ЯКОВ ГИЛИНСКИЙ - БЕССТРАШНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

16 июня исполняется 80 лет моему учителю и научному руководителю – доктору юридических наук, профессору Якову Ильичу Гилинскому.
Я знаю Якова Ильича как бесстрашного человека. В самые тяжёлые времена советской власти он не боялся говорить правду, проводил рискованные научные исследования, результаты часто запрещали публиковать или публиковали под грифом «для служебного пользования».
Гилинский всегда удивлял меня смелостью высказываний. Кажется, он никогда и ничего не боялся. Но сейчас он испытывает страх. В недавнем разговоре Яков Ильич посетовал: «сегодня мы вернулись к тому, с чего начиналось: опять цензура, опять не всё можно говорить, опять не всё можно писать, не обо всём. Я и вам скажу не всё, что я думаю. Я боюсь! И самое страшное, что я вынужден бояться. Не так даже страшно, что я боюсь, как страшно то, что я и мне подобные вынуждены бояться говорить что-либо. Все боятся!..»



Я познакомился с Яков Ильичём Гилинским, когда работал в НИИ комплексных социальных исследований Ленинградского университета. Он там работал ранее, а на момент знакомства преподавал в Высшей профсоюзной школе культуры.
В студенческие годы под руководством Я.И.Гилинского я занимался изучением девиантного поведения: мы проводили опросы в школах, на производстве, в местах заключения, в неформальных молодёжных объединениях.
Недавно Яков Ильич Гилинский подарил мне 3-е издание своей монографии «Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». На 175 странице книги он упоминает и меня как исследователя девиантного поведения.

Когда я попал в автокатастрофу, Яков Ильич приехал ко мне в больницу, и мы с ним долго беседовали. Содержание нашего разговора я включил в свой первый роман-исследование «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак», который стал для меня «кандидатской диссертацией».

Меня всегда удивляла и восхищала энергичность Якова Ильича, его научная и профессиональная плодотворность, его бескомпромиссность и принципиальность.
На вопрос «как дела?» он отвечает: «Плохо. Но будет ещё хуже!» И шутливо добавляет: «Оптимисты надоели, видят свет в конце тоннеля. Отвечаю на вопрос: это встречный паровоз!»



Взгляды Я.И.Гилинского всегда отличались оригинальностью и потому вызывали споры. Сама личность Гилинского могла бы служить объектом социально-психологического исследования.
Себя Яков Ильич называет профессионалом, которого «всё время куда-то заносит». В СССР он изучал такие «чуждые советскому народу» явления как самоубийства, проституция, пьянство. В современной России выступает за легализацию наркотиков, оспаривает «полезность» смертной казни, считает нормальным явлением нетрадиционную половую ориентацию.

Яков Ильич говорит, что в его жизни многое было случайным. Но лично я не вижу случайностей в его судьбе – она результат его характера, его энергичности и бескомпромиссности.
По моему мнению, Яков Ильич счастливый человек, и он против этого не возражает.

Недавно Яков Ильич подарил мне свою новую книгу «Я в мире и мир во мне: незаконченные мемуары». Позволю себе привести некоторые биографические сведения из этой книги.
Детство Яша Гилинский провёл в блокадном Ленинграде, учился в 272 школе. Был идейным пионером, потом комсомольцем, капитаном тимуровской команды. Ещё в 10 классе прочитал учебник уголовного права. А в дневнике в 8-9 классе записал: «Как товарищ Сталин, такой гениальный, не понимает, что каждодневное круглосуточное восхваление его портит отношение к нему?..»
После школы Яков выбирал между философским и юридическим факультетами. Однако с фамилией «Гилинский» соваться в ЛГУ им.А.А.Жданова было бессмысленно: «мало то, что еврей, а ещё выдаёт себя за русского». Объяснять, кому-то, что не совсем еврей, и скорее даже – не еврей было глупо и неэффективно.
Поступил учиться на географический факультет, в 1954 году Якова Гилинского приняли в Юридический институт, а потом перевели на юрфак ЛГУ. Закончил учёбу на юрфаке за три года, получив диплом с отличием.
После окончания ЛГУ, работал адвокатом, вёл дела подследственные КГБ. Потом увлёкся научной деятельностью. В 1967 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1969 году перешёл работать старшим научным сотрудником в НИИ комплексных социальных исследований при ЛГУ. За годы работы в НИИКСИ исследовал самоубийства, пьянство, правонарушения. Вместе со своей женой Наташей проводил исследования и опросы даже в медвытрезвителе.
Первые научные публикации Гилинского появились уже в 1966 году. В 1986 году он защитил докторскую диссертацию. Участвовал в многочисленных международных конференциях как в России, так и за рубежом.



В годы перестройки Я.И.Гилинский содействовал созданию Фонда «Ночлежка» для бездомных, помогал легализовать Фонд им.П.И.Чайковского, ходил на собрания общества наркоманов «Возрождение», встречался с членами американской организации «анонимные алкоголики», был членом Транснациональной Радикальной партии.

Сегодня Яков Ильич Гилинский признанный учёный с мировым именем. У него 530 научных публикаций, и свыше 130 работ на иностранных языках.
Я.И. Гилинский – действительный член Академии гуманитарных наук (с 1994 г.), Нью-Йоркской Академии наук (с 1994 г.), Международной Социологической Ассоциации, Европейского союза криминологов.

Уже свыше 30 лет Яков Ильич работает деканом юридического факультета Балтийского института экологии, политики, права. В Российском педагогическом университете имени Герцена руководит кафедрой уголовного права. Он также профессор кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права в Санкт-Петербургском юридическом институте (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ.



В своей последней книге «Девиантология» профессор Гилинский Я.И. пишет: «То, что в одной стране – преступление, в другой – не признаётся таковым. То, что преступным было вчера, не преступно сегодня, и наоборот».

Яков Гилинский считает: «Все мы преступники не потому, что есть пьянство, наркотизм, проституция. А потому, что такой уголовный закон!»



Теоретически каждого человека (при желании) можно посадить. Каждый человек в своей жизни совершал уголовное преступление, пусть даже не предусматривающее лишение свободы.
Ну кто из нас не делал подарков врачу или учителю, которые могут быть расценены как дача взятки?!

Те, кто пишут уголовный закон, «делают» всех нас преступниками!
Государству выгодно держать всех под страхом наказания. Компромат есть на всех!

Я.И.Гилинский убеждён, что смертная казнь является показателем нецивилизованности общества. Поэтому США нельзя назвать полностью цивилизованной страной, пока в некоторых штатах будет сохраняться смертная казнь.
Многие считают, что иначе как применением смертной казни, с преступностью не справиться. Но это не так. Накоплен огромный материал, доказывающий, что смертная казнь не уменьшает, а увеличивает количество совершаемых убийств. В результате применения смертной казни общество ожесточается, и люди считают допустимым совершать убийства.

Подлинным бичом России является коррупция. Это системная болезнь, и потому бороться нужно не только с отдельными взяточниками, а лечить всю систему. Когда коррумпирована вся страна, сам по себе рост заработной платы полицейских приводит только к увеличению суммы взятки. Но чтобы справиться с коррупцией, нужны не призывы, нужна политическая воля.


По мнению Якова Ильича, жесточайшая антинаркотическая политика в России даёт обратный эффект. В то время как антинаркотическая служба рапортует об изъятии больших партий героина, одновременно возрастает употребление синтетических наркотиков, которые гораздо опаснее.
Употребление наркотиков, алкоголя (это так называемые «преступления без жертв») не должны считаться преступлением. Больных алкоголизмом и наркоманией нужно прежде всего лечить. И бороться не только с последствиями, а прежде всего устранять саму причину употребления наркотических веществ!

Потребление наркотизирующих веществ существует всю историю человечества. Если за длительную историю человечества употребление наркотиков не исчезло, значит, по всей видимости, оно выполняет определённую функцию. Видимо, есть потребность в изменённых состояниях сознания, причём у всех живых существ, в том числе у кошек и собак.

Меня очень удивило, что Яков Ильич заботливо относится к тем собакам и кошкам, что живут на улице, он их регулярно подкармливает.
Отношение к животным во многом может служить оценкой личности человека. Так по результатам опроса 135 человек, обвиняемых в убийствах с отягчающими обстоятельствами в институте судебной психиатрии им. Сербского, выяснилось, что 118 из них (87,4%) с детства истязали животных.

Многочисленные психологические эксперименты доказывают, что при определённых условиях каждый человек может стать злодеем и преступником. Знаменитый эксперимент «Стэнфордская тюрьма», проведённый в 1971 году американским психологом Филиппом Зимбардо, доказал, что жёсткие социальные роли заключённых и тюремщиков могут превратить совершенно нормальных людей в садистов и палачей.

Я.И.Гилинский считает, что девиантное (отклоняющееся) поведение может иметь для общества как негативное, так и позитивное значение. Позитивное служит средством развития системы – это социальное творчество. Негативное (преступность, терроризм, коррупция и др.)– дезорганизует систему, способствует её разрушению. Есть симметрия в отклонениях: когда количеству позитивных отклонений соответствует количество негативных отклонений.

В массовом сознании девиантность связана с негативными явлениями. Однако нет ни одного поведенческого акта, который был бы «девиантен» сам по себе, по своему содержанию, независимо от социального контекста. То, что нормально для одного общества или субкультуры, ненормально для других.
Например, «преступное» у нас употребление наркотиков, в Нидерландах не считается преступлением. Законное у нас употребление алкоголя незаконно в некоторых странах мусульманского мира.

Отклоняющееся поведение условно и противоречиво. То, что одни называют терроризмом, другие называют борьбой за самоопределение. Часто оказывается, что признанный террорист затем признаётся главой государства.

Согласно всем прежним теориям, в условиях экономического кризиса преступность должна расти. А она реально снижается, причём почти во всех странах. В чём же причина?
Или, может быть, преступность уходит в «тень»?
Я.И.Гилинский в докладе «Мировые тенденции преступности: объяснение, социальная реакция» объяснил причины снижения преступности.



Уровень преступности, наркомании и самоубийств является показателем дезорганизации общественного организма. В то же время уровень преступности есть проявление функционального оптимума той или иной социальной системы. В так называемом «свободном обществе» этот уровень высок и соответствует уровню свободы. В тоталитарном обществе уровень преступности низок.

Уровень негативного девиантного поведения коррелирует с уровнем позитивного. Чем больше простора для социальной активности, тем меньше различных форм так называемого «ухода» (в пьянство, наркоманию, в самоубийства).

Дезорганизация общественного организма, выражающаяся в преступности, не есть проявление нестабильности, а скорее цикличности социума, когда время нестабильности (перемен) всего лишь переход к новой устойчивости.
Но сама по себе стабильность (за которую так ратуют некоторые политики) есть смерть общественного организма. Вне динамики нет развития!

14 ноября 2013 года на кафедре уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского педагогического университета имени Герцена состоялся круглый стол «Девиантология: вчера, сегодня, завтра». В обсуждении проблем наркомании, проституции, преступности, алкоголизма, киберпреступности принимали участие учёные и специалисты из различных исследовательских центров и университетов страны.



Преступность, наркомания, самоубийства это такое же нормальное проявление функционирования социальной системы, как и наводнения в природе.
Таким образом, девиантное (отклоняющееся) поведение не является аномалией. Это скорее оборотная сторона жизни, тень легальных процессов.
Девиантное поведение есть проявление естественных флуктуаций, цикличности природных процессов.

Постепенно норма воспринимается как девиация, а девиация как норма. Отклонение может стать нормой, а норма отклонением. То, что было девиантным вчера, становится нормой сегодня.
Существует даже мода на девиантов. Отклонение и протест используется в качестве новой моды.
Но распространённость девиации ещё не является основанием для признания её нормой.

Самое сложное – проблема социального контроля. Действующая система наказаний не эффективна с точки зрения профилактики и предупреждения преступлений.

Преступность – не сама болезнь, а показатель более глубоких социальных недугов. Сегодня преступность, согласно статистике, повсеместно снижается. В чём причина этого, объяснить не может никто. Одни видят в этом манипуляцию с цифрами, другие указывают на уход людей в виртуальное пространство (Интернет), третьи видят причину в увеличении видеокамер слежения и служб безопасности. Некоторые указывают на «химический след» в снижении преступности. Кто-то во всём винит Солнце.

С 3600 года до н.э. по настоящее время на Земле было всего 300 мирных лет, свыше 15 тысяч войн унесло около 3,5 млрд. человеческих жизней. Только за 80 лет ХХ века в мире произошло 154 войны, стоивших человечеству свыше 100 млн. жизней.
За 87 лет минувшего столетия помимо 39 млн. жертв межнациональных и гражданских войн, около 151 млн.человек было уничтожено собственными правительствами. По оценке N.Kressel, лидеры стран («спонсоры убийств»), принесли в жертву человеческие жизни:
СССР (1917-1987) – 61,9 млн.человек, Китай (1928-1987) – 45,2 млн.человек; Германия (1934-1945) – 20,9 млн.человек; Япония (1936-1945) – 5,8 млн.человек, Камбоджа (1975-1978) – свыше 2 млн.человек

Профессор Я.И.Гилинский считает, что для объяснения абсурдного мира нужна «абсурдная» теория. Мир становится всё более неустойчивым. Надо избавиться от иллюзии, будто возможно всё контролировать. Постепенно приходит понимание, что «человечество уже исчерпало тот потенциал своего развития, который оно получило при завершении предыдущего этапа антропогенеза… Возможности порядка, существовавшего тысячелетия уже исчерпаны».



Основатель новой науки девиантологии Я.И.Гилинский полагает:
Девиантология – это наука, изучающая социальные девиации (девиантность) и реакцию общества на них (социальный контроль). В широком смысле, это наука о тех отклонениях, которые являлись необходимым условием развития. В перспективе девиантология может стать более общей теорией девиаций в природе и обществе (на физическом, биологическом, социальном уровнях организации мироздания).

Девиации присущи всем уровням и формам организации мироздания. Существование каждой системы (физической, биологической, социальной) есть динамическое состояние, единство процессов сохранения и изменения.

Девиации служат механизмом изменчивости, а следовательно, существования и развития каждой системы. Без девиаций «ничего никогда породить не могла бы природа», а «порождения» природы не могут без девиации изменяться (развиваться). Отсутствие девиаций системы означает её не-существование, гибель.

В одной из последних своих статей «Запрет как криминогенный фактор» Я.И.Гилинский утверждает: «Запрет часто служит значительным криминогенным (девиантогенным) фактором, порождает многочисленные «теневые» последствия, расширяя поле коррупции, деятельности организованной и экономической преступности…»

В результате Россия сегодня занимает в мире:
– первое место по душевому потреблению алкоголя;
– второе место по уровню самоубийств (после Литвы);
– третье место по уровню убийств (после Колумбии и ЮАР);
– один из самых высоких в мире уровень смертности (опередив лишь Восточную и Центральную Африку);
– 147 место в мире по продолжительности жизни.

Яков Ильич считает, что «наше «правосудие», наши «правоохранительные» органы ниже всякой критики». Гилинский подписал письма в защиту Pussy Riot (как юрист, он утверждал, что в их действиях НЕТ состава преступления, предусмотренного ст.213 УК РФ), выступал в защиту Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, в защиту Greenpeace (поскольку НЕТ в их действиях ни «пиратства», ни хулиганства), в защиту РАН.



Я тоже считаю, что нынешние политики завели человечество в тупик. И они вряд ли смогут кардинально изменить ситуацию, потому что сознание политиков находится в плену губительных стереотипов: «хочешь мира – готовься к войне», «цель оправдывает средства», «для победы все средства хороши», «кто сильнее, тот и прав», «разделяй и властвуй».

В интервью Б.З.Докторову (опубликовано в журнале «Телескоп» 2014 – 03 (105) Яков Гилинский сказал:
«Трагедия России не в криминализации (это лишь – следствие), а в полном разрушении и выворачивании наизнанку всех институтов и сфер деятельности – медицины, образования, науки, армии, полиции, промышленности (кроме «трубы»), сельского хозяйства, и далее – везде. С моей, реалистической, точки зрения, Россия давно миновала точку возврата и отстала навсегда… Сколь кровавыми или бескровными будут попытки изменить катастрофическую ситуацию – покажет будущее».

«… правящая верхушка под руководством выходцев из КГБ-ФСБ, ограбившая всю страну полностью и окончательно, будет держаться «до последнего патрона», защищая награбленное и собственную свободу, личную безопасность. Народ рад «сильной руке», остатки либерастов и дерьмократов либо своевременно уехали (и это – правильно!), либо привычно терпят происходящее, держа фигу в кармане (моя личная фига – всё то, что я пока ещё рискую говорить и публиковать…).
Ты скажешь, – а как же массовые протесты, выходы на площади, выступления «оппозиции»?!
Да, конечно, XXI век не совсем XVI-й (условно говоря). И современная диктатура не совсем ещё сталинская. Но суть-то остаётся! Диктатура всегда диктатура, и народ вполне привычно безмолвствует. И некоторые отдельные изолированные бунтари (пардон, – революционеры, оппозиционеры) имеют место быть. И курбские из-за границы кулаком машут… Ничем не закончившиеся и ничего не изменившие выходы на площади показали оппозиционерам и власти, что status quo пока непоколебим. Это не исключает самых неожиданных изменений (экономический крах, дворцовый переворот, развал страны, «маленькая победоносная война» и т. д., и т. п., и проч.). Но, боюсь, российская тысячелетняя данность – безграничная власть наверху и покорное большинство внизу – сохранится… Ибо в стране развалено всё и преодолеть это практически невозможно с той базой и с тем народонаселением, кои имеют место быть…»



P.S. Я горжусь тем, что Яков Ильич Гилинский был и остаётся моим научным руководителем. Поздравляю его с 80-летием, и хочу пожелать ему написать ещё не одну монографию.

А Вы согласны с тем, что СТРАХ ВОЗВРАЩАЕТСЯ?
© Николай Кофырин – Новая Русская Литература — nikolaykofyrin.ru