стране, и не боясь ходил по улицам в любое время суток. Но что-то стало меняться…

Я – сторонник либерализма, свободной торговли, laissez faire — все чаще сталкиваюсь с разумным неприятием капитализма. Коллеги – криминологи давно пишут о капиталистических общественных отношениях как источнике преступности и иных негативных девиантных проявлений (пьянство, наркотизм, коррупция, проституция и т.п.).

Это основатели «радикальной» («критической») криминологии – Я. Тэйлор, П. Уолтон, Дж. Янг.
Это многочисленные труды Н. Кристи, доступные на русском языке. В одной из своих работ Кристи обращает внимание на «образ новой действительности, где участие в трудовой деятельности – привилегия, где работа становится статьей дефицита… Теперь привилегия – это не свободное от работы время, а возможность найти применение своей жизни (курсив мой – Я.Г.)».

Это работы немецкого представителя «критической криминологии» Ф. Зака. В опубликованной на русском языке статье Ф. Зак, критикуя современный капиталистический мир, с его индивидуализмом, бесперспективностью для «исключенных», не имеющих даже шансов принадлежать «резервной армии индустриального труда», пишет: «Примат экономики губителен для общества в целом и криминологии в частности… В обществе с приматом экономики не мораль, а деньги играют главенствующую роль в регулировании поведения… Чем больше социальная среда перерождается в экономическую, тем более она поражена преступностью».

Один из крупнейших современных социологов И. Валлерстайн полагает, что мир разделен на «центр» и «периферию», между которыми существует неизменный антагонизм. При этом государства вообще теряют легитимность, поскольку либеральная программа улучшения мира обнаружила свою несостоятельность в глазах подавляющей массы населения Земли. В другой работе он приходит к убеждению, что капиталистический мир вступил в свой терминальный, системный кризис.

Напомним, одним из системообразующих факторов современного общества является его структуризация по критерию «включенность / исключенность» (inclusive / exclusive). Понятие «исключение» (exclusion) появилось во французской социологии в середине 1960-х как характеристика лиц, оказавшихся на обочине экономического прогресса. Отмечался нарастающий разрыв между растущим благосостоянием одних и «никому не нужными» другими.

Работа Рене Ленуара (1974) показала, что «исключение» приобретает характер не индивидуальной неудачи, неприспособленности некоторых индивидов («исключенных»), а социального феномена, истоки которого лежат в принципах функционирования современного общества, затрагивая все большее количество людей. Исключение происходит постепенно, путем накопления трудностей, разрыва социальных связей, дисквалификации, кризиса идентичности. Появление «новой бедности» обусловлено тем, что «рост благосостояния не элиминирует униженное положение некоторых социальных статусов и возросшую зависимость семей с низким доходом от служб социальной помощи. Чувство потери места в обществе может, в конечном счете, породить такую же, если не большую, неудовлетворенность, что и традиционные формы бедности».
Процессы глобализации конца XX века – начала XXI века лишь обострили проблему принципиального и устойчивого (более того, увеличивающегося) экономического и социального неравенства, как стран, так и различных страт, групп («классов») внутри них.
Процесс «inclusion / exclusion» приобретает глобальный характер. Крупнейший социолог современности Никлас Луман пишет в конце минувшего ХХ века:
«Наихудший из возможных сценариев в том, что общество следующего (уже нынешнего — Я.Г.) столетия примет метакод включения / исключения. А это значило бы, что некоторые люди будут личностями, а другие – только индивидами, что некоторые будут включены в функциональные системы, а другие исключены из них, оставаясь существами, которые пытаются дожить до завтра; … что забота и пренебрежение окажутся по разные стороны границы, что тесная связь исключения и свободная связь включения различат рок и удачу, что завершатся две формы интеграции: негативная интеграция исключения и позитивная интеграция включения… В некоторых местах… мы уже можем наблюдать это состояние».

Аналогичные глобальные процессы применительно к государствам отмечал отечественный автор, академик Н. Моисеев:
«Происходит все углубляющаяся стратификация государств… Теперь отсталые страны «отстали навсегда»!… Уже очевидно, что «всего на всех не хватит» – экологический кризис уже наступил. Начнется борьба за ресурсы – сверхжестокая и сверхбескомпромиссная… Будет непрерывно возрастать и различие в условиях жизни стран и народов с различной общественной производительностью труда… Это различие и будет источником той формы раздела планетарного общества, которое уже принято называть выделением «золотого миллиарда». «Культуры на всех» тоже не хватит. И, так же как и экологически чистый продукт, культура тоже станет прерогативой стран, принадлежащих «золотому миллиарду»».

Об этом же пишет Р. Купер: «Страны современного мира можно разделить на две группы. Государства, входящие в одну из них, участвуют в мировой экономике, и в результате имеют доступ к глобальному рынку капитала и передовым технологиям. К другой группе относятся те, кто, не присоединяясь к процессу глобализации, не только обрекают себя на отсталое существование в относительной бедности, но рискуют потерпеть абсолютный крах». При этом «если стране не удается стать частью мировой экономики, то чаще всего за этим кроется неспособность ее правительства выработать разумную экономическую политику, повысить уровень образования и здравоохранения, но, самое главное, — отсутствие правового государства».

Рост числа «исключенных» как следствие глобализации активно обсуждается в одной из последних книг З. Баумана. С его точки зрения, исключенные фактически оказываются «человеческими отходами (отбросами)» («wasted life»), не нужными современному обществу. Это – длительное время безработные, мигранты, беженцы и т.п. Они являются неизбежным побочным продуктом экономического развития, а глобализация служит генератором «человеческих отходов». И в условиях глобализации, беспримерной поляризацией на «суперкласс» и «человеческие отходы», последние становятся «отходами навсегда» (это перекликается с вышеприведенным высказыванием Н. Моисеева: «Теперь отсталые страны «отстали навсегда»»).

Но особенно задуматься над «Новым миром» заставляют труды С. Жижека. В «Размышлениях в красном цвете» (явный намек на коммунистическую доктрину), Жижек демонстрирует фактически завершенный раскол мира на два полюса: «новый глобальный класс» — замкнутый круг «включенных», успешных, богатых, всемогущих, создающих «собственный жизненный мир для решения своей герменевтической проблемы» (с.6) и – большинство «исключенных», не имеющих никаких шансов «подняться» до этих новых «глобальных граждан».
При этом оба мира неразрывно связаны между собой. Точно так же, как «пороки» капиталистических отношений с их «достоинствами»: «Парадокс капитализма заключается в том, что невозможно выплеснуть грязную воду финансовых спекуляций и при этом сохранить здорового ребенка реальной экономики: грязная вода на самом деле составляет «кровеносную систему» здорового ребенка» (с.19). Поэтому (и не только) — «даже во время разрушительного кризиса никакой альтернативы капитализму нет» (с.21).

В результате автором предлагается «расширенное понятие кризиса как глобального апокалиптического тупика, в который мы зашли» (с.8).
Либеральная, неолиберальная идеология (и практика, реальность!) оказывается столь же утопической, сколь утопическими были многочисленные разновидности социалистической (коммунистической) идеологии. «Обе хуже!».

Жижек прекрасно это понимает, как предвидит и попытку представителей глобальных граждан пытаться обосновать капитализм «с человеческим лицом». «Следовательно, пользуясь старомодной марксистской терминологией, главная задача правящей идеологии в нынешнем глобальном кризисе состоит в том, чтобы навязать нарратив, который будет возлагать вину за него не на глобальную капиталистическую систему как таковую, а на ее второстепенные случайные отклонения (слишком слабое правовое регулирование, коррупция крупных финансовых институтов и т.д.). Во времена реального социализма просоциалистические идеологи пытались спасти идею социализма, говоря, что провал «народных демократий» означает провал неподлинной версии социализма, так что социализм нуждается в радикальной реформе, а не в отказе от него. Забавно, что (зачастую те же самые) идеологи, которые высмеивали эту критическую защиту социализма, как иллюзию и настаивали на том, что нужно винить саму идею, теперь обращаются к той же самой линии защиты: банкротство потерпел не капитализм как таковой, а его искаженная реализация…» (с.26).
Не в бровь, а в глаз! Оба хуже!

Итак, с капитализмом все ясно… Как было все ясно с социализмом… Как мне ясно с Россией …
Остается последний вопрос: что движет автором этих строк: ненахождение в мире «новых глобальных граждан» и невозможность в него попасть? Или престарелый возраст, когда мизантропия обусловлена приближающимся Концом? Или взгляд на Мир и Социум без иллюзий? Ответ выбирать читателям…
09.07.2011
15 комментариев
Мда.... а все так хорошо начиналось
И.В.Сталин на вопрос: «Какой уклон: „правый“ или „левый“ опаснее?» ответил: «Тот, против которого не борются». И оказался прав, как и с тезисом о нарастании классовой борьбы с построением коммунистического общества. В результате в России имеем олигархический капитализм со всеми его «прелестями», в том числе «включенными» и «исключенными» представителями населения.
Извините, а как мы назовем прослойку между "исключенными" и " включенными"?
Границы между «включенными» и «исключенными», как любые границы между понятиями, категориями, культурами, классами и т.д — условны, расплывчаты, «текучи». Так что можете назвать прослойку по своему усмотрению. Для меня ТЕОРЕТИЧЕСКИ важно наличие и различие «включенных» и «исключенных». Очевидно, для каждой страны есть свои критерии. Вообще это проблема, сейчас вырвавшаяся наружу в Европе и США, требует тщательно эмпирического исследования. Нам пока далеко до этого.
Видите ли, уважаемый Анатолий Витальевич, боюсь, что нам не понять друг друга. Для меня Сталин — преступник, серийный убийца. Впрочем, как и многие его соратники-наследники-последователи. Это не значит, что я в восторге от наших олигархов, но наследники КГБ намного хуже. И «олигархический капитализм» (который мне тоже не нравится) мы имеем, в значительно степени, благодаря все тем же наследникам-последователям…
"После моей смерти на мою могилу потомки нанесут большую кучу мусора, но ветер истории его развеет." И.Сталин?
Мое мнение- один способ "спасения"- смена менталитета.
Как это делать будем??..
Изменить менталитет "великовозрастным" людям в условиях современного мира практически не реально.Смена менталитета должна происходить в массовом порядке и в раннем возрасте...ибо дети подобны " пластилину". Среднее образование в РФ обязательно для ВСЕХ...!!!.. поэтому менять менталитет, по моему мнению, возможно в ГОУ СОШ, где можно массово общаться как с родителями , так и с детьми .Я считаю нужно "внедряться" в ГОУ СОШ с новыми дисциплинами...,специально разработанные под "смену менталитета" освящающих право , закон, иные важные моменты, которые будут преподавать специально подготовленные квалифицированные педагоги (юристы). Вопрос один - составление программы "внедрения". Что скажете, Уважаемый Яков Ильич???
Спасибо за доверие, но я, к сожалению, слишком занят на трех работах и бесконечных командировках, чтобы браться за это неведомое мне дело.
Взаимно Уважаемый Яков Ильич! Мое дело - предложить , Ваше право отказать....
Уважаемый Яков Ильич, уважаемые коллеги! Не браните меня, темного, но при чем туту капиатлизм и "исключенные", что "исключенных" не было в Царстве Израильском или в Древнем Египте. Да хватало, уверен.
Люди порочны? Поростите бред. Люди придумали себе моральные ярлыки, все, как всегда не хватило, кому не зватило (большинству) - тот и стал порочным. Мера участия возросла, эмансипация, знаете ли. Вот наши исключенные и стали чаще попадаться на глаза (в крим статистику т.е) Раньше бы их просто выдрали кнутом и отпустили на все четыре, а сегодня, как же давайте посчитаем, исследуем, бумагу переведем, рекомендаций напишем, не то криминологических, не то политологических, не то педагогических, не то ещё каких.
Вот такое ощущение возникло.Такая "Утренняя заря илди критика моральных предрассудков" - С уважением Михаил Мирошкин
Уважаемый М. Мирошкин!
Понятие включенные/исключенные (included/excluded) появилось в науке только в 70-80-е годы минувшего века. Это понятие отражают ОБЪЕКТИВНЫЙ процесс «исключения» (exclusion), который наблюдается ТОЛЬКО со второй половины ХХ века и усугубился процессом глобализации с конца ХХ века. «Исключенные» — это совсем не те бродяги, нищие, парии, неприкасаемые и т.п., которые были на протяжении всей человеческой истории. Исключенными, например, ОБЪЕКТИВНО оказываются жители российских деревень, малых городов, которые исключены из реальной АКТИВНОЙ экономической, политической, социальной, культурной жизни de facto (!), вопреки своей воле, вопреки своему желанию, вопреки принципу равенства всех перед законом и т.п. Аналогичные процессы наблюдаются (а) во всех странах и (б) между странами. Исключенность России в ЭТОМ смысле не вызывает сомнений. Современные труды по этой проблеме — работы Никласа Лумана, Зигмунта Баумана, Славой Жижека (есть переводы на русский язык всех этих авторов), а также англоязычные, не переведенные работы криминолога Джоя Янга и др. Много на эту тему опубликовано и работ Вашего покорного слуги. Специальный симпозиум на тему inclusion/exclusion прошел несколько лет тому назад в Хельсинки. Мне довелось принять в нем участие с одним из двух основных докладов.
С уважением Я. Гилинский
Притча о пяти гусеницах и бабочке
Находясь на пороге собственного метаморфоза, гусеницы впервые увидели бабочку.
Гусеница-ортодоксальный консерватор фыркнула: «Это незаконно и аморально. Надо арестовать эту безответственную особу и посадить ее в клетку. Пусть ползает по земле, как все мы».
Гусеница-технолог тяжело вздохнула и с горечью проронила: «Мне никогда не стать одной из них».
Гусеница-прогрессивный либерал риторически воскликнула: «Как смеет это легкомысленное создание свободно летать, когда у бабочек в Бангладеш нет цветных телевизоров, а бабочки Эфиопии голодают?»
Гусеница-буддистка высокомерно протянула «ОМ» и отрешенно заметила: «Чтобы летать, мне не нужны крылья. Стоит мне сесть в позу лотоса, и я улечу в астрал».
А гусеница-христианка перекрестилась и укоризненно пробормотала: «Если бы Господу было угодно, чтобы гусеницы летали, он дал бы нам крылья».
Т. Лири, «Нейрополитика».
Путешествие самопознания обычно показывает, что все наши убеждения — это фильтры, ограничивающие более глубокое понимание. Как сказал доктор медицинских и философских наук нейропсихолог Роджер Уолш, сознаем мы это или не осознаем, все мы движемся к выходу из туннеля убеждений и веры. Но остается вопрос, насколько реален этот мир.
Добро пожаловать в реальный мир?

С уважением ко всем, А.З. Рыбак
Сентябрьские и октябрьские 2011 г. массовые, многотысячные протестные акции «негодующих» («indignados») в Лондоне («Захвати Лондонскую биржу!»), Нью-Йорке («Захвати Уолл-стрит!»), Лиссабоне, Риме, Женеве, Париже, Цюрихе, Мехико, Сиднее, Токио, Афинах, Брюсселе — лишний раз подтверждают сомнения в «правильности» современных капиталистических отношений.
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий