Проблемы законотворчества и правоприменения в обществе постмодерна


Уважаемые коллеги! Статья спорная. Скоро будет опубликована. Пока висит на одном из сайтов.

Выношу на ваш суд. 

 

Гилинский Я.И.

 

Проблемы законотворчества и правоприменения в обществе постмодерна

 

                                                          Мир находится в преддверии новой эпохи,

                                                    отрицающей традиционную экономику.

          В. Иноземцев

 

Мир находится в новой эпохе, отрицающей традиционное право. Так мне представляется. Обсудим эту проблему.

Экономисты (прежде всего), социологи, философы, психологи (отчасти) с конца минувшего столетия все увереннее говорят о переходе человечества в некую новую, неведомую эпоху.  Вспомним Ф. Фукуяму с его «концом истории». Постепенно выработалось представление о постмодерне, как новой эпохе, новой цивилизации, пришедшей на смену Новому миру или обществу модерна.

Привычные представления о достоинствах либеральной модели экономики, господстве Права, традиционных войнах сменяются знаниями о катастрофическом экономическом неравенстве[1] и разделении всех стран, человечества и населения каждой страны на включенных и исключенных[2],  об избирательном правоприменении, о «кризисе наказания», о «гибридных» войнах...

Общество постмодерна, нравится оно нам или нет, вступило в свои права и требует понимания его особенностей и умения «приспосабливаться» к ним. А трудности такого понимания и приспособления приводят к «шизофренизации» сознания. Ф. Джеймисон, один из теоре­тиков постмодерна, пишет: «Психическая жизнь становится хаотичной и судорожной, подвер­женной внезапным перепадам настроения, не­сколько напоминающим шизофреническую расщепленность»[3].  

Право в обществе постмодерна (постсовременном обществе) исследуется в трудах известного теоретика права И.Л. Честнова[4]. «Постмодерн выступает, прежде всего, рефлексией, критической позицией относительно эпохи модерна и показывает, что индустриальное общество достигло пределов своего развития и дальнейшее экспоненциальное его развитие невозможно – оно неизбежно приведет к глобальной катастрофе. Постмодерн ставит под сомнение такое исходное основание эпохи модерна, как вера во всемогущество человеческого разума, в его возможность познать абсолютную истину и на этой основе преобразовать весь мир»[5]. Критицизм постмодерна распространяется и на представления о праве, демократии, привычном правопонимании. Главные проявления постмодернизма — релятивизм как взгляд на мир, отказ от истины, новое представление о социальной реальности[6].

Порассуждаем на эту тему в связи с некоторыми характеристиками общества постмодерна.

Глобализация и фрагментаризация. С одной стороны, глобализация экономики, финансовых потоков, технологий, а также… преступности (прежде всего, организованной – торговля наркотиками, людьми, оружием, человеческими органами, да и киберпреступности) должна привести к «глобализации» права, выработке общемировых основополагающих принципов и норм, обязательных для каждой страны, к глобализации деятельности правоохранительных органов (Interpol, Europol и т.п.). С другой стороны, фрагментаризация влечет образование многочисленных «фрагментов» каждого общества со своими представлениями о должном, обязательном и не очень… Фрагментаризация, наряду с постмодернистской релятивностью, приводят к размыванию границ между дозволенным и недозволенным, к фрагментаризации и множеству нормативных (правовых, моральных) «систем». Чем более фрагментарно общество, тем больше в нем нормативных субкультур (а, следовательно, и вариантов «отклонений»). И кто вправе судить, чьи нормы «правильнее» и что тогда есть «отклонения»? Бескомпромиссная «борьба» с наркотиками в России или кафе-шопы с марихуаной в Амстердаме, «Christiania» в Копенгагене? Административная ответственность за занятие проституцией, уголовная – за содержание «притонов разврата» в России или Red Light District («квартал красных фонарей») в том же Амстердаме? Доступность алкоголя во всех европейских странах или длительное тюремное заключение за бутылку водки в ОАЭ?

 О равенстве всех перед законом и независимости судов неприлично вспоминать во многих странах, включая Россию. О каком достижении «истины» по делу можно говорить в условиях постмодернистского релятивизма/агностицизма? История человечества и история науки приводят к отказу от возможности постижения «окончательной истины». Очевидна относительность любого знания (включая уголовно-правовое). Как известно, «есть много истин, нет Истины». Многократно подтверждается «принцип дополнительности» Н. Бора (например, негативные и позитивные проявления девиантности). В науке господствует полипарадигмальность. «Постмодернизм утверждает принципиальный отказ от теорий»[7]. «Сама «наука», будучи современницей Нового времени (модерна), сегодня, в эпоху постмодерна, себя исчерпала»[8]. Бессмысленна попытка «установления истины по делу» (уголовному, в частности). А тысячи, сотни тысяч невинно осужденных томятся в тюрьмах, проклиная «правосудие». При этом миллионы виновных в тяжких преступлениях наслаждаются свободой.

Может быть прав был крупнейший немецкий специалист в области уголовного права, автор многочисленных Комментариев к уголовному кодексу Германии профессор H.-H. Jescheck, выдвинув предложение об отмене уголовного права, как несовместимого с правами человека и гражданина?[9].

Право материализуется в законодательстве (оставим в стороне дискуссии о сущности Права, его нетождественности закону, «не всякий закон выражает дух права. Более того, мы все чувствуем, что в одном законе права меньше, а в другом больше»[10]). Оно конструируется законодателем, исполняется (реализуется) правоприменительными органами – от полиции до суда. Но каковы реальные конструкты – законы? Закон, запрещающий усыновлять российских детей гражданами США? Закон об уголовной ответственности за «оскорбление чувств верующих» (ст. 148 УК РФ)? А как быть с чувствами атеистов? Размножающиеся законы об уголовной ответственности за экстремизм? Хорошо бы точно знать, что это такое...

О правоприменении – и не только в России – лучше вообще помолчать.

И всегда ли государство реализует закон, право?  Иногда это «лучше» (надежнее) осуществляет… мафия. Интересны на эту тему рассуждения участников дискуссии «Государство и мафия»[11]. Вот некоторые отрывки из выступлений. «Если вы начнете следовать полностью всем требованиям закона, ваш бизнес фактически будет разрушен… Мы должны следовать законам и должны платить налоги, но взамен нам ничего не гарантируется – ни здравоохранение, ни образование. Это делает современное государство таким типом мафии, которая работает на обогащение немногих за счет всех. Вот эти три понятия -  государство, закон и мафия – на современном этапе очень сильно пересекаются». Можно напомнить о станице Кущевской, где много лет всем правила банда С. Цапка, об авторитете Винни-Пухе — мэре г. Владивостока, об ОПГ, орудующих в Екатеринбурге, Хабаровске, Гусь-Хрустальном, Ленинск-Кузнецке, Энгельсе, далее – везде...   Мафия и государство «пересекаются» не только в России. Хорошо известна роль итальянской (в первую очередь, сицилийской) мафии в «управлении» провинцией. «Институционализирована» и договорная с государством японская якудза. Об этом же свидетельствует и книга Балинта Мадьяра «Анатомия посткоммунистического мафиозного государства: На примере Венгрии». Оглянемся: может быть мафии сменили государство уже вокруг и рядом?...

Очевидно, что Право, Закон, Правосудие, какими они мыслились в Новое время, время модерна, исчерпали себя, так и не воплотившись полностью в действительность. Гитлеровские и ленинско-сталинские концлагеря, ГУЛАГ, Холокост, Освенцим развеяли иллюзии эпохи Просвещения и модерна.

И еще одна тема, выходящая за рамки постмодерна и имеющая всеобщее значение. Я давно (всегда!) был сторонником «тотального» детерминизма, считая «свободу воли» определенной фикцией. Любой поступок, любая мысль имеет определенную детерминацию – генетическую, историческую, социальную, семейную, экономическую, политическую, культуральную и т.д., и т.п., и проч. И вот эта проблема, имеющая прямое и решающее значение для права, законодательства и правоприменения, вновь озвучена и представляет огромный теоретический и практический интерес.

Обратимся к прямым длинным цитатам. «… Несочетаемость свободы и детерминированности физического мира… Мозг — это материальный объект. Состояния мозга детерминированы (определены) его предыдущими состояниями. Все предыдущие состояния определены еще более ранними состояниями и воздействиями внешнего мира. И так до бесконечности. Цепочка причин уходит далеко за пределы рождения. Таким образом, причины всех событий в вашей жизни лежат за пределами вашей жизни. Но как тогда можно нести ответственность за какие-либо действия? И кому тогда принадлежат решения, которые вы «якобы» принимаете? Если эти решения были предопределены задолго до вашего рождения, как вы можете нести за них ответственность?.. Мы по большому счету не отвечаем за совершенные поступки. Эта позиция называется твердым инкомпатибилизмом. Ее сторонники считают, что свобода воли и моральная ответственность не совместимы (incompantible) с детерминизмом, то есть с устройством мира, при котором причины с необходимостью определяют следствия. Что удивительно, эта позиция не ведет к необходимости радикальных перемен. Твердые инкомпатибилисты не считают моральную ответственность обоснованной, но они не призывают изменять законы и меры наказания». Как же так? А вот как: «Наказание имеет несколько функций. С одной стороны, это функция возмездия, с другой — функция защиты общества от новых преступлений. Даже если оснований для возмездия нет, то это вовсе не означает, что преступников не стоит изолировать и перевоспитывать. К тому же наказание человека, совершившего преступление, может служить хорошим примером для того, чтобы образумить других — тех, кто только помышляет о преступлениях. Таким образом, даже если свободы воли нет, оснований переделывать уголовный кодекс недостаточно — он выполняет как минимум превентивную функцию, предотвращает новые преступления[12]… Может, уголовный кодекс и не требует полного пересмотра, но вот одно стоит точно поменять — отношение к преступникам. С точки зрения твердых инкомпатибилистов, обида, гнев и прочие негативные эмоции в отношении к нарушителям порядка большей частью не оправданы. Источники преступлений лежат за пределами их контроля, поэтому они сами отчасти являются жертвами обстоятельств. К ним следует применять меры пресечения, но негативное отношение к ним не оправдано»[13].

Как эти рассуждения противоречат ненависти народной ко всем «иным», «чужим», «не нашим», как они противоречат любви народной (да и некоторых коллег) к всевозможным запретам, смертной казни, столетним срокам лишения свободы! И как противоречат эти ненависть и «любовь» постмодерну и вообще – здравому смыслу...

 

Что же делать? Я не могу дать обоснованные ответы на этот вопрос. Для начала необходимо:

·        Теоретически и эмпирически исследовать сложившуюся правовую реальность, отбросив предубеждения и иллюзии модерна.

·        Осуществлять постоянный мониторинг изменений правовой действительности.

·        Максимизировать взаимодействие государств, правоприменительных органов в законотворческой и правоприменительной деятельности, осознав, что изоляционизм в условиях глобального мира постмодерна губителен.

·        Обеспечить признание всеми государствами, юридическими и физическими лицами недопустимости применения какого-либо физического насилия (войн, смертной казни, телесных наказаний, криминального насилия), как угрожающего самому существованию человечества (возможность омницида), и реализацию этого принципа, швейцеровского принципа «Veneratio vitae»(«благоговение перед жизнью», любой жизнью, включая животных, птиц, насекомых). 

·        Обосновать программу «неравного права», обеспечивающего законодательные привилегии «исключенным» (бесплатные образование и медицина, освобождение от налогов и т.п.) при отсутствии льгот для «включенных», а может быть и наличие неких ограничений для сверхбогатых, включая повышенные налоги, обязательную благотворительность и т.п.

·        Минимизироватьуголовно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые запреты, подвергая правовой регламентации лишь то, без чего существование общества и его членов становится невозможным.

·        При безусловной отмене смертной казни, минимизировать применение лишения свободы, его сроки (максимум – 10 лет), оптимизировать условия отбытия наказания в виде лишения свободы. Максимально заменять лишение свободы иными мерами наказания (штрафные санкции, ограничение свободы, различные виды общественных работ).

Понимаю нереальность большинства выдвинутых положений, но и их необходимость для выживания людей, государств, человечества в мире постмодерна. Реализм должен, наконец, прийти на смену прекраснодушному оптимизму…

 

А, впрочем, все за нас решат Сингулярность и странный аттрактор[14]...

 

 




[1]Жижек С. О насилии. М: Европа, 2010; Жижек С. Размышления в красном цвете. М.: Европа, 2011; Штиглиц Дж. Цена неравенства. М.: Эксмо, 2015.


[2] Бородкин Ф. Социальные эксклюзии // Социологический журнал. 2000. №3/4, с.5-17; Погам С. Исключение: социальная инструментализация и результаты исследования // Журнал социологии и социальной антропологии. Т.II. Специальный выпуск: Современная французская социология, 1999. С. 140-156.; Lenoir R. Les exclus, un fran?ais sur dix. Paris, 1974; Crime and Social Exclusion / Eds. C. Finer, M. Nellis. Blackwell Publishers Ltd., 998; Young J. The Exclusive Society: Social Exclusion, Crime and Difference in Late Modernity. SAGE Publications, 1999.


[3] Цит. по: Андерсон П. Истоки постмодерна. М.: Территория буду­щего, 2011. С. 76.


[4]Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху постмодерна. СПб, 2002; Честнов И. Л. Постклассическая теория права. СПб: Алеф-Пресс, 2012.


[5]Честнов И. Л. Правопонимание... С. 3.


[6]Там же. С.11.


[7]Ядов В. А. Современная теоретическая социология. СПб., 2009. С. 20.


[8]Спиридонов Л. И. Избранные произведения. СПб., 2002. С. 25.


[9]Jescheck H.-H. Lehrbuch des Strafrechts. AlgemeinerTeil. 4 Aufl. Berlin: Duncker&Humblot, 1988. S. 3.


[10]Ходжаева Е. Extra Jus: Неправовой закон // Ведомости, 30.06.2016.


[11]Государство и мафия // The New Times, 20 июня 2016. С.36-41.


[12]Что весьма сомнительно с криминологической точки зрения – Я.Г.


[13]  Свобода в опасности. Беседа с Дмитрием Волковым // Сноб, 13 июля 2016.


[14] Назаретян А.П. Нелинейное будущее: сингулярность XXI века как элемент мегаистории // Век глобализации, №2, 2015; Назаретян А. П. Нелинейное будущее. Мегаистория, синергетика, культурная антропология и психология в глобальном прогнозировании. М.: Аргамак-Медиа, 2015; Kurzweil R. The Singularity is Near: When Humans Transcend Biology. New York: PG, 2005; Rees M. J. Our Final Century: Will the Human Race Survive the Twenty First Century?  New York: Basic Books, 2003.

 

 



24 комментария

Уважаемый Яков Ильич!

Статья очень хорошая. Только как нам всем увязать абсолютный детерминизм и технологичность мышления. Говоря другими словами, что делать, когда делать что-либо (вроде как) бессмысленно. Пока данное сущностное противоречие не будет разрешено, любой гуманистический дискурс окажется игрой с нулевой суммой. Замазывание противоречия сингулярностями и странными аттракторами — очередной способ ввести неверифицируемые допущения. Чем это отличается от веры в бога? Опять все пускаем на слепую веру в разумное-доброе-вечное.

С ув., А.Р.

Уважаемый Алексей Зиновьевич!

Спасибо!

Абсолютный детерминизм, конечно, дискуссионен и  не совсем «абсолютный», поскольку СЛУЧАЮ я отвожу немалую роль.

«Веры в разумное-доброе-вечное» у меня — никакой! Ни разумного (очень ограничено местами...), ни доброго (изредка кое-где у нас порою...), ни вечного (все смертно — и человек, и человечество,  и Земля, и Солнечная система, а возможно и Вселенная — гипотетически «схлопнется»).

А об остальном — думать, изучать, спорить. А сингулярность — это — так, вероятность...

 

Я.Г.

 

Мда, закономерности фрустрируют. Всегда говорил, что все проблемы от привычки делать прогнозы.

С ув., А.Р.

Дорогой Яков Ильич!

Мое рабоче-крестьяское происхождение не позволяет отчетливо понять, что такое «постмодерн».  В Википедии (простите, но там кратко) постмоде?рн  определяется как «социологическая, историко-философская концепция восприятия мира в эпоху постиндустриализма, опирающаяся на недоверие к традиционным реалистическим концепциям, к истинности отражения реальности человеческими органами чувств».

Эпох было много и еще будет.  И в моменты перехода от одной к другой рушились одни, ставшие традиционными концепции и представления о мире. На их обломках возникали новые. Процесс познания нелинеен и бесконечен. Постмодерн, как я понимаю, тоже  - одна из концепций и сомнения по поводу ее истинности также правомерны. Споры относительно истинности отражения реальности тоже были во все эпохи, достаточно заглянуть в историю философии. Тенденции глобализации и фрагментерзации сопровождают всю историю человечества.  Ну зашли мы в тупик с землецентрической концепцией, перешли к солнцецентрической, перейдем далее к какой-нибудь «луна-, земле-, марсо-солнце- альдебаранобалансирующей модели». Зайдем в очередной тупичок, но и выйдем из него. Не без издержек, конечно.

Так же и в юриспруденции. Шарахаемся от государственноцентрической модели к человекоцентристской (посмотрите работы В.М.Шафирова). А, возможно, право — это баланс между интересами личности, нации, человечества, биосферы и еще чегой-то?  Всякая эпоха отрицает право, созданное в предыдущую эпоху. В чем проблема? По-моему, гегелевский закон «отрицания отрицания» это хорошо объясняет. То есть я откровенно признаюсь, что не постигаю «трагической» сути постмодернизма.

При этом я согласен почти со всеми Вашими предложениями, которые размещены во второй части статьи. Но пока это только наши смутно-интуитивные представления о должном развитии права. Действительно, давно пора «минимизировать уголовно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые запреты». Уверен, что в ближайшее время появятся новые концепции и теории, обосновывающие именно такую тенденцию развития права. И Ваши проблематизирующие статьи послужат фундаментом и подстегнут создание таких теории и в России. А законотворчество яровых и милоновых даст для этого хорошую эмпирику. 

Простите за примитивизм, но выше прыгнуть еще не натренировался.

С глубоким уважением, 

 

Дорогой Николай Васильевич!

Перво-наперво спасибо за коммент!

«Постмодерн», конечно, кликуха… Иногда используются другие: постсовременное, постиндустриальное. Суть — (а) переход к НЕЧТО новому, (б)  имеющему «особенности», (в) которые существенно влияют на наш с Вами предмет (объект). Я по мере сил пытаюсь это как-то осознать и поделиться (целая серия моих статей, некоторые — на этом сайте).

«Тенденции глобализации и фрагментеризации сопровождают всю историю человечества». Да, также как социальное и экономическое неравенство, конфликты межпоколенческие, межэтнические, межконфессиональные. Ничто не ново под луной! НО: на разных этапах развития человечества нечто из ненового становится сильнее, важнее, фундаментальнее, определяя в своей совокупности — НОВИЗНУ общественной стадии, цивилизации… Вот это и желательно, как мне кажется, ухватить, понять, «использовать».

«Ускорение времени» было всегда, но в современном обществе («постмодерна») оно столь захватывающе, что мы (большинство) не успеваем угнаться, освоить, осознать. Ехать на авто без водителя? Использовать в повседневности  ВСЕ ежедневно рождающиеся IT? Понять наших детей и внуков??? Завести дома робота-домохозяйку, робота-любовницу?

Экономическое неравенство было всегда. Но чтобы 1% населения Земли владел 52% всех богатств? А в некоторых странах (и мы знаем, в каких...) — 71%?

Но на базе объективных новелл рождаются субъективные: «шизофренизация сознания» (Джеймисон, а в России о нечто похожем, например, С. Ениколопов), НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ (подробно об этом И.Л. Честнов).

Так что есть повод призадуматься...

 

Ваш,

Я.Г.

 

Уважаемый Николай Васильевич!

Простите за бестактность, но вынужден вклиниться.

Не скажите, постмодернизм — это огромный шаг вперед в методологии познания. Благодаря ему происходит (до сих пор и, увы, медленно) разрыв знака (слова) и означаемого (вещи). Это своего рода этап взросления человечества: от «моя мама (Родина) — самая лучшая» до «мама (как и родина) у каждого своя». Это отказ от притязания на Абсолютную истину с переходом к утверждению «истин бывает много». Благодаря этому декларируется право каждого человека на индивидуальную реальность, без чего продвижение по пути гуманизма и реального воплощения прав и свобод категорически невозможно. Как-то так...

С ув., А.Р.

Алексей Зиновьевич!

 

Только лучше не постмодернИЗМ (это больше из направления искусства, архитектуры, живописи), а именно постмодерн. Да, обществу постмодерна присуще искусство постмодернизма. Но, думаю, это не совсем одно и то же.

Спасибо, уважаемый Яков Ильич, учту на будущее.

Уважаемый Николай Васильевич,

Мое рабоче-крестьяское происхождение не позволяет отчетливо понять, что такое «постмодерн».

— небезызестный Александр Исаевич тоже использовал «постмодернизм» в качестве заменителя ругательства, и ничего, живым классиком почил(((

То есть я откровенно признаюсь, что не постигаю «трагической» сути постмодернизма

— может быть, дело в установках постигающего субъекта и темперамента: кто воспринимает трагически, кто комически, а мой сосед, Петр — никак не воспринимает, лично сегодня выяснял. Для Николинки — снег трагедия, а постмодерн — не трагедия. Завтра схожу выясню у мастера Атонаса...

Что до рекомендаций уважаемого Якова Ильича (и не только его))) +100500 -ибо заформализировалась родимая держава: «плотность нормативного регулирования как в Германии, а уровень нормоприменения как в Гане»...- а ведь, всё это- издержки частным лицам, головняки инвесторам и дополнительные расходы (на содержание бухгалтеров, юристов, «крыш»...)-бизнесу и расходы всем на дополнительные властные институции и всех, кто в них сидит.

С лучшими пожеланиями, М.М.

 

PS Кстати о роботах. По состоянию на 2015 год на 10 тысяч работников приходилось (в среднем по миру) 69 промышленных роботов. Для сравнения: в Южной Корее – 531. В Японии – 305. В Китае – 49. В США – 176. В Чехии – 93. В Германии – 301.В Болгарии (я плакалЬ) — 33. В РФ – 1 (один). — Может, потому и не так заметны признаки «нового мира»

И еще, дорогой Яков Ильич, «не догоняю» что-то по вопросу свободы воли.  Если я правильно понял, Вы солидарны с инкомпатибилистами (еле выговорил) и свободу воли тоже отрицаете. Или нет?

Рассуждения прости, господи, инкомпатибилистов очень напоминают мне монолог Короля из пьесы Е.Шварца «Обыкновенное чудо: „я коварен, капризен, злопамятен, но в этом не виноват, а виноваты предки, праотцы, праматери. Я вместе с фамильными драгоценностями унаследовал и все подлые фамильные черты...“. Вспомните, Короля в прекрасном исполнении Евгения Леонова в одноименном фильме, по-моему, Марка Захарова.

Как-то мне сразу это слово, которое не выговариваю, не понравилось. Хороших людей таким словом не назовут. Смайлик. Надо бы подробнее пораспросить у нашего друга — детерминиста В.А. Номоконова. 

И последнее. В какой-то из статей у Вас есть эпиграф о человечестве,  которое уже взлетело, но точно не знает аэропорта посадки. А ведь это — очень рискованное путешествие. Хорошо, команда Магеллана смогла обогнуть землю. А сколько таких команд сгинуло. Представляете, весь „старый свет“ сел на корабли и поплыл с Магелланом за пряностями. 

Вот, мол, появились современные технологии, можно сделать воздушный шар и взлететь вместе с передовыми или выше их. А куда и зачем взлетать? В страстоферу и космос что ли? Но там пока жить нельзя. Что-то я не вижу сильно счастливых в технологически развитых странах.  В технологически неразвитом Непале их, кажется, поболе.   

А может, этот самый клятый консерватизм,  наше отставание, „исключенность“ (все же, надеюсь, не навсегда) и сослужит нам когда-нибудь добрую службу? Не всей же эскадрилье сразу лететь в романтичную неизвестность. Может, пусть наш хромой самолетик полетает в пределах аэропорта взлета и, как хромой верблюд, при смене направления, вдруг окажется впереди всех.  Смайлик.

Извините, за наивные вопросы.

С уважением,   

 

Уважаемыe Николай Васильевич и Яков Ильич!

Еще раз не сочтите за бестактность. С пятницей. Улыбающийся до слез смайлик.

Что «свобода воли», что «детерминизм», обе категории — полный неадекват.

Детерминизм — это как? Родился человек с заданной генетической программой, и дальше вся жизнь — всего лишь раскручивающаяся пружина? В генах заложено, чтобы первому встречному съездить по физиономии? Психически больные — не предмет для криминологического изучения. Для этого есть судебная психиатрия.

Свобода воли — это как? Полный отрыв от реальности, независимость от чего бы то ни было? Открытый космос и без скафандра? Могу копать, могу и не копать.

Я тут вчерась закинул статейку про новую методологию, если не трудно, почитайте, пожалуйста. Там упомянут М. Бубер: «Ни одиночка как таковой, ни совокупность как таковая не являются фундаментальными фактами человеческой экзистенции. То и другое, рассматриваемое само по себе, – всего лишь мощные абстракции. Одиночка есть факт экзистенции постольку, поскольку он вступает в жизненное отношение с другим одиночкой; совокупность есть факт экзистенции лишь постольку, поскольку она слагается из жизненных отношений человеческих единиц. Фундаментальным фактом человеческой экзистенции является „человек с человеком“… Она коренится в том, что существо мыслит другое как другое, как именно это, определенное, иное существо, чтобы соединиться с ним в сфере, простирающейся за пределы их собственных сфер».

Человек ведет себя в соответствии с выученной социальной ролью. Как выучил ее, так и поведет при встрече с другим индивидом. Сама же встреча и поведение другого целиком обусловлены ситуацией.

Никакого человеческого «я» — форпоста всяких детерминизЬмов и свобод воль не существует. С родителями мы — их дети (не всем везет, однако), с супругами — супруги (всякое бывает), с продавцами — покупатели, с буйными алкоголиками — … (тут уж как научены и какими сами являемся; можно полицию вызвать, можно по морде съездить, а можно и опохмелиться налить) и т.д. И где же здесь наше «я»?

Как то так...

С уважением, А.Р.

Да, «Человек ведет себя в соответствии с выученной социальной ролью. Как выучил ее, так и поведет при встрече с другим индивидом. Сама же встреча и поведение другого целиком обусловлены ситуацией». В целом согласен.

Дорогой Николай Васильевич!

С инкомпатибилистами я согласен лишь отчасти. Равно как со «свободой воли». Нет жестко ни того, ни другого. Просто я считаю, что ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ прошлым, генетикой, статусом, экономикой и т.п. ЗНАЧИМЕЕ, чем мы это иногда полагаем. Про «свободу воли»  я помолчу… Но Его Величество Случай действительно играет свою роль.  А вообще, как утверждают Н. Бор, В. Высоцкий («вот уж действительно все относительно, все, все...»), И.Л. Честнов и др. — общество постмодерна — общество НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ...

А наше путешествие в мире постмодерна действительно ОЧЕНЬ ОПАСНО… Это З. Бауман сказал, выступая в 2011 г. перед студентами МГУ: «Мы летим в самолете без экипажа в аэропорт, который еще не спроектирован...». И это, увы, так… В этом, в частности, особенность (характеристика) общества постмодерна.

„Исключенность“ НЕ МОЖЕТ В ПРИНЦИПЕ «сослужить нам когда-нибудь добрую службу». Мы отстали БЕЗНАДЕЖНО и отстаем с каждым днем. Может ли исключенность Сомали или Зимбаве (а мы в их компании по многим показателям) сослужить добрую службу? Разве что в пиратстве и людоедстве...

Я понимаю Вашу (и большинства россиян) надежду на то, что «не может быть...», как-нибудь выплывем, выстоим, победим («встанем с коен»???). Мое категорическое НЕТ. Увы.

 

Ваш

Я.Г.

 

«Мы летим в самолете без экипажа в аэропорт, который еще не спроектирован...». 

 Так было всегда, уважаемый Яков Ильич. Только раньше пассажиры об этом не знали, да и скорость была не та.

С ув., А.Р.

Весь вопрос в «скорости», уважаемый Алексей Зиновьевич!.. Да, в обществе постмодерна есть все то, что и раньше «было» — неравенство, субкультуры, стремление к «глобализации» (зачем иначе «Колумб Америку открыл»...), шизоидность сознания, «ускорение времени» (step by step). НО: со временем «количество переходит в качество». На сем стоит вся смена цивилизаций, общественно-экономических формаций от первобытнообщинной до постмодерна (как бы его ни называть).

Так-то оно так, уважаемый Яков Ильич! Кстати, уровень насилия (по планете) в ХХ веке существенно ниже, чем в XIX веке (А.П. Назаретян). Что еще нам, безродным космополитам, нужно?

С ув., А.Р.

«Уровень насилия (по планете) в ХХ веке существенно ниже, чем в XIX веке (А.П. Назаретян)». Ой. не уверен. Смотря что и как считать…

«Уровень насилия» очень важный, но и очень неопределенный (надо договариваться, ЧТО считать). Кстати, о птичках. Только что (вчера) вышло 2-е издание моего «Социального насилия» (СПб, Алетейя, 2017).

Поздравляю с выходом новой книги, уважаемый Яков Ильич!

Добуду, непременно прочту.

С ув., А.Р.

Спасибо. Могу выслать эл. вариант на эл.почту.

Ой, большое спасибо, уважаемый Яков Ильич! Почта rybak2108@yandex.ru

С ув., А.Р.

1) «не важно, что с тобой сделали, важно то, что ты сделал с тем, что осталось» (не Я);

2) насчет самолета, уважаемые ученые, всё несколько печальнее (или комичнее): все вы — «заложники в самолете, который летит в неизвестном направлении. Сколько топлива в баках осталось — не говорят, хотя есть подозрения, что немного. Командир корабля не паникует: дескать, все нормально, полет штатный, главное — не раскачивать борт, не нарушать равновесие. Особой веры пилоту нет (слишком много он уже чего обещал, да не сбылось), но и раскачивать борт страшно — а вдруг действительно рухнет, и ты этому поспособствуешь. А так, может, и долетим куда-то на одном крыле, и приземлимся… Вот и стюардесса улыбается, чай разносит — говорит,… пока хватит на всех. С одной стороны, переживаем синдром заложника, когда «свои» террористы кажутся надежнее «чужих» полицейских. С другой, не изжит запущенный комплекс неполноценности родом из Советского Союза, когда импортная жвачка казалась недостижимой мечтой, а полиэтиленовый пакет «Мальборо» носили с такой же гордостью, как сегодня сумочки от «Луи Виттон». https://www.gazeta.ru/comments/column/voloshina/10247507.shtml  — пойду выпью за здоровье всех и за Старый Новый год, у меня еще две шампузи остались, за 2 лева купленные на распродажке...

РS… Для мастера Атонаса постмодерн не является существенной проблемой. Выяснил

С лучшими пожеланиями, 

 

Очень хорошее сравнение с бортом, пилотом и стюардессой, Михаил Леонидович!

Я, действительно, чувствую себя как пассажир, боящийся раскачивать самолет. И мне не поздоровится. А своих пилотов больше, чем моджахедов. 

С уважением, Н.Щ.

Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий