Преступность как повседневность


Я. Гилинский

 

Преступность как повседневность

 

                                                                                         Everybody does it!                                                                                (Thomas Gabor)

                                           Преступная планета     (Тема XVКовалевских чтений,   Екатеринбург,  2018)                                                    

  

Мировая криминология постепенно, step by step двигалась к пониманию: преступность – порождение общества, преступность – элемент общества, преступность – порождение культуры, преступность -  элемент культуры…

Правда, не известно, что такое «преступность»… В реальной действительности нет объекта, который был бы «преступностью» (или «преступлением») по своим внутренним, имманентным свойствам, sui generis, per se. Преступление и преступность – понятия релятивные (относительные), конвенциональные («договорные»: как «договорятся» законодатели), они суть – социальные конструкты, лишь отчасти отражающие некоторые социальные реалии: некоторые люди убивают других, некоторые завладевают вещами других, некоторые обманывают других и т.п. Но ведь те же самые по содержанию действия могут не признаваться преступлениями: убийство врага на войне (подвиг!), убийство по приговору (смертная казнь), убийство в состоянии необходимой обороны, завладение вещами другого по решению суда, обман государством своих граждан и т.п.

Осознание того, что многие привычные общественные явления ни что иное как конструкции, более или менее искусственные, «построенные» обществом, сложилось в социальных науках во второй половине ХХ столетия[1].

Между тем, преступление не является чем-то естественным по своей природе, а суть социальный конструкт, и по мнению Бенедикта Спинозы (1632-1677). «В естественном состоянии нет ничего, что было бы добром или злом по общему признанию… В естественном состоянии нельзя представить себе преступления; оно возможно только в состоянии гражданском, где по общему согласию определяется, что хорошо и что дурно, и где каждый должен повиноваться государству. Таким образом, преступление есть не что иное, как неповиновение, наказываемое вследствие этого только по праву государственному; наоборот, повиновение ставится гражданину в заслугу»[2].

Позднее П. Сорокин напишет: «Нет ни одного акта, который бы по самому своему содержанию был уголовным правонарушением; и акты убийства и спасения, правды и лжи, кражи и дарения, вражды и любви, половой разнузданности и воздержания и т.д. – все эти акты могли быть и были и преступлением и не преступлением в различных кодексах в зависимости от того, кто их совершал, против кого они совершались, при каких условиях они происходили. Поэтому причислять те или иные акты по самому их содержанию к уголовным правонарушениям… задача безнадежная…»[3].

И хотя применительно к нашему предмету такое осознание было присуще еще Древнему Риму (ex senatusconsultis et plebiscitis crimina exercentur– преступления возникают из сенатских и народных решений), однако в современной криминологии признание преступности социальной конструкцией наступило сравнительно поздно, зато сегодня разделяется большинством зарубежных криминологов[4]. Это четко формулируют германские криминологи Х. Хесс и С. Шеерер[5]: преступность не онтологическое явление, а мыслительная конструкция, имеющая исторический и изменчивый характер. Преступность почти полностью конструируется контролирующими институтами, которые устанавливают нормы и приписывают поступкам определенные значения. Преступность – социальный и языковый конструкт.

Об этом же пишет голландский криминолог Л. Хулсман: «Преступление не онтологическая реальность… Преступление не объект, но продукт криминальной политики. Криминализация есть один из многих путей конструирования социальной реальности»[6].

Н. Кристи (Норвегия) останавливается на том, что преступность не имеет естественных природных границ. Она суть продукт культурных, социальных и ментальных процессов.[7] А отсюда, казалось бы, парадоксальный вывод: «Преступность не существует» (Crime does not exist)[8].

Подробно обосновывается понимание преступности и преступления как социальных конструктов, а также рассматривается процесс такого конструирования в Оксфордском справочнике (руководстве) по криминологии[9].

Итак, «термин преступление есть ярлык (label), который мы применяем к поведению, нарушающему закон. Ключевой пункт – это порождение преступлений уголовным законом, который создан людьми. Преступление как таковое не существует в природе; это выдумка (invention) людей»[10].

Все так. Равно как идеи культуральной криминологии (J. Ferrel, D. Garland, K. Hayward, J. Young)[11]. Преступность – порождение культуры, непременный элемент культуры, равно как средства и методы социального контроля над преступностью. Но не пойти ли нам дальше? Точнее, вернуться к Э. Дюркгейму: «Преступность — нормальное явление, потому что общество без преступности совершенно невозможно».  А теперь снова вперед: «преступное» поведение «нормально», то, что общество (государство, власть) считает «преступным» совершается постоянно, всеми в процессе нерасчлененной жизнедеятельности.

 

Иван Иванович Иванов – простой российский человек. Такой, как все, как большинство. Утром поехал на работу, поссорился с толкнувшим его соседом, обозвав его дураком, идиотом, скотиной (ст. 130 УК РФ, правда, декриминализированная). На работе насмотрелся сотрудниц с крестиками, наслушался разговоров о том, как надо поститься, как праздновать масленицу. И в сердцах воскликнул: «Да все это поповские сказки! Нет никакого бога!» (ст. 148 УК РФ). Устав после работы, задумал покурить кое-что. Но, будучи законопослушным, решил убедиться, что это не наркотик и не запрещенное психотропное вещество. Посмотрел соответствующий Перечень, убедился, что там нет этого. Закурил, приятелей угостил (ст. 228 УК, сочли — аналогом!).

Вернулся домой отдохнул немного и поехал на другую работу, где оформлен не был, оплату труда получал наличкой. Да и налоговую декларацию, понятно, никому не подавал (ст. 198 УК).

Продолжить? И ведь это за один день! А за всю жизнь? Ведь и побил когда-то кого-то (ст. 116 УК), и не всегда аккуратно алименты платил (ст. 157 УК), и взятки давал из самых лучших побуждений — жену в хорошую клинику поместить, дочку в хорошую школу устроить (ст. 291 УК)…

 

Давно я заметил: «С нашей точки зрения, вся жизнь человека есть не что иное, как онтологически нерасчлененная деятельность по удовлетворению своих потребностей. Я устал и выпиваю бокал вина или рюмку коньяка, или выкуриваю "Marlboro", или выпиваю чашку кофе, или нюхаю кокаин, или выкуриваю сигарету с марихуаной… Для меня все это лишь средства снять усталость, взбодриться. И почему первые четыре способа социально допустимы, а два последних «девиантны», а то и преступны, наказуемы – есть результат социальной конструкции, договоренности законодателей "здесь и сейчас" (ибо бокал вина запрещен в мусульманских странах, марихуана разрешена в Нидерландах, Чехии, некоторых штатах США, курение табака было запрещено в Испании во времена Колумба под страхом смерти и т.д.). Иначе говоря, жизнедеятельность человека – пламя, огонь, некоторые языки которого признаются – обоснованно или не очень – опасными для других, а потому «тушатся» обществом (в случае морального осуждения) или государством (при нарушении правовых запретов)»[12].

Деяния, признаваемые в том или ином государстве «преступными», — элемент, часть обычной, «нормальной» жизнедеятельности.Да, иногда очень опасные – убийство, изнасилование, террористический акт. Иногда – неосновательно признаваемые таковыми, в т.ч. «преступления без жертв» (Э. Шур) — злоупотребление алкоголем, потребление наркотиков, занятие проституцией, производство аборта и т.п.[13]  В соответствии с действующим Уголовным кодексом РФ, каждый взрослый гражданин страны – уголовный преступник, включая, конечно, автора этих строк. Может быть прав был выдающийся немецкий специалист в области уголовного права профессор H.-H. Jescheck, предложивший отменить уголовное право, как нарушающее права и свободы граждан?[14] Ну, а если к принятию предложения проф. Йешека мы, да и все человечество, пока не готовы, то хотя бы вычистить уголовный кодекс, декриминализировав добрую половину имеющихся в нем составов преступлений.

Почему ст. 148 УК защищает мало кому понятные «чувства верующих» (хорошо бы знать, что это такое?) и не защищает мои права атеиста? Почему ст. 168 УК предусматривает уголовную ответственность за уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (!), когда это в чистом виде гражданско-правовой деликт? Почему почти полтора десятка (!) статей УК (ст. ст. 228, 228?, 228?, 228?, 228-4, 229, 230, 230?, 231, 232, 233, 234, 234?) пытаются из элементарного потребления наркотических средств создать «угрозу национальной безопасности», поместив в места лишения свободы треть всех заключенных в России? Почему предусмотрена уголовная ответственность за изготовление и оборот порнографических материалов или предметов (ст. ст. 242, 242?), когда не известно… что такое порнография? Где ее определение? Ведь это понятие крайне расплывчатое, неопределенное. Когда-то в качестве «порнографических» были запрещены романы Г. Миллера[15], величайшее произведение всех времен и народов – роман «Улисс» Д. Джойса[16]. Не удивительно, что по «делам» о порнографических материалах можно встретить диаметрально противоположные заключения экспертов. Кто в состоянии с трех раз понять смысл ст. 193 УК? А «экстремистские» статьи (ст. ст. 282, 282?, 282? УК), сформулированные таким образом, что можно пачками отправлять в тюрьму людей, неосторожно высказавших свое мнение вслух или в письменном виде (что нередко и делается на практике). Примеры можно множить и множить. А вот когда российский законодатель, «взбесившийся принтер» очнется и очистит Уголовный кодекс Российской Федерации от шлака? Объективности ради следует сказать, что большинство уголовных законов большинства стран также страдает избытком криминализации деяний. Но мы впереди планеты всей…

Можно ли в принципе «ликвидировать преступность», что обещала сделать советская власть в СССР? Конечно, нет. «Преступность» была, есть и будет, пока существует общество, государство. Преступления, как определенные поведенческие акты, деяния (убийство, изнасилование, побои и т.п.), будут всегда, пока существуют люди. А «преступления» те или иные деяния или нет – будет объявлено теми или иными государствами, пока они существуют. А не будет государства, будет некая община, — смотрите у Т. Кампанеллы. В «Городе Солнца» (1623) Томмазо Кампанеллы(1568-1639) нет частной собственности, все равны, все имеют возможность самореализации. «Поэтому, так как нельзя среди них (жителей Города Солнца – Я.Г.) встретить ни разбоя, ни коварных убийств, ни насилий, ни кровосмешения, ни блуда, ни прочих преступлений, в которых обвиняем друг друга мы, — они преследуют у себя неблагодарность, злобу, отказ в должном уважении друг к другу, леность, уныние, гневливость, шутовство, ложь, которая для них ненавистнее чумы. И виновные лишаются в наказание либо общей трапезы, либо общения с женщинами, либо других почетных преимуществ на такой срок, какой судья найдет нужным для искупления проступка»[17]. Итак, в «переводе» на язык современной криминологии: определенные социально-экономические условия позволяют избавиться от деяний, ныне признаваемых преступными, но тогда общество конструирует новый набор проступков, подлежащих наказанию; при этом меры «наказания» достаточно либеральны и не связаны ни с отнятием жизни, ни с лишением свободы. Впрочем, утопия она и есть утопия…

Все вышеизложенное – конечно же, не оправдание преступлений и лиц, их совершающих. Это всего-навсего попытка взглянуть непредвзято, без розовых очков на социальную реальность, на людей и их жизнедеятельность, на род человеческий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                   

 

 




[1]Berger P., Luckmann T. The Social Construction of Reality. — NY: Doubleday, 1966.


[2] Спиноза Б. Избранные произведения. — М.: Госполитиздат, 1957. Т. 1. С.554.


[3] Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. — М., 1992. С.62.


[4]Barkan S. Criminology: A Sociological Understanding. — New Jersey: Prentice Hall, Upper Saddle River. 1997; Caffrey S., Mundy C. (Eds.) The Sociology of Crime and Deviance. — Greenwich University Press, 1995; De Keseredy W., Schwartz M. Contemporary Criminology. — Wadsworth Publishing Co.,1996, pp. 45-51; Gregoriou Ch. (Ed.) Constructing Crime. — Palgrave Macmillan, 2012; Hester S., Eglin P. Sociology of Crime. – NY., L.: Routledge., 1992 pp. 27-46; Muncie J., McLaughin E. (Eds.) The Problem of Crime. — SAGE, 1996, p.13.


[5]Hess H., Scheerer S. Was ist Kriminalit?t? // Kriminologische Journal. 1997. Heft 2.


[6]Hulsman L. Critical Criminology and the Concept of Crime // Contemporary Crisis. 1986. N10, pp.63-80.


[7]Christie N. A suitable Amount of Crime, pp. 10-11.


[8]Christie N. Ibid., p.1.


[9]Maguire M., Morgan R., Reiner R. (Eds.) The Oxford Handbook of Criminology. Fourth Edition. — Oxford University Press, 2007, pp. 179-337. См. также: Young J. The Vertigo of Late Modernity. — SAGE Publications, 2007.


[10]Robinson M. Why Crime? An integrated Systems Theory of antisocial Behavior. — NJ: Pearson. Prentice Hall, 2004, p.2.


[11]Garland D. The Culture of Control. Crime and Social Order in Contemporary Society. — Oxford University Press, 2003; Garland D. The Culture of High Crime Societies. Some Preconditions of Recent «Law and Order» Policies // The British Journal of Criminology. 2000, Vol.40, N3.

 [12] Гилинский Я. Криминология: Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. — СПб: Питер, 2002. С. 33.


 

[13]Schur E. Crimes Without Victims. — Englewood Cliffs. 1965.

 [14]Jescheck H.-H.  Lehrbuch des Strafrechts. Allgemeiner Teil. 4 Aufl. – Berlin: Duncker&Humblot, 1988. S.3.


 

[15] Изданные сегодня даже в весьма стеснительной России: Миллер Г. Тропик Рака, Тропик Козерога и др. – СПб: «Продолжение жизни», 2002.


[16] Джойс Д. Улисс. — СПб: Симпозиум, 2000.


[17] Кампанелла. Город Солнца. — М.-Л.: АН СССР, 1947. С.40.


5 комментариев

Очень интересная статья, Яков Ильич! Актуальная. У нас любят говорить и писать о том, какой вред наносит преступность. Но кто считал прибыль (может мнимую, а может и реальную), которую приносит та часть «преступности», которая искуственно конструируится чиновниками, законодателем. Эта прибыль в виде зарплат, увеличения бюджета правоохранительной системы для еще более эффективной борьбы.

Всё очень актуально, Яков Ильич! Спасибо.

Спасибо, Владимир Александрович!

… в виде зарплат, увеличения бюджета правоохранительной системы для еще более эффективной борьбы

… официальных и неофициальных премий «борцам», повышения их общественного статуса, искажения приоритетов развития общества в общественных науках искусственно сконструированнями целями «борьбы», выведением — с учетом придуманных «целей» — абсурдных теорий мироустройства, «порождающего борьбу», и еще более абсурдных рецептов спасения мира. Вроде прозвучавших тут совсем недавно (или уже давно?) предложений залезть в горы (повыше) и любить там старцев (список персоналий и поз не приложили((( наверно, так: www.youtube.com/watch?v=1VaU1E3Avog   ???

Да, Михаил Леонидович! Подозреваю, что примерно так оно и есть.

Благодарю, уважаемый Владимир Александрович, за добрые слова. 

Наблюдение. Дней… тому прилетел откуда-то небольшой муравьиный рой и — прямо на стенку дома — к Вашему покорному. Пришлось взять в руки «дихлофос» (т-ссс! пока «Гринпис» не слышит) и оборонять им жилище.

Это у некоторой части молодых особей в «старой» популяции вырастают крылья, исключительно для отселения «лишних» за пределы освоенной старшими кормовой территории. Механизм регуляции численности. Ничего больше.

Интересно, какими бы криминальными и общественно опасными показались такие изменения у части муравьиной «молодежи» их старшим товарищам, прочитай они наши книжки: «Крылья?! как у птиц, наших главных врагов?!!! Летать, вместо того, чтобы благонамеренно таскать корм и производить рабсилу начальству?!!! Отселяться куда-то без старшего (сопровождающего, куратора, засмполита, паспортиста...)?!!!» — и муравьиной «двушечкой» там бы не ограничилось)))

Вот такая, прямо скажем, ассоциация с реминисценцией получилась, с лучшими пожеланиями

Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий