СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВОПРОСОВ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ РФ

03.08.12 вступил в силу Федеральный закон «О ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г.»
На протяжении предшествующих 18 лет велись жаркие споры о перспективах нашей промышленности после вхождения в эту организацию. Высказывались опасения, что после присоединения России к ВТО и вступления в силу 23 тысяч условий и ограничений, предусмотренных протоколом, инвестиции в российское производство потеряют смысл. При этом тысячи предприятий сокращали свои инвестиционные программы, проводили увольнения, останавливали производство.
Как же изменилась экономика России за прошедший год?
Еще в апреле 2013 года высказывалась надежда, что за счет роста инвестиций государства и частного сектора в повышение производительности труда и конкурентоспособности несырьевой промышленности, в науку и технологии Россия догонит развитые страны по уровню и качеству жизни.
Однако, спустя полгода Минэкономразвития РФ ухудшило прогноз как социально-экономического, так и инвестиционного развития России в связи с тем, что в ближайшие 17 лет нам не удастся преодолеть неразвитость инфраструктуры, устаревающее оборудование, неблагоприятный бизнес-климат, недостаток квалифицированных кадров. Эксперты еще более консервативны в оценке перспектив экономики.
Одним из факторов, способных повлиять на развитие экономики является стимулирование изобретательской деятельности. Проанализируем же качество уголовно-правовой охраны изобретательских и патентных прав.
Прежде всего, вызывает крайнее недоумение тот факт, что ответственность за нарушение указанных прав отнесена к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина.
Изобретения оказывают существенное влияние на модернизацию экономики, а нарушение изобретательских и патентных прав существенно снижает заинтересованность соответствующих специалистов в разработке новых решений, порождает безынициативность и апатию. В этой связи представляется, что данные преступления направлены главным образом против экономики и должны быть отнесены к преступлениям в сфере экономической деятельности. Исключение может составлять лишь присвоение авторства, которое целесообразно отнести к нарушению авторских и смежных прав, признав составной частью статьи 146 УК РФ.
В настоящее время нарушение изобретательских и патентных прав признается уголовно наказуемым только в том случае, если эти деяния причинили крупный ущерб. При этом понятие крупного ущерба до настоящего времени официально не определено. Пленум Верховного Суда РФ в п. 24 своего постановления от 26.04.07 № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» попытался восполнить данный пробел, указав, что при установлении размера ущерба суды должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела. Однако подобная трактовка предоставляет судьям неограниченные возможности для субъективного подхода, что порождает коррупциогенность правоприменительной практики.
Вызывает недоумение, что отсутствие ущерба не влечет уголовной ответственности. В этой связи уместно упомянуть, что в соответствии с Уголовным кодексом ФРГ цель причинения ущерба по аналогичным преступлениям играет роль лишь квалифицирующего признака, но не криминализирует сами действия.
Так, в соответствии с § 203 УК ФРГ уголовной ответственности подлежит лицо, незаконно раскрывающее производственную тайну, независимо от размера причиненного ущерба. Если же лицо действует с намерением нанести вред другому лицу, то это является отягчающим обстоятельством. В соответствии с ч.2 § 201 УК ФРГ незаконное разглашение конфиденциальной информации влечет уголовную ответственность только в том случае, если доведенная до сведения общественности конфиденциальная информация может нанести вред законным интересам другого лица. Стоит обратить внимание на то, что причинения реального ущерба в данном случае не требуется, важно лишь намерение или возможность его причинить.
Использование же такого квалифицирующего признака как «причинение крупного ущерба» в качестве необходимого условия для привлечения к уголовной ответственности за нарушение изобретательских и патентных прав вызывает массу сомнений, поскольку методика исчисления такого ущерба совершенно не разработана. Для реализации данного условия необходимо иметь четкое представление о величине причитающегося изобретателю гонорара, которая неопределима до заключения лицензионного договора. Однако, если такой договор заключен, то изобретение уже запатентовано и ни о каком разглашении формулы изобретения речи уже идти не может.
Если же законодатель все-таки испытывает необоримое желание определять размер преступного посягательства, то более правильным представляется использование термина «совершение в крупном размере», а не «причинение крупного ущерба». В таком случае представляется, что причинение ущерба в особо крупном размере также незаслуженно обойдено вниманием законодателя. При этом размер преступления должен являться производной от размера годового экономического эффекта.
В качестве уголовно наказуемых нарушений закон предусматривает:
1) незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца;
2) разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения до официальной публикации сведений о них;
3) принуждение к соавторству.
Данные деликты перекликаются с другими правонарушениями в сфере экономики. Так, незаконное использование изобретения аналогично незаконному использованию сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, предусмотренное статья 183 УК РФ, а также причинению имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, предусмотренное статьей 165 УК РФ. Разглашение сущности изобретения сопоставимо с разглашением сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, а принуждение к соавторству — принуждению к совершению сделки или к отказу от ее совершения, предусмотренному статьей 179 УК РФ, или вымогательству, предусмотренному статьей 163 УК РФ.
Для сравнения имеет смысл вновь обратиться к Уголовному кодексу Германии. Так, разглашение и использование производственной тайны ставится в один ряд с разглашением коммерческой тайны, а принуждение к соавторству – с принуждением к совершению любой другой сделки или вымогательством (если такое принуждение преследует цель собственного противоправного обогащения или обогащения третьего лица).
В этой связи вызывает недоумение дисбаланс, наблюдающийся в санкциях за аналогичные преступления. Так, если организованная группа принуждает кого-либо к совершению сделки, это признается тяжким преступлением и наказывается исключительно лишением свободы; а если к соавторству, то преступлением средней тяжести (при этом наказание может быть и вовсе не связано с лишением свободы).
Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую тайну, причинившее крупный ущерб, признается преступлением средней тяжести, а разглашение или использование сущности изобретения – преступлением небольшой тяжести.
По непонятным причинам обойдены вниманием законодателя такие нарушения изобретательских и патентных прав как собирание сведений, составляющих формулу изобретения, путем похищения документов, подкупа или угроз.
Подводя итог сказанному, приходится признать, что качество государственно-правового регулирования в сфере уголовно-правовой охраны изобретательских и патентных прав не соответствует требованиям времени.
В этой связи представляется целесообразным:
1) Признать нарушение изобретательских и патентных прав преступлениями в сфере экономической деятельности;
2) установить уголовную ответственность за:
— нарушение изобретательских и патентных прав вне зависимости от размера причиненного ущерба;
— нарушение изобретательских и патентных прав в крупном и особо крупном размерах;
— собирание сведений, составляющих формулу изобретения, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом;
3) законодательно определить крупный и особо крупный размер данных правонарушений;
4) устранить дисбаланс в размере наказания между нарушением изобретательских и патентных прав, с одной стороны, и аналогичными составами, предусмотренными другими статьями Уголовного кодекса РФ.

Материал подготовлен для V российско-германского круглого стола
«Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт»
(в формате интернет-конференции) (г. Москва, ФГБОУ ВПО «МГЮА», 19 ноября 2013 г.).
0 комментариев
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий
Orgy
Orgy
Threesome
Threesome
Anal
Creampie
Creampie
Threesome
Orgy
Threesome
Creampie