ВСЕГДА ЛИ ПРАВ ВАК ? (из неопубликованного: статья написана в июле 2010 г. и была, по наивности автора, предложена «Российской газете»)

ВСЕГДА ЛИ ПРАВ ВАК?
(из неопубликованного: статья написана в июле 2010 г. и была, по наивности автора, предложена «Российской газете»)

Известно, что ВАК (Высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки) существует для государственного контроля за процессом присвоения ученых степеней и званий. Для наведения в этом деле определенного порядка. В качестве рабочего инструмента используются разработанные ВАКом же соответствующие правила (положения, инструкции). И именно они, по идее, должны являться средством, позволяющим, отличать «настоящих» претендентов на указанные степени и звания от «ложных», то есть недостойных этого. Фронт борьбы с последними – процесс присвоения степеней кандидата и, в особенности, доктора наук (с присуждением ученых званий доцента и профессора особых споров не возникает). Сразу же следует отметить, что соответствующие на этот счет инструкции ВАКа обладают силой чрезвычайной, в связи с чем аббревиатура ВАК приобрела едва ли не сакральное значение. Ее сила начинается с оценки значимости публикаций соискателя. «Цена» последней определяется просто: опубликована статья «в изданиях, рекомендуемых ВАК Минобрнауки» (высший уровень или даже высший «пилотаж»), или же в иных изданиях (публикация есть, но не того уровня). Вспомним, однако, историю научных открытий, перевернувших существовавшие до того подходы в науке. Что, например, содержание неэвклидовой геометрии, созданной гениальным Лобачевским, было опубликовано в провинциальном казанском журнале, теория космических полетов Циолковского – в скромнейшем калужском издании, а теория относительности Эйнштейна (перевернувшая основы физики) – в совсем уж до неприличия непрестижном издании. По нынешним ВАКовским меркам – все эти научные публикации являлись бы второразрядными. Только вот, как быть, если вдруг будут и у нас сделаны научные открытия? Хорошо, что если ВАК их попросту не заметит. А если, исходя из собственных представлений о научности, «зарежет»? Очевидно, что такой подход к оценке значимости публикаций не выдерживает никакой критики. Но ведь кому то он на руку?

Как в дальнейшем практически происходит «выбраковка» диссертаций «низкого» качества? Делается это путем противостояния бдительного, принципиального, и, главное, компетентного ВАКа и сверхлиберальных, беспринципных и опять-таки главное – некомпетентных Диссертационных советов при вузах и научно-исследовательских институтах. И здесь нередко возникает разногласие в подходах к определению научной значимости соответствующей диссертации. Диссертационные советы добиваются объективной оценки соответствующих исследований, в первую очередь, подбором официальных оппонентов. В качестве таковых приглашаются либо наиболее разбирающиеся в проблеме специалисты: во внимание берутся их известные в науке работы (приближенные к проблеме диссертационного исследования) либо бесспорные авторитеты в соответствующей отрасли науки (как правило, авторы наиболее авторитетных в научном мире учебников и монографий), способные оценить (с точки зрения общей теории отраслевой науки) специфический вклад диссертанта в научную теорию. Вроде бы все так. Но, оказывается, не совсем. Рассмотрим поэтому позицию на этот счет другой стороны – ВАКа и его экспертного совета.

Высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки обычно в качестве неоспоримого доказательства эффективности ее деятельности приводит статистику «зарезанных» (т.е. отклоненных) ею диссертаций. То есть ВАК — это серьезная преграда для проникновения «серости» в науку, надежный инструмент «выбраковывания» слабых в научно-теоретическом и практическом отношении диссертаций. Таково вполне официальное мнение. Но только известно, что любая истина – конкретна. Обратимся поэтому к судьбе одной относительно недавно отклоненной докторской диссертации по юридическим наукам. С одной лишь целью: показать механизм указанной деятельности названной Комиссии и адекватности ее выводов подлинной научной ценности отвергаемого ею исследования. При защите конкретной диссертации («Объект и предмет преступлений, посягающих на собственность в условиях рыночных отношений и информационного общества») в Диссертационный совет провинциального (но обладающего достаточно большим авторитетом в профессиональной сфере) вуза на автореферат поступило 29 положительных отзывов. Практически это означало общероссийскую поддержку научного сообщества. Отзывы поступили едва ли не из всех авторитетнейших кафедр соответствующего профиля российских вузов. Но дело здесь заключалось вовсе не в количестве поступивших отзывов, а в том, что среди них были отзывы, подписанные самыми что ни на есть авторитетными в данной отрасли науки специалистами – авторами признаваемых всеми учебников и монографий, теми, на ком «держится» и чьими усилиями развивается определенная отраслевая юридическая наука. Защита диссертации, разумеется, прошла успешно. И Диссертационный совет и официальные оппоненты не разошлись в оценке защищаемого молодым, но перспективным ученым проведенного им исследования.

Что же случилось дальше? А дальше случилось то, что экспертный совет ВАКа не признал, что диссертация соответствует уровню докторской диссертации и направил ее на дополнительную экспертизу. Технически (технологически) это происходило следующим образом. Двое из участвовавших на заседании – заведующие самыми престижными в стране кафедрами, авторы основных учебников по данной юридической дисциплине выступили «за». Однако другие члены экспертного совета (представлявшие в нем научную специализацию соискателя) выступили «против». И в этом случае, как и в спорте (не важно в футболе или хоккее), счет «на табло» означал поражение первых. Но ведь наука – это все-таки не спорт и к ней спортивные критерии далеко не всегда применимы.
Во-первых, в чем преимущество «победивших»? Почему им дана своего рода «индульгенция» на свою правоту и непогрешимость? Понятно, что члены экспертного совета не могут быть одинаковы по своему научному авторитету. Они уравнены в одном – в том, что все являются членами высшего «судебного» (фактически, в ракурсе обсуждаемой проблемы это так и есть) органа. Однако по степени настоящих заслуг перед наукой и своего авторитета в научном сообществе (не по формальным званиям и должностям, а, так сказать, по известному «гамбургскому счету») они могут уж очень отличаться друг от друга. Как это не прискорбно, но известно, что российская наука в целом серьезно сдала свои позиции на мировой арене. Ее авторитет снизился, в том числе, и за счет отсутствия публикаций в зарубежной научной печати и низкой цитируемости работ. Так, вот, что касается специалистов, выступивших с одобрением конкретной диссертации с этим (т.е. с указанными «публикациями и цитированием») все обстоит вполне достойно. А вот выступавшие принципиально «против» по этим параметрам находятся (выражаясь опять-таки спортивным языком) все-таки в другой (по «классу») категории. Доказательства? Проще простого. Зайдите в «Интернет», сравните показатели тех и других и, как говорится, «почувствуйте разницу».

Отвергнутая высшей инстанцией диссертация обычно направляется на повторную защиту в какой-то из диссертационных советов. Бывает, что справедливость на этом этапе торжествует. Но это происходит редко. Тогда, когда научная репутация и председателя совета (в особенности) и его членов – безупречны (что поделаешь, вот она «роль личности в истории»). Чаще же всего бывает иначе. Поступление в совет «провалившейся» в ВАКе диссертации предопределяет ее известный и вовсе не оптимистический для соискателя исход и воспринимается как своего рода команда для принятия отрицательного решения. Возникает и вопрос о компетентности комиссии, готовящей заключение для совета. Увы, случается, что ее члены просто не способны профессионально уяснить себе содержание диссертации, ее актуальность и научно-практическую значимость. К тому же, чтобы поддержать попавшую в «немилость» (самому ВАКу!) ту или иную диссертацию, необходимо куда большие нравственные силы и профессиональные навыки, чем окончательно ее «зарезать», согласившись с известным диссертационным «синклитом».

В чем же заключается «мораль» данной статьи? Выражена она в ее названии. Не все оказывается благополучно в «королевстве датском». Определенный контроль за диссертационным процессом нужен (разумеется, что и диссертационные советы могут вынести небезупречное решение). Только вот почему то благополучно через ВАК проходят докторские диссертации, ничего «уху» специалиста не говорящие (по причине отсутствия у них известных научной публике работ). На авторефератах новых диссертаций эти авторы выступают уже в качестве либо научных руководителей или консультантов, либо официальных оппонентов. А вот диссертации, подобные той, о судьбе которой идет речь, отвергаются. И больше всего раздражение и даже какая то враждебность проявляется именно к новаторским диссертациям. Причина здесь проста и понятна. ВАК выработал свои официальные определенные требования. И если научное исследование не укладывается в их «прокрустово ложе», оно отвергается. Авторитет диссертационного совета, авторитет научного сообщества, часто во внимание не принимается. А уж весомость публикаций как специалистов, поддержавших соискателя, так и самого соискателя, их цитируемость, признание в крупнейших научных изданиях, это вообще такой «пустяк»! Так что «против лома нет приема». Нынешние в ВАКе толкователи научной значимости соответствующих диссертаций, отвергая мнение тех, кто отстаивает (как в приведенном случае, иную позицию) рассуждают, по-видимому, просто: «пишите свои учебники и монографии, будьте признаваемы в науке, нам это безразлично, мы считаем по другому»! И куда «попрешь» против этого? За «парой» отвергнутых диссертаций следует закрытие «непринципиального» совета. К тому же научные руководители и научные консультанты диссертантов — «то же люди». Их питомцы вынуждены проходить через ВАК и с этим нельзя не считаться. Ничего не докажешь. Вот оно значение административного ресурса. Но пора сказать, что «король то голый». Судьба научного исследования не может зависеть лишь от мнения «избранных» (известная формула «органы не могут ошибаться» дорого обошлась нашему народу). Для их оценки нужны иные, общепринятые в мире критерии. ВАК нуждается в серьезной модернизации. Вспомним, хотя бы, что в 1975 г. (в советское время) была успешно проведена реформа ВАКа, превратившая его из узковедомственного (Министерства высшего и среднего специального образования) учреждения в Комиссию общегосударственного значения – ВАК при Совете Министров СССР. Как могло случится, что его вновь вернули во внутриведомственное подчинение (Минобрнауки)? Пока не поздно эти вопросы надо решать. Иначе модернизацию мы «проболтаем» также, как совсем недавно (по историческим меркам) перестройку.

Перед читателем автор статьи хотел бы объясниться в одном. Ничего личного, т.е. личных претензий к ВАКу у него нет. Через ВАК благополучно прошло 47 кандидатских и десять докторских диссертаций, подготовленных под научным руководством (консультированием) автора. Не один год возглавлял автор и престижнейший в научном мире Диссертационный совет (в т.ч. два года с его разрешения, не будучи штатным работником соответствующего учреждения), ни одна защита в котором не была оспорена ВАКом. Так для чего же автор поднял эту тему? Только в связи с тем, что нынешние правила этой организации позволяют поставить барьер перед по-настоящему перспективным молодым исследователем и дают дорогу «серости» в науке. А так не должно быть. На «кону» слишком большая ценность – судьба отечественной науки.
192 комментария
БРАВО, Анатолий Валентинович!
Умеете Вы, Анатолий Валентинович, «поднять настроение» молодым ученым))))
Уважаемый Анатолий Валентинович! Спасибо за откровенное высказывание. Хотелось бы отметить, что в современной российской науке имеются и другие препятствия научному творчеству — его коммерциализация, как в прочим, и экспертной деятельности.
Уважаемый Павел Александрович! Иногда проблема не в коммерциализации, а в банальной отсутствии видения перспектив в исследовании молодого автора с позиции старых школ. А равно отсутствие новых идей
Уважаемый Андрей Михайлович!
Добавлю к этому нежелание пропускать и поощрять новые идеи (даже если они хорошо забытые старые), ведь они разрушают действующие. Все, о чем мы здесь сегодня говорим, это ИНКВИЗИЦИЯ, а ее цель как и всегда стабильность в настоящем. Это как цель Союза писателей и художников (в свое время) — не пускать инакомыслие. Новые идеи науке не нужны, зато законодатель, пользуясь созданным бездействием (слабостью от созданных внутренних дрязг) науки, придумывает то, что ему хочется уже не считаясь ни с новыми, ни со старыми идеями. Наука привыкла оправдывать его произвол (ведь источник уголовного права — уголовный закон, а не наоборот). Найдутся как противники, так и сторонники (созданные этой инквизицией) его отсебятины. Виват!!! Все логично. Результат достигнут. Спи спокойно научная дисциплина, ты не очень то и нужна.
С уважением, Р.Е. Токарчук.
Полностью с Вами согласен Роман Евгеньевич!
и даже иногда неграмотность
Уважаемый Анатолий Валентинович. Откровенно, дерзко, по существу альтруизм (в хорошем смысле этого слова), но «п.1 Командир всегда прав. п.2 Если командир не прав смотри п.1». Кто из молодых ученых или уважаемых мэтров пойдет на обострение отношений с ВАКом или самим Минобрнаки? Примеры: ЕГЭ, новые стандарты в образовании, Болонская конвенция.
в точку!
Уважаемый Анатолий Валентинович!
Вы правильно, обоснованно критикуете и возмущаетесь необъективностью заключений по некоторым диссертациям некоторых членов экспертного совета по праву ВАК.
Однако не могу не возразить Вам вот в чём.
Простите, проповедование объективности в науке надо начинать со своих реальных действий, со своего поведения.
В качестве примера приведу следующий пример.
В журнале «Современное право», 2007, " 2, с. 113-120 была опубликована
рецензия автора этих строк на Ваше издание «Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. Г.М. Резника.М., 2005».
Вместо того, чтобы отреагировать на неё цивилизованным образом и ответить автору, Вы вообще перестали упоминать в своих изданиях (в некоторых изданиях её называли) о моей монографии «Преступления по степени их завершённости», М., 2006.
Пример другого рода. В 1986 году (в ту пору я не являлся профессиональным юристом, а был народным заседателем Тамбовского областного суда) довелось мне написать отзыв (разумеется, с некоторой долей критики) на первое издание книги Валерия Михайловича Савицкого «Что такое уголовный процесс».
Так вот, Глубокоуважаемый Валерий Михайлович с благодарностью воспринял мой отзыв, почти все мои замечания принял, поблагодарил меня за них и за помощь в работе над вторым изданию этой книги. Более того, истинный, не амбициозный и не догматичный учёный любезно прислал мне 2-- издание книги с публичными ответами на некоторые мои замечания.
Так что, уважаемый Анатолий Валентинович, не обессудьте, «как аукнется, так и откликнется».
Уважаемый Михаил Петрович!
Разрешите притчу:
«У чжоуского царя Сюаньвана начальником над пастухами был раб Жёрдочка Для Птиц. Он умел обращаться с дикими зверями и птицами и, собирая их, кормил во дворе и в саду. Он укрощал и приручал любого хищника, даже тигра и волка, орла или скопу (рыболова). В его присутствии самцы и самки спаривались и размножались, образуя целые стада. Разнообразные виды зверей паслись рядом, не царапая и не кусая друг друга.
Обеспокоенный тем, как бы секрет искусства раба не умер вместе с ним, царь приказал ему обучать Садовода с Маогоры.
Он же сказал Садоводу:
— Я, Жёрдочка, — презренный раб. Какое искусство могу тебе передать? Но боюсь, как бы государь не обвинил меня в том, что я утаил от тебя секрет, и скажу вкратце, как обращаться с тиграми.
Радоваться, когда потакают, и сердиться, когда перечат, — в природе каждого, в ком течёт кровь. Но разве радость и гнев проявляются случайно? Гнев зверя вызывают, когда идут против его воли. Во время кормёжки не решаюсь давать тигру живого зверя: убивая его, тигр придёт в ярость; не решаюсь давать целую тушу: разрывая её, придёт в ярость. Своевременно кормлю голодного и постигаю, что приводит его в ярость. Тигр и человек принадлежат к различным видам. Человек потакает тигру, и тигр к нему ласкается; перечит — и тигр его убивает. Но разве решусь я перечить тигру, чтобы привести его в гнев! Не решусь также и потакать ему, чтобы вызвать у него радость. Ведь от радости вернётся непременно к гневу, а от гнева вернётся снова к радости; ни тем, ни другим способом не достигну цели.
Ныне, когда у меня нет мысли ни потакать им, ни перечить, птицы и звери принимают меня за своего. Действую по закону природы — предоставлять каждого самому себе, поэтому они бродят по моему саду, не вспоминая о высотах горных лесов и просторах болот; засыпают на моём дворе, не стремясь в глубину гор и в тишину долин».

Мораль: искусство жизни состоит в том, чтобы ни перед кем не заискивать и никого не злить.
С уважением, А.З. Рыбак
Уважаемый Михаил Петрович!
Сразу же хочу повиниться. Виноват. Опять прокололся. Не поздравил Вас с присвоением Вам высшего звания – «основоположника учения о стадиях осуществления преступного намерения в мировой уголовно-правовой науке». Виноват. Ну что поделать: тут, во-первых, привычный «комплекс» бездарного Сальери к талантливому Моцарту (ни одного из Ваших, «любимец Фортуны», титулов, у меня, увы, нет). Во-вторых, элементарная моя невежественность. О присвоении Вам столь важного титула действительно услышал в первый раз. Простите, ради Бога, необразованного, кем этот титул присваивается и где по поводу этого можно получить информацию? На фоне этого как то бледнеют официальные заслуги наших корифеев – А.Н.Трайнина, А.А.Пионтковского, М.Д.Шаргородского, В.Н.Кудрявцева и других.
По поводу Ваших ко мне претензий. Увы, я не читал в «Современном праве» (2007 №2, с.113-120) Вашу рецензию. Что такой журнал есть, знаю. Вроде бы и я там как то раз публиковался, но если это даже и так, то и свою статью «вживе» не видел. Ну, а если и читал? С чего я, как любой автор любого «опуса» обязан отвечать на каждую критику? Думаю, что за автором всегда оставалось право избирательности такого ответа. Сейчас в отличие от 1986 г. (Вы зря противопоставляете меня моему другу и коллеге - незабвенному В.М.Савицкому) – море, если не океан (и славу Богу) литературы. И увидеть своими глазами все напечатанное просто фактически невозможно. Не держал в руках и Вашу монографию, хотя и вроде бы и слышал о ней (но не более того). Как можно обижаться на такое молчание? Я же не обижаюсь, что реакция возможных читателей на мои опусы может примерно быть определена, как не более 10% к написанному. Лично я не претендую на то, что все, что я написал, читатель должен читать. Это же смешно.
Огорчает Ваше: «уважаемый Анатолий Валентинович, не обессудьте, «как аукнется, так и откликнется». Это просто злорадство. Не по христиански… Прежде, чем решиться на публикацию своей статьи в блоге, я «сто раз» взвесил ее последствия. До ее написания мне ничего не «откликалось». И Ваша мне «отповедь» - первое тому подтверждение. «Откликнулось!». Но я знал на что и за что иду на «плаху». И не жалею.
А.Наумов
Уважаемый Анатолий Валентинович!
Простите, вряд ли можно признать Ваши оправдания на мои справедливые замечания сколь-нибудь удовлетворительными.
Но обо всём по порядку.
1. Я нисколько не умалял и не умаляю заслуги наших корифеев, перечисленных Вами (А.Н. Трайнин, А.А. Пионтковский, М.Д. Шаргородский, В.Н. Кудрявцев).
Однако факт остаётся фактом. Никто из учёных в мире не разработал учение о стадиях осуществления преступного намерения. Каждому надо отдать должное. В том числе и мне, как основоположнику этого учения.
Сможете доказать, что автором этого учения является кто-либо другой? Сильно сомневаюсь! Тогда докажите. На основе догматизма, в котором Вас справедливо обвинял В.Н. Кудрявцев, Вы не сможете этого сделать!
Каждому надо отдать должное (в т.ч. указанным учёным в той части, в которой они смогли обеспечить прогресс науки уголовного права. Вы ведь тоже внесли достойный вклад в развитие науки уголовного права — в проблемы квалификации преступлений. Не так ли? ). И мне тоже. Если я не блатной и не имею связей, а только имею свои независимые мозги — это не значит, что мною можно пренебрегать.
Более того, в Вашем поздравлении не нуждаюсь.
Время подтвердит мою правоту. Может быть даже мы с Вами ещё доживём до этого времени. Если мои научные научные достижения не разворуют в извечно воровской России (такие поползновения уже есть — я могу привести десятки примеров. В своих публикациях я прямо указал на некоторые из этих случаев).В своей монографии Кун «Структура научных революций» хорошо обрисовал перспективу признания и внедрения в жизнь научных открытий.
И если Россия пойдёт по демократическому пути развития, в чём сильно сомневаюсь. В частности, потому что в ней, оказывается, есть фактические небожители, к которым Вас прямо отнесла Е.В. Кобзева. Но ей-то ещё надо под Вашим покровительством защитить докторскую диссертацию по теме «Теория оценочных признаков в уголовном праве». И снова будете возмущаться отрицательным решением ВАКа.Поскольку, положа руку на сердце, вряд ли в такой диссертации могут быть разработаны теоретические положения, совокупность которых можно квалифицировать как новое крупное достижение. Но мне-то докторская диссертация не нужна. Я уже многое высказал в своих 60 публикациях (включая 5 том ЭУП). Для одного учёного, не получившего ни копейки от государства за свои труды праведные, больше чем достаточно. Да и куда я дену диплом доктора права, нечто кто повесит его на мой могильный крест?
2.По поводу моей рецензии на Ваш комментарий.
Рецензия была написана не на «опус», как Вы выразились, а на весьма нужное обществу и правосудию издание, вышедшее большим тиражом, название которого «Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование).
Это издание является настольной книгой для следователей, судей, прокуроров, адвокатов. НЕ говоря уже о миллионах студентов юрвузов.
И каждый день перед судом встают сотни живых лиц (граждан), обвиняющихся в совершении тех тяжких преступлений, о которых я пишу в рецензии. Лукавите, что не читали мою рецензию.Так как же должны поступать правоприменители? Ответы на эти вопросы решают судьбу подсудимого.
Судьбы этих людей Вам видимо безразличны. Ответ прост: Вы озабочены уязвленным самолюбием!
Где же Ваша позиция учёного, гражданина, научная этика, судьбы живых людей?
3. В своей статье „Всегда ли прав ВАК?“ Вы утверждаете, что „ничего личного, т.е. личных претензий к ВАКу у Вас нет“. И снова лукавите.
Они у ВАс есть. Ведь Вы являлись одним из официальных оппонентов (наряду с Берверховым А.Г. и Лопашенко Н.А.) по названной в статье докторской диссертации, автором которой является Шульга А.В. Опять уязвленное самолюбие!
И правильно приостановили деятельность Совета при Кубанском аграрном государственном университете (там ещё была куча греков, помимо диссертации Шульги). Нечего плодить „липовых“ учёных!

Всех Вам благ, здоровья.
РЕДИН Михаил Петрович, адвокат, кандидат юридических наук, почётный адвокат России, основоположник учения о стадиях осуществления преступного намерения в мировой уголовно-правовой науке.
Алексей Зиновьевич!
Слава богу, ни перед кем никогда не заискивал и никого не злил.
Однако, должен заметить, что живу, руководствуясь принципом «единственный путь к счастью людей — справедливость» (полностью этот афоризм звучит так: «Чем развитее ум человека, тем больше он понимает, что справедливость — единственный путь к счастью людей» и принадлежит он одному из западноевропейским писателей, а не по вашей, извините, «вертлявой», морали.
Как раз Вы-то и заискиваете!
Посмотрим, как Вас поддержит публика. Напротив моего комментария уже два плюса, а сколько человек поддержит Вас?
Михаил Петрович, дабы не ввести в заблуждение народ одним из голосов, отданных в пользу Вашего комментария, должна признаться, что это я ошибочно нажала не на ту стрелку. Исправить нельзя, к сожалению…
Наверное, я Вас огорчу, но «аукнется и откликнется» — это целиком и полностью про Вас.
С увеличением некорректных (как по форме, так и по содержанию) критических суждений, адресуемых Вами широкому кругу ученых, число людей, НЕ ИСКЛЮЧАВШИХ ОБЩЕНИЕ С ВАМИ, неизменно уменьшается. И совершенно напрасно Вы полагаете, что обижаются или досадуют те авторы, по которым или по работам которых Вы грубо и зачастую совершенно необоснованно проезжаетесь… Тем более мэтры. Десятилетний опыт моего становления в науке позволяет убедиться в обратном: ни Борис Владимирович Волженкин, ни Анатолий Валентинович Наумов, ни еще целый ряд «уличенных» Вами в научном непрофессионализме авторитетнейших ученых не стали бы и не станут сводить с Вами счеты.
Речь идет как раз о сторонних наблюдателях того, что Вы себе позволяете, не имея на то никакого морального права. Обо мне, в частности.
Анатолий Валентинович в данной ситуации, разумеется, ни в какой защите не нуждается. Полагаю, это понятно любому здравомыслящему человеку. Но пару слов я, пожалуй, все равно скажу. Будучи практически небожителем в науке уголовного права, он до настоящего времени сохранил в общении с людьми, в особенности с молодыми учеными, непередаваемый дух демократизма и научной простоты – той простоты, от которой наука затягивает еще больше. Но при всем при этом ему не занимать принципиальности, порядочности, патриотизма (если хотите) в отношении к науке и решению стоящих перед ней задач.
Возвращаясь к Вам, Михаил Петрович, хочу в очередной раз (ибо это многократно уже звучало, в т.ч. на этом сайте) призвать Вас одуматься, вернуться на землю и начать это непростое дело с изменения данных, указанных в Вашем профиле. Как только российское и, тем более, мировое правовое сообщество признает Вас основоположником учения о стадиях преступной деятельности, оно, поверьте, само не замедлит сообщить Вам об этом, в том числе путем цитирования Ваших работ, на котором Вы так настаиваете. Присваивать же себе роль первопроходца в отсутствие сколько-нибудь стоящего научного признания, как минимум, глупо, хотя, скорее всего, именно это последнее обстоятельство (отсутствие столь желаемого Вами научного признания) и провоцирует Вас на то нехорошее поведение, свидетелями которого в очередной раз мы стали…
При Ваших несомненных способностях к научному творчеству и очевидных заслугах на поприще юридической практики Вы могли бы иметь много друзей в юридическом мире вообще и научном мире, в частности, но в случае неизменности Вашего отношения к людям не за горами Ваше одиночество…
Михаил Петрович, дабы не ввести в заблуждение научную общественность вторым из голосов, я тоже хочу извиниться перед вами, и Анатолием Валентиновичем за случайное голосование, дело в том, что прочтение вашего комментария происходило с 9 мес. ребенком на руках, который и щелкнул мышкой. А как уже было, упомянуто исправить на 0 уже не возможно.
Следует согласиться с утверждением, что ВАК действительно нуждается в модернизации. Но что контроль ВАКа за деятельностью советов необходим, думаю, вряд ли вызывает сомнения. А ошибки о них у всех бывают в том числе и у ВАКа
Уважаемая Наталья Александровна и все участники проекта!

Прочитав отзывы на статью А.В. Наумова о ВАКе, решил зарегистрироваться — вот уж действительно, промолчать попросту нельзя.
Не секрет, что А.В. Наумов — мой Учитель, и, уж конечно, Анатолий Валентинович не нуждается в защитниках от разного рода бредовых обвинений (к тому же, раскрою секрет, я был в курсе истории с попыткой публикации этой статьи в РГ).
Я, скорее, хочу обратиться к Елене Кобзевой с просьбой не огорчаться по поводу инсинуаций господина Редина — каждому свое.
В любом случае, рассуждения типа «все вокруг ученые плохие (вариант: глупые, коррумпированные, вороватые и т.д. т и.п.), и поэтому меня (или моей великой научной значимости) не признают» — это серьезный повод (sorry — причина) обратиться за квалифицированной помощью к очень хорошему специалисту.
В течение трех с половиной лет я являлся членом Диссовета при КубГАУ, поэтому очень удивился об осведомленности г-на Редина о «грехах» этого Совета — что ж: век живи — век учись, в любом случае г-ну Редину все гораздо виднее и понятнее.
Что же касается работы А.В. Шульги, то в ней как раз создана новая правовая концепция — пусть не безупречная, но время действительно все поставит на свои места, и, уверен, что Андрей Владимирович достойно преодолеет эту несправедливость.
А реформа ВАКа нужна — даже если не организационная, то «сущностная». Зависело бы что-то от меня, я бы установил обязанность членов экспертных советов при принятии отрицательного решения публиковать (на том же сайте ВАК) развернутое заключение о причинах такого решения (как известно — сейчас такое мотивы таких решений сводятся к дежурной и ничего не значащей формуле «не соответствует»). Грубо говоря, если экспертом сделан вывод, скажем, об отсутствии новизны — он должен быть обязан объяснить, почему ее нет. Если обнаружен плагиат — указать на это постранично с оригиналом и т.п.
Хотя, думаю, это предложение у администраторов от науки восторга не вызовет — диссертации придется ведь читать и сравнивать.
По поводу недовольства ВАком не могу не вспомнить довольно острое, но справедивое выступление профессора Малкова на конференции в МГЮА в январе с.г., так что проблема назрела.

С уважением ко всем,
Алексей Кибальник.
Спасибо, Алексей Григорьевич. Я, конечно, огорчена, но исключительно тем обстоятельством, что не додумалась выйти на защиту докторской с темой своей кандидатской работы. Это значительно упростило бы мне жизнь))) Но раз не додумалась значит недодумалась. Вот и сижу без докторской))) Воспитываю трех деток и потихонечку кропаю…
Уважаемый Алексей Григорьевич!
1. Какие же конкретно инсинуации (клеветнические измышления), направленные против Кобзевой Е.В. я осуществил?
2. Где и когда конкретно я писал, либо говорил, что «все учёные плохие (вариант: глупые, коррумпированные, вороватые и т.п.), и поэтому меня (или моей великой научной значимости) не признают»?
Список своих научных работ я наравил в «Кримправо» и читатели смогут посмотреть в публикациях конкретных учёных, которые посягали на мои авторские права).
3. Насчёт «грехов» диссовета ДМ 220.038.11 при Кубанском аграрном государственном университете.
Предлагаю на сайте ВАК РФ в рубрике «Решения президиума» собственными глазами увидеть следующую информацию информацию:
А. Решением президиума от 29 января 2010 г. сделано замечание указанному Совету в связи с неудовлетворительным качеством рассмотрения диссертации Калужиной М.А.
Б. Решением президиума от 19 февраля 2010 г. сделано замечание указанному Совету по оформлению и содержанию автореферата диссертации Резвана С.А.
В. Решением президиума от 19 февраля 2010 г. сделано замечание указанному Совету по оформлению и содержанию автореферата диссертации Резвана С.А.
Г. Решением президиума от 19 марта 2010 г. сделано замечание указанному Совету по названию диссертации (в части её соответствия предмету и объекту исследования) Гладковой М.В.
Д. Решением президиума от 24 апреля 2010 г. приостановлена деятельность указанного Совета.
Е. Решением президиума от 17 декабря 2010 г. отменено решение диссертационного Совета ДМ 220.038.11 при КубГАУ о присуждении учёной степени к.ю.н. Кискиной Е.Е. в связи с тем, что диссертация не отвечает требованиям Положения о порядке присуждения учёных степеней и сделано предупреждение указанному Совету в связи с неудовлетворительным качеством рассмотрения диссертации Кисиной Е.Е.
Ж. Решением президиума от 28 января 2011 г. снята с рассмотрения в ВАК Минобрнауки России диссертацию Шульги А.В.по письменному заявлению соискателя (работа Совета приостановлена 23 апреля 2010 г.).
Думаю, больше чем достаточно в опровержение Вашего удивления о качестве работы указанного Совета.
4. Что же касается научной новизны докторской диссертации Шульги А.В. «Объект и предмет преступлений, посягающих на собственность в условиях рыночных отношений и информационного пространства», выскажу своё собственное мнение.
Несмотря на то, что: а) солидный объём диссертации (по количеству страниц), б) модное нынче название, в)т.н. новизна этой диссертации состоит из большого количества пунктов — 21, она явно не соответствует требованию п. 8 Положения о порядке присуждения учёных степеней (вовсе не содержит теоретических положений, совокупность которых можно квалифицировать как новое крупное научное достижение). Полагаю, что такая совокупность теоретических положений может быть результатом использования диалектического метода познания, чего, к сожалению, нет в этой диссертации. Да и тема диссертации очень узка. Поэтому при всём желании диссертанта объективно невозможно в ней разработать искомую совокупность теоретических положений.
Остаётся только пожелать Совету и диссертанту «исправиться» и поработать на благо общества, а не в угоду отдельным личностям.
С уважением РЕДИН Михаил Петрович, адвокат, к.ю.н., почётный адвокат России, основоположник учения о стадиях осуществления преступного намерения в мировой уголовно-правовой науке.
Уважаемый Михаил Петрович, отвечаю на Ваши вопросы.

1. Безусловно, к Вашим инсинуациям в адрес Е.В. Кобзевой можно отнести следующие Ваши-же утверждения:
а) о «покровительстве» А.В. Наумова (приведите хоть один факт, не предположение);
б) о теме докторской диссертации Е.В. Кобзевой (опять-таки, если это не просто предположение);
в) о будущем отрицательном решении ВАК по будущей (простите за тавтологию) ее докторской диссертации (Вы просто затмили Дельфийского оракула).

2. Характер оценок Вами коллег «по цеху» настолько очевиден, что я попросту не стал приводить прямые цитаты (например: «Если мои научные научные достижения не разворуют в извечно воровской России (такие поползновения уже есть — я могу привести десятки примеров...»), и позволил обобщение. Прочитайте мой текст внимательнее — я говорил о ваших суждениях «типа» и их содержательный характер изложил в кавычках. Кстати, синдром «все вокруг плохие, а я — хороший» стал свойственнен не только Вам, но и некоторым ученым, считающимся мэтрами науки уголовного права и криминологии.

3. По вопросу об отклоненных ВАКом диссертациях, защищенных в совете КубГАУ: так в этом и «соль» статьи А.В. Наумова: ВСЕГДА ЛИ ВАК ПРАВ? Я был на этих защитах, читал (в меру своего разумения пытался понять) авторефераты. Не буду утомлять никого своими рассуждениями о достоинствах работ пепечисленных вами авторов — главное, что, по существу, о недостатках (кроме избитых формулировок) ничего не указано имменно в ВАКовских решениях. Поэтому осмелился предложить пару своих идеек относительно «содержательной реформы» этой организации.

4. Для Вас персонально и для всех желающих (извините за объем), но объективности ради, приведу дословно свой личный отзыв об автореферате А.В. Шульги, озвученный на защите. Подчеркиваю — это мой авторский отзыв, направленный в Совет КубГАУ.

ОТЗЫВ

об автореферате диссертации А.В. Шульги «Объект и предмет преступ¬лений, посягающих на собственность, в условиях рыночных отношений и инфор-мационного общества», представленной на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.08

Надо сразу заметить, что А.В. Шульгой представлена диссертация, концептуально не совсем обычная для отечественной науки уголовного права (по крайней мере, в плане учения о преступлениях против собственности). И это неудивительно, т.к. социально-экономические реалии нашей страны за последние 15-20 лет разительно изменились: от краха коммунистического способа производства через период первоначального (и, во многом, крими¬нально-кровавого) накопления капитала к стабилизации и росту отечествен¬ной экономики. К настоящему времени в состояние относительной стабиль¬ности пришла и политическая система России. Однако отечественная право¬вая система далеко не всегда «успевает» за экономическими, общественными и политическими изменениями. Недаром вот уже не первый десяток лет практически каждое диссертационное исследование по уголовному (и не только) праву начинается (при обосновании актуальности) фразой о «про¬должающейся правовой реформе».
Конечно, с доминирующей в теории права точки зрения, само право представляет собой «слепок» с уже имеющихся социально-экономических и политических реалий. Однако право, оформленное в за¬конодательстве, должно иметь своеобразный «запас прочности» на будущее. Именно эта характеристика права в целом, и уголовного – в частности, должна стать одной из гарантий поступательного развития общества и госу¬дарства. Поэтому мне весьма импонирует то обстоятельство, что диссертант, формулируя концепцию работы, не только констатирует факт несоответствия норм УК РФ о преступлениях против собственности имеющейся реальности, но и пытается заглянуть в будущее, предугадать, как должна формироваться стратегия уголовно-правового регулирования и охраны общественных отно¬шений и интересов в сфере экономики в целом. При этом он остается на по¬зициях признания двух основных идей, лежащих в основе правового регули¬рования отношений в сфере экономики: свободы незапрещенной экономиче¬ской деятельности и равной юридической охраны всех легальных форм соб¬ственности.
Для такого подхода нужна определенная научная смелость, и, судя по автореферату диссертации, она у А.В. Шульги имеется – а это можно только приветствовать. Кафедра уголовного права СГУ полагает, что многие выводы и результаты исследования обладают на¬учной ценностью. Мне лично очень понравилась сама постановка проблемы о преступлениях против собственности в «условиях информационного обще¬ства». Действительно, многие социологи и политологи говорят в настоящее время уже не столько о «постиндустриальном», сколько именно об информа¬ционном обществе, в котором большая часть валового продукта будет свя¬зана с оборотом информации (к слову, вспомним поговорку: «кто владеет информацией – владеет миром»). В этой плоскости давно назрела необходи¬мость выделять в качестве самостоятельных подсистему преступлений про¬тив интеллектуальной собственности (что и сделано автором). И уже сейчас становление информационного общества требует пересмотра классического определения имущества как предмета преступлений против собственности, что и сделано А.В. Шульгой.
Конечно, можно соглашаться или не соглашаться с концепцией ав¬тора, но никак нельзя отказать ей в оригинальности и, главное, в теоретиче¬ской и практической значимости. Могу предположить, что не все основные выводы найдут однозначную поддержку – но на то она и наука, чтобы обос¬нованно строить прогноз на будущее (в нашем случае – прогноз развития системы преступлений против собственности через перспективу определения их объектов и предметов).
Тем не менее, не смотря на оригинальность исследования, в нем име¬ются противоречивые и не вполне удачные суждения.
Так, диссертант, разделяя концепцию информации как предмета преступления, справедливо говорит о том, что в отношении «имуществен¬ной» информации все чаще совершаются противоправные (в т.ч. преступные) посягательства. По существу, здесь речь идет о тайне – т.е. конфиденциаль¬ной информации, свободный доступ к которой ограничен, а неправомерный доступ – преследуется по закону (так, в 15-м положении, выносимом на за¬щиту, прямо упомянута коммерческая тайна). При этом практически презю¬мируется, что конфиденциальная информация содержится на материальном носителе. Да, действительно, носитель такой информации особой ценностью не обладает (так, стоимость CD в среднем составляет 20 руб.) Но что де¬лать, если подобного рода информация не содержится на материальном но¬сителе, а существует только в «чистом виде», и ее конфиденциальность (пусть с самыми что ни на есть корыстными целями) нарушается посредст¬вом аудио- или визуального восприятия другим лицом? Можно ли в этом случае говорить о «хищении» информации как предмета преступления? От¬вет на этот вопрос «зависает».
Далее, ряд предлагаемых определений сам по себе страдает неоп-ределенностью. Например, автор считает, что (21-е положение, вы¬носимое на защиту): «Признаками предмета хищения в современных усло¬виях являются: 1) он может быть материальным; 2) он может быть составной частью нематериального мира…» Спрашивается, зачем вводить юридический признак принадлежности предмета хищения к «материальному миру», если это вовсе (по мнению диссертанта) не обязательно?
Тем не менее, высказанные замечания носят скорее технический ха¬рактер и не влияют на общую положительную оценку диссертационной ра¬боты А.В. Шульги.
Вывод: диссертационное исследование «Объект и предмет преступ¬лений, посягающих на собственность, в условиях рыночных отношений и инфор-мационного общества» соответствует требованиям, предъявляемым к докторским диссертациям, а его автор – Андрей Владимирович Шульга – за-служивает присуждения ученой степени доктора юридических наук по спе-циальности 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполни¬тельное право.
Настоящий отзыв обсужден и одобрен на заседании кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета 11 ноября 2009 г. (протокол № 4).

Заведующий кафедрой,
доктор юридических наук, профессор
А.Г. Кибальник
И снова спасибо, Алексей Григорьевич)

Михаил Петрович, призываю Вас прекратить все эти дешевые попытки снискать себе славу на именах других людей (пусть и недобрых именах, с Вашей точки зрения).
Доказывайте статус «основоположника мирового учения» собственными идеями и работами, пожалуйста, сосредоточиваясь и в них не на критике чужих мыслей либо личностных качеств их обладателей, а на содержательных аспектах проблемы.
Приведу положения, вынесенные Вами в свое время на защиту, а потом закончу.
«1. Стадии осуществления преступного намерения — это определенные этапы умышленной преступной деятельности лица, заключающиеся в умышленном создании условий для исполнения преступления и в исполнении задуманного этим лицом преступления. Таких стадий две: 1) стадия умышленного создания условий для исполнения преступления и 2) стадия исполнения преступления.

Умышленное создание условий для исполнения преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в результате которой лицо нападает на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда. Нападение на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда — это такая деятельность лица по реализации преступного намерения, при помощи которой должны быть осуществлены действия (бездействие), непосредственно направленные на исполнение преступления, т.е. -это оконченное умышленное создание лицом условий для исполнения преступления.

Исполнение преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в процессе которой лицо совершает умышленные действия (бездействие), непосредственно направленные на исполнение преступления (первая фаза) и непосредственно приводит преднамеренное в исполнение (вторая фаза).

2. Видами преступлений по степени их завершенности являются: приготовление к преступлению, неполное покушение на преступление, полное покушение на преступление, оконченное преступление. Они образуются на стадиях осуществления преступного намерения: приготовление к преступлению — на стадии умышленного создания условий для исполнения преступления, неполное покушение на преступление, полное покушение на преступление и оконченное преступление — на стадии исполнения преступления.

3. Предлагаются новые законодательные определения:

Преступление признается оконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ (ч. 1 ст. 29 УК РФ).

Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий исполнения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на исполнение преступления либо иное умышленное создание условий для исполнения преступления, не доведенное до начала исполнения преступления по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК РФ).

Покушением на преступление признается умышленное создание лицом условий для исполнения преступления, сопряженное с исполнением преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК РФ).

Неполным покушением на преступление признается нападение лица на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с умышленными действиями (бездействием), непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до непосредственного приведения преднамеренного в исполнение по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 2 ст. 30 УК РФ).

Полным покушением на преступление признается посягательство лица на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с непосредственным приведением преднамеренного в исполнение, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 УК РФ).

Добровольным отказом от преступления признается окончательное и по собственной воле лица прекращение умышленного создания условий для исполнения преступления, либо прекращение исполнения преступления, если это лицо в указанных случаях осознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 31 УК РФ).

4. Приготовлению к преступлению как виду неоконченного преступления присуща сформулированная диссертантом совокупность десяти объективных и двух субъективных признаков. Покушению на преступление как виду неоконченного преступления присуща сформулированная автором совокупность семи объективных и двух субъективных признаков. Сформулированные определения понятий приготовления к преступлению, покушения на преступление, неполного и полного покушений на преступление, а также совокупности объективных и субъективных признаков приготовления к преступлению и покушения на преступление, служат основой для отличия покушения на преступление от приготовления к преступлению.

Покушение на преступление отличается от оконченного преступления как неполным выполнением объективной стороны, так и неполным выполнением субъективной стороны состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ.

5. В проектируемую диссертантом гл. 6 УК РФ «Преступления по степени завершенности и их наказуемость» подлежит включению новая ст. ЗО2 «Наказуемость неоконченного преступления» следующего содержания: «Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать четверти санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление» (ч. 1). «Срок или размер наказания за неполное покушение на преступление не может превышать половины санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление (ч. 2). «Срок или размер наказания за полное покушение на преступление не может превышать трех четвертей санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление» (ч. 3). «Если четверть, половина, три четверти (ч. 1-3 настоящей статьи) низшего предела санкции ниже минимального срока или размера, установленного для соответствующего наказания в статье Общей части настоящего Кодекса, назначается более мягкий вид наказания, чем предусмотрен соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление» (ч. 4). Из ст. 66 «Назначение наказания за неоконченное преступление» гл. 10 УК РФ подлежат исключению ч. 2, 3.

Неоконченные преступления по своей тяжести должны относиться к самостоятельным категориям преступлений (в соответствии с их пониженными санкциями) со всеми вытекающими отсюда более мягкими иными уголовно-правовыми последствиями за их совершение.»

Так вот. Не знаю, как это покажется другим читателям, на мой же взгляд, из представленного в Вашем автореферате материала сложно что-либо не украсть. Или основоположником учения о стадиях Вы стали уже после защиты диссертации? Где же те научные положения, совокупность которых можно квалифицировать как новое крупное научное достижение и которые доказывают Ваш, пусть и самолично присвоенный, высокий статус? Ведь основоположничество учения, тем более мирового, это по определению «круче», чем степень доктора наук.

Прошу Вас не отвечать, Михаил Петрович. Ваш ответ для всех очевиден и мнения большинства, полагаю, не развенчает. На будущее только: не утверждайте того, что не знаете, и не юлите, отвечая на задаваемые Вам вопросы научного характера по существу.
А я отвечу — вот это действительно «в глаз». Елена, respect, я положений Редина не читал.
При всем этом диссертационные работы, основанные на публикациях, написанных с явным плагиатом, успешно проходят ВАК.
Яркий тому пример описан в статье проф. Александрова «Чудеса науки или секреты творчества гоподина Неретина» // www.iuaj.net/node/684
<a href="http://www.iuaj.net/node/684">http://www.iuaj.net/node/684</a>
А вот еще не менее яркий пример успешного прохождения через ВАК 4-х плагиаторских диссертаций из Московского медико-стоматологического университета (МГМСУ), защита которых проходила в одном и том же диссовете при МГМСУ. «Диссертации» всех четверых хирургов были в значительной мере основаны на одном и том же дословно переписанном чужом отчете по НИР, выполнявшейся сотрудниками НИИ скорой помощи им. Склифосовского
http://www.crimpravo.ru/blog/plagiat/1820.html и http://osdm.org/blog/2012/04/14/392/
И еще один пример — открытое письмо М. Лесникова «Надеюсь, что Володина не сумеет украсть третью диссертацию»
www.ruskline.ru/analitika/2011/02/10/nadeyus_chto_volodina_ne_sumeet_ukrast_tretyu_dissertaciyu
Судя по перечисленным датам, создается впечатление, что в декабре 2009 — январе 2010 г. было принято решение о том, что данный Диссовет «хорошо бы прикрыть». И быстренько так, всего-то за три месяца этого добились. Собственно, ничего удивительного
Как говорят студенты: «жесть»! Огромное спасибо уважаемому Анатолию Валентиновичу за принципиальную позицию и внимание (неголословное) к проблемам молодых ученых. Вот что подумалось: не являются ли проявления плагиата ко всему прочему ещё и банальной попыткой угодить «сразу всем»? И как объяснить позицию научных руководителей и оппонентов, готовых так подставиться?
С уважением, А.В. Ростокинский
Уважаемые коллеги!

Прошу извинения за надоедливость, но не могу не удержаться от еще одной реплики. В комментарии г-на Редина говорится буквально следующее: «В журнале «Современное право», 2007, » 2, с. 113-120 была опубликована рецензия автора этих строк на Ваше издание «Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. Г.М. Резника.М., 2005».
Вместо того, чтобы отреагировать на неё цивилизованным образом и ответить автору, Вы вообще перестали упоминать в своих изданиях (в некоторых изданиях её называли) о моей монографии «Преступления по степени их завершённости», М., 2006."

ВОПРОС: как мог профессор А.В. Наумов в Комментарии, вышедшем в 2005 году, сослаться на монографию г-на Редина, опубликованную годом позже?!

С уважением,
Алексей Кибальник.
Нет, Алексей Григорьевич, речь идет о том, что Анатолий Валентинович Наумов посмел не упоминать монографию М.П. Редина в своих авторских учебниках, издаваемых после выхода в свет этой рецензии. Кстати, именно этот журнал избран основоположником мирового учения Рединым для издания многочисленных рецензий на работы других авторов. Видимо, критика чужих идей — это и есть наиболее удачное поле применения восхваляемого им диалектического метода познания.
Извините, не понял суть фантазий г-на Редина. У самого М.П. Редина тоже прошу прощения за непонятливость.
Этот журнал — это журнал «Современное право».
Придется оформить подписку)))!
Простите, господа юристы, причем здесь Современное право?
Марина, безо всяких претензий к журналу я лишь констатировала, что именно в нем опубликована большая часть критических рецензий М.П. Редина. Сам жанр таких работ и их количество у одного автора говорят о многом.
Елена Васильевна, вот и я думаю, что СП ни причем.
Да, и мне кажется, та проблема, которую поднял Анатолий Валентинович, немного в другой плоскости.
А, Анатолий Валентинович, в данном случае поступил как ученный и настоящий оппонент, как к сожалению теперь уже говорил Анатолий Иванович Алексеев оппонент если он настоящий — это защитник. Вот и в своей линии защиты Анатолий Валентинович пошел до конца (не зависимо ни от чего), ни каждый на это пойдет, окажись он на месте Анатолия Валентиновича.
Несколько веков назад очень правильно сказали римские юристы: «Кто доказывает через чур, тот ни чего не доказывает (в эту формулу можно вписать наверное всю юридическую науку это мое личное мнение).
А остальное уж простите все участники дискуссии явный офтопик (это тоже личное мнение)
Совершенно с Вами согласна, Марина. И со своей стороны прекращаю это отклонение от темы.
Замечу только, что этот, выражаясь Вашими словами, оффтопик тоже был затеян не нами…
Елена Васильевна, а, я зачинщика и имела ввиду, прежде всего.
Да, когда-то было сказано: «Наукой победишь…» Только нельзя победить такой наукой как у господина Редина…
комментарий был удален
комментарий был удален
Уважаемые господа и граждане!
Направляю основные положения, выносимые на защиту докторской диссертации Шульгой А.В.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Современное законодательство по вопросам уголовно-правовой охраны собственности не отвечает реальным потребностям практики. В условиях развития рыночных отношений и информационного общества расширяется реальное содержание отношений собственности и, соответственно, должно изменяться содержание объекта и предмета ее уголовно-правовой охраны.
2. Потребности правоприменения требуют более широкого понимания объекта посягательств на собственность. Он должен более полно отражать содержание чужого и вверенного имущества как разновидности чужого. Под чужим следует понимать имущество, не находящееся в личной (индивидуальной) собственности лица. Вверенным (чужим) является доступное имущество в связи с выполняемой работой, а также имущество находящееся во владении или ведении лица, которое наделено в отношении этого имущества его собственником, сособственником, иным законным владельцем, либо законом определёнными правомочиями или обязанностями по пользованию и (или) распоряжению им. Это определение предлагается закрепить в соответствующим разъяснении Постановления Пленума Верховного Суда РФ.
3. Природа предмета преступления обусловлена его связью с объектом преступления – общественными отношениями. Традиционное материальное понимание предмета преступления против собственности, имеющего стоимость в зависимости от вложенного труда, не отвечает современному состоянию развития общественных отношений. Предмет преступления должен быть расширен за счет тех благ, которые имеют цену независимо от трудовых вложений. Земля, предметы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, информация имущественного характера и др. участвуют в отношениях собственности, в рыночных отношениях независимо от того, созданы ли они трудом человека или нет.
4. Земля имеет особое экономическое и социальное значение. Согласно законодательству земля является имуществом, вещью. Поэтому деяния, связанные с посягательствами на землю, как и посягательство на другое имущество, следует считать преступлением против собственности.
Противоправное, безвозмездное изъятие или обращение земли необходимо квалифицировать в рамках ст. 164 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: “Хищение земли, других природных ресурсов, а также предметов или документов, заведомо для виновного имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения – наказывается …”.
Порчу земли предлагается считать уничтожением или повреждением имущества и квалифицировать такие деяния по ст.ст. 167 или 168 УК РФ в зависимости от формы вины. Такое нововведение – отнесение земли к числу предметов преступлений против собственности изменит приоритет ценностей и будет способствовать формированию практики, усилению уголовно-правовой охраны земли.
5. Объективная реальность показывает, что с возникновением информационного общества появилось множество новых предметов, которые включаются в отношения собственности, но в уголовном законе об охране собственности не отражаются (средства мобильной связи, электронные деньги в системе безналичных расчетов, Интернет-имущество, Интернет-деньги, записи в реестрах акционеров и др.). Новые средства и способы посягательств на данные имущественные блага не охватываются привычным пониманием преступлений против собственности.
Развитие информационных технологий свидетельствует о необходимости учитывать в качестве предмета преступного посягательства информацию имущественного характера, причем независимо от ее связи с материальным носителем. В условиях информационного общества особую роль приобретает такой вид информации как интеллектуальная собственность. Охрана интеллектуальной собственности должна быть обеспечена надлежащим образом средствами уголовного закона. Эти предметы следует учитывать при совершенствовании уголовно-правовой охраны собственности.
6. В условиях рыночных отношений помимо материальных благ реальной стоимостью как признаком предмета преступления могут обладать имущественные права, закрепленные в ценных бумагах или на других носителях. Сама бумага или другой носитель (например, электронный – магнитный диск и т.п.) не могут рассматриваться как предмет преступлений. Преступление совершается не по поводу данного носителя, а по поводу его содержимого – информации. При этом пластиковые кредитные и расчетные карты, магнитные диски и другие носители информации, зачастую не имеющие значительной ценности, выступают лишь средством совершения преступления.
Предметом преступных посягательств против собственности следует считать такую информацию имущественного характера, как записи в реестрах акционеров. Эти записи, как правило, обезличенные. Они зачастую имеют только порядковый номер. Противоправное изменение такой записи неизбежно причиняет реальный материальный ущерб собственнику акций. Изменение записи в реестре должно рассматриваться как оконченное хищение. Последующая реализация прав, предоставленных данным реестром (продажа акций и т.п.) должна рассматриваться как распоряжение похищенным и дополнительной квалификации не требует.
7. Основным признаком предмета посягательств против собственности должна быть признана не материальная природа и создание человеческим трудом, а его действительная или потенциальная коммерческая ценность, способность быть товаром, то есть участвовать в легальном экономическом обороте. В условиях рыночных отношений и информационного общества товарные свойства предмета проявляются вне зависимости от его материальной природы и вложений человеческого труда. Поэтому в условиях современного общества следует менять представление об исключительной материальной сущности предмета преступлений против собственности, что в итоге приведет к необходимости иного, более широкого понимания объекта рассматриваемых посягательств. Об этом свидетельствует также уголовное законодательство развитых зарубежных стран.
8. Новый подход к уголовно – правовой охране собственности обусловлен тем, что развитие производства и экономики, влияние научно-технического прогресса и конкуренции привели к “модернизации” понятия имущества, необычайному его расширению и, соответственно, к юридическому признанию новых видов имущества, множественности его разновидностей. К имуществу как предмету собственности практика относит электроэнергию и газ, другие виды энергии и сырья, права, имеющие стоимость и денежную оценку, интеллектуальную собственность (результаты интеллектуальной деятельности).
Поэтому, с учетом особых свойств предмета посягательства, возникает вопрос о том, что общественные отношения собственности, как объект уголовно-правовой охраны, необходимо пересмотреть с точки зрения расширения и включения в него общественных отношений по поводу интеллектуальной собственности, благ нематериального характера.
9. Фактически отношения собственности имеют место и в сфере интеллектуальных благ. Общественные отношения интеллектуальной собственности имеют общие признаки с традиционными (материальными) отношениями собственности: в интеллектуальной сфере существует присвоение и отчуждение соответствующих благ (знаний, информации и т.п.); содержание конструкций фактически включает три правомочия: владение (обладание), пользование (использование), распоряжение; исключительные права являются имущественными правами; обе конструкции носят характер абсолютных прав; информацию можно противоправно изъять или уничтожить аналогично уничтожению или противоправному изъятию материальных вещей и др. К такому выводу все чаще приходят не только ученые, но и практики.
Поэтому посягательства на имущественные права обладателей таких нематериальных благ как фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания, программы для ЭВМ, ноу-хау и т. п., могут порождать уголовно-правовые отношения в сфере охраны собственности. Однотипность содержания общественных отношений собственности и интеллектуальной собственности, общность правового режима материального и нематериального имущества предопределяют надлежащее место преступлений против интеллектуальной собственности в системе Особенной части УК РФ с учетом сложившихся объектов уголовно-правовой охраны.
10. В настоящее время возникает потребность того, чтобы на законодательном уровне усилить уголовно-правовую защиту имущественных прав законных обладателей интеллектуальной собственности. Интеллектуальная собственность превращается в товар, имеющий рыночную стоимость, и этот товар может быть противоправно изъят, похищен, уничтожен, присвоен и т.п., и тем самым может быть причинен материальный ущерб собственнику. Посягательства на имущественные права обладателей интеллектуальной собственности причиняют, прежде всего, им материальный ущерб, экономический вред, поэтому должны охраняться в рамках экономических отношений.
Продолжение следует.
11. Поскольку в рамках гражданско-правового законодательства интеллектуальную собственность все-таки не отождествляют с материальной собственностью, уголовное право не может противоречить гражданскому праву в вопросах определения содержания права собственности и ее объектов.
На основе признания нематериальных свойств предмета посягательств против собственности, учитывая тесную связь общественных отношений собственности и интеллектуальной собственности, а также на основе изучения действующего уголовного законодательства и практики, обосновывается предложение по признакам родового объекта выделить в разделе VIII УК РФ новую самостоятельную главу 211: “Преступления против интеллектуальной собственности”.
Преступлениями против интеллектуальной собственности следует считать противоправные, общественно опасные деяния, посягающие на имущественные права законных обладателей результатов интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), включенных в легальный экономический оборот, причиняющие имущественный ущерб.
Видовым объектом всех преступлений против интеллектуальной собственности являются отношения, возникающие в процессе обладания, использования и распоряжения предметами интеллектуальной собственности.
Непосредственным объектом преступлений, входящих в данную группу, предлагается признать общественные отношения по защите конкретных результатов интеллектуальной деятельности: объектов авторского права и смежных прав, изобретений, полезных моделей, товарных знаков, коммерческой информации, программ для ЭВМ, баз данных и т.п.
12. Объединение всех преступлений посягающих на интеллектуальную собственность в рамках одного объекта обосновано следующими моментами: 1) единство характера общественных отношений интеллектуальной собственности, урегулированных Ч. IV ГК РФ; 2) общность сферы противоправного поведения; 3) единый характер причиняемого вреда данными преступлениями; 4) современная общественно-политическая обстановка, требующая усиления уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности.
Потребность создания единого комплекса уголовно-правовых норм, направленных на защиту интеллектуальной собственности обусловлена тем, что общественные отношения в сфере интеллектуальной деятельности становятся особо значимыми. Результаты интеллектуальной деятельности становится в условиях рыночных отношений полноправным предметом хозяйственного оборота. В условиях построения информационного общества и информационного сектора экономики предметы интеллектуальной собственности становятся производительной силой, они преобладают над другими ресурсами общества и становятся центральной категорией в экономике. Интеллектуальный рынок является основой бизнеса, а продукты интеллектуальной деятельности – самым ценным товаром, который требует должной уголовно-правовой охраны.
13. Объединение всех преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность в рамках одного объекта, имеет большое теоретическое и практическое значение в условиях рыночного и информационного общества, будет способствовать: акцентированию внимания на важности отношений в сфере интеллектуальной собственности в современном обществе, их значимости; совершенствованию системы Особенной части УК РФ, что повысит эффективность уголовного законодательства; информированию населения об общественной опасности посягательств на интеллектуальную собственность; формированию общественного мнения о лице, противоправно использующем результаты чужой интеллектуальной деятельности как о преступнике; созданию юридической основы для ужесточения санкций к лицам, посягающим на интеллектуальную собственность; формированию и совершенствованию практики борьбы с данными преступными деяниями; отражению в Уголовном законе развития рыночных отношений и информационного общества в России. Это соответствует международному уровню; сближению уголовного законодательства России и государств с другими правовыми системами, но обеспечивающими общие задачи – регулирование и охрану рыночных отношений; соответствию мировым стандартам борьбы с преступлениями против интеллектуальной собственности.
14. Учитывая особую важность общественных отношений в сфере интеллектуальной сферы и особую общественную опасность преступных посягательств на данные отношения, предлагается ст. 2 УК РФ сформулировать в следующей редакции: “Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, интеллектуальной собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений”.
15. Обосновывается предложение переноса в главу 211 включенные в УК составы, охраняющие конкретные результаты интеллектуальной деятельности: 1) ч.ч. 2 и 3 ст. 146 УК РФ – нарушение авторских и смежных прав; 2) ст. 147 УК РФ – нарушение изобретательских и патентных прав; 3) ст. 180 УК РФ – незаконное использование товарного знака; 4) ст. 183 УК РФ – незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну; 5) ст.ст. 272 – 274 УК РФ – так называемые компьютерные преступления. Наряду с этим при формировании главы 211 в Уголовный кодекс необходимо внести следующие изменения: 1) считать утратившими силу ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК; 2) из ч. 1 ст. 147 УК исключить следующие слова: “Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца”; 3) считать утратившей силу ст. 180 УК РФ; 4) из ч.ч. 1и 2 ст. 183 УК исключить слово “коммерческую”; 5) считать утратившей силу главу 28 УК “Преступления в сфере компьютерной информации”
Использование средств компьютерной техники при совершении ряда преступлений (например, против собственности – хищений, общественного порядка, безопасности и др.) должно учитываться законодателем при конструировании составов преступлений в качестве квалифицирующих признаков, что обусловлено повышенной общественной опасностью преступлений, совершенных с использованием компьютерной техники.
Продолжение следует.
16. Преступления против собственности и против интеллектуальной собственности являются однородными и имеют множество общих признаков. Проанализировав все признаки хищения, которые вытекают из примечания 1 к ст. 158 УК, обосновывается вывод, что они имеют место и при посягательствах на предметы интеллектуальной собственности и другие нематериальные блага, а именно:
а) противоправные посягательства на результаты интеллектуальной деятельности также совершаются с целью незаконного обогащения, получения прибыли;
б) противоправные посягательства на интеллектуальную собственность совершаются лицом, которое не имеет никаких прав на результаты интеллектуальной деятельности, вопреки воле собственника данных предметов, то есть противоправно;
в) посягательства на интеллектуальную собственность совершаются безвозмездно, то есть виновный не предоставляет потерпевшему полного эквивалента стоимости похищенного;
г) хищение нематериальных благ может осуществляться как путем изъятия (например, когда правообладатель полностью лишается информации, не может ее восстановить), так и путем их незаконного обращения в противоправное владение виновного (например, копирование, незаконное приобретение, распространение, использование, разглашение и т.п.);
д) предметом хищения согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ является чужое имущество. В соответствии с гражданским законодательством имуществом признается не только материальные ценности;
е) хищение нематериальных благ также причиняет реальный имущественный ущерб их обладателям, поскольку обладают ценностью, на создание предметов интеллектуальной собственности затрачиваются значительные трудовые и денежные ресурсы;
ж) предметы интеллектуальной собственности и другие нематериальные блага могут перейти в незаконное владение виновного лица.
Мировой законодательный опыт, основанный на устоявшихся рыночных отношениях, подтверждает это. В уголовном законодательстве зарубежных государств с развитой рыночной экономикой (США, Франция, ФРГ, Италия, Япония и др.) посягательства на нематериальные ценности (интеллектуальную собственность, информацию, энергию и т.п.) признаются преступлениями против собственности, а названные нематериальные блага – предметом хищения.
17. В работе аргументируется вывод о том, что понятие и признаки хищения необходимо распространять и на составы, включаемые в предлагаемую автором главу 211 “Преступления против интеллектуальной собственности”. Под словами “…чужого имущества…” в примечании 1 к ст. 158 УК РФ предлагается понимать не только материальные вещи, но и предметы интеллектуальной собственности, посягательства на которые способны причинить материальный вред их обладателям. Это положение целесообразно закрепить в соответствующем разъяснении Пленума Верховного Суда РФ. В составах преступлений против интеллектуальной собственности вместо слов: “использование, получение, разглашение, копирование” необходимо использовать термин “хищение”. Это усилит охрану таких предметов собственности.
18. Примечание 1 к ст. 158 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции: “Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества (в том числе использование, получение, разглашение, копирование предметов интеллектуальной собственности) в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества”.
19. На основе проведенного анализа для обсуждения специалистов предлагается структура и содержание главы 211 УК РФ.
20. Предметом хищения в настоящее время должны признаваться такие нематериальные блага, как электрическая, тепловая и другие виды энергии. Электроэнергия, другие виды энергии и сырья обладают признаками товара и могут быть признаны вещью. Хищение электроэнергии причиняет не упущенную выгоду (как традиционно считается, в виде неполучения должного государством), а реальный (действительный) ущерб, так как данная энергия уже произведена и на ее производство затрачены определенные материальные ресурсы (сожжен уголь, мазут, выплачена зарплата энергетикам и т.п.).
21. На наш взгляд, признаки предмета хищения в современных условиях меняются. В условиях рыночных отношений и информационного общества предмет хищения:
1) может быть материальным;
2) может быть составной частью нематериального мира;
3) всегда обладает определенной экономической (как результат человеческого труда) или рыночной стоимостью (как результат рыночного спроса). Стоимостная характеристика предмета хищения в рыночных условиях является ключевой. Только те предметы, которые имеют стоимость, могут быть похищены. Стоимость (меновая стоимость) определяется как способность предмета (материального, нематериального) обмениваться на другие полезные предметы, как его способность участвовать в товарно-денежном обращении;
4) им может быть только чужое имущество, то есть принадлежащее на праве собственности другому лицу.
Таким образом, предмет преступлений против собственности – это чужие материальные или нематериальные блага, включенные в легальный экономический оборот, обладающие действительной (как результат человеческого труда) либо рыночной стоимостью, посягательства на которые причиняют имущественный ущерб их обладателям.
Эти признаки должны быть учтены не только в процессе совершенствования уголовного закона, но и при решении актуальных практических задач. Данные вопросы все более остро ставятся судейским сообществом.
Ну так и что? Замечательная у него диссертация. С безусловной новизной.
Но вообще, хотела бы всех вернуть к конструктивному обсуждению проблемы, которую поднял Анатолий Валентинович. Проблемы очень сложной и очень актуальной.

Смысла обсуждать публикации М.П. Редина я не вижу абсолютно никакого, как и вообще вывешивание списка этих публикаций в этом топике. Это же надо додуматься…
Полностью Вас поддерживаю, уважаемая Наталья Александровна.
Поэтому хочу обратить внимание коллег на существующее мнение о том, что ученые степени (по крайней мере, кандидатские) должны присуждаться советами при университетах и не подлежать никакому контролированию свыше.
Эта идея была озвучена несколько лет назад, в частности, ректором СПбГУ.
Но вот в чем, на мой взгляд, трудность: вряд ли у кого вызовет сомнения степень, присужденная советом при МГУ или СПбГУ. Однако, зная наши реалии, их (т.е. степени) сразу же начнут «штамповать» вузы, не имеющие такой репутации. Во-вторых, будут ли эти степени признавать иные вузы, т.е. возьмут ли такого ученого на работу не в тот вуз, где ему присудили степень?
Прошла кулуарная информация — не указываю источник, но не мои данные, хотя источник заслуживает всяческого доверия, — что есть «реформаторское решение по ВАКу. Теперь присвоение званий будет контролироваться непосредственно администрацией президента, а не Минобра».
Просто — к сведению…
А по советам — согласна с Вами совершенно…
Только званий или и степеней тоже, Наталья Александровна?
Не знаю, Лена. Даю то, что сама получила. — А там только звания
Все-таки Редин лукавит, что не хочет защищать докторскую. Посмотрите, как озаглавлен список его бессмертных публикаций!
комментарий был удален
А зачем так надо было озаглавливать свой список трудов?
А вот этот вопрос, Гость, никакого отношения к делу не имеет.
Считайте, что это цикл статей, объединённых названием «Учение о стадиях осуществления преступного намерения (теоретико-прикладное исследование).
Уважаемая Наталья Александровна!
А действенна ли вообще современная система присвоения ученых степеней? Я лично на своем опыте могу сказать, что как только я от научного исследования, по которому с успехом публикуюсь, обращаюсь к написанию этой «квалификационной работы преподавателя по 08 специальности» (мне так и говорили члены совета которые меня забраковали), моя научная работа замораживается. Останавливается сам процесс исследования. Наверное, если бы я был преподавателем, у которого на это есть время, то наверное это не представляло бы для меня проблемы. Но когда это хобби, на которое хочется тратить время только с КПД для науки, то это ощутимо. При этом Вам хорошо известно, что соответствующие специалисты пишут эти самые квалификационные работы за деньги даже за месяц, только ни уму, ни сердцу.
Я в этом топике, может излишне резко, уже заметил, что действующая система напоминает «Союз писателей и художников» своего времени не допускающий инакомыслия. Я не занимался этим вопросом, но слышал, что в некоторых странах научные степени присваиваются по прохождении научной публикации соответствующего уровня в особых журналах, вроде ВАКовских, но несомненно более сложного рецензирования и качества оценки. В современных условиях может вообще следовало бы ввести возможность электронного голосования известных специалистов в той или иной отрасли. Например как Ваша оценка работы А.В. Шульги. Очевидно, что только такие специалисты, как Вы, Бойцов, Гаухман, Максимов, автор топика Анатолий Валентинович, Плохова и др. могут должным образом оценить работу в сфере экономических преступлений. Сегодня ничто не мешает вообще ввести подобный порядок не только в отношении большой работы, но и в отношении содержательных статей или тезисов. Вы ведь знаете, что очень часто результаты целой докторской диссертации можно вместить в одной статье. Может даже не требовать превосходства положительных оценок, потому-что сегодня найдутся такие как М.П. Редин и те члены ВАКа о которых замечено в статье топика, а ввести вообще предельное количество положительных оценок, например 20 плюсиков от докторов наук по специальности, и чтоб не менее 5 из них специалистов по теме работы, не взирая на количество отрицательных оценок.
По моему надо менять всю систему, а когда контроль исходит сверху, это всегда будет иметь оттенок руководящей роли в направлении науки, а не проверки качества научных исследований.
Может к готовящейся реформе образования можно добавить и реформу системы присвоения ученых степеней, хотя судя по качеству готовящейся реформы неверное лучше этого не делать.
С уважением, искренне Ваш покорный слуга Р.Е. Токарчук.
Вы правы абсолютно, уважаемый Роман Евгеньевич. Надо менять систему. И предложение по поводу голосования мне симпатично, хотя тут тоже есть свои издержки — могут быть. Коррупционного характера. Другое дело — как это в действительность претворять? Что лично мы с Вами, другими учеными можем? Как систему поменять?
Правда, и вода камень точит… И статья профессора А.В. Наумова — не капля даже, гораздо больше…

Может быть, хотя бы одно отвоевать — прозрачную ротацию кадров членов экспертного совета ВАКа. Хотя этого мало. Надо бы — еще прозрачный порядок назначения туда…
Ага… И обеспечить прозрачный порядок их работы, начиная с обнародования аргументации принимаемых решений… И менять ничего не надо будет...)
Но в том и беда, что с прозрачностью у нас пока все наихудшим образом. А без нее что ни придумаешь, все будет ущербно…
Согласен Наталья Александровна! Кто у нас в стране ученых слушает вообще. Из них сделали преподавателей и дальше даже пускать не хотят. Даже в суде отводят по сомнительным основаниям, как с Вами в деле Ходорковского. Хотя есть и исключения, например назначение А.И. Бойцова в конституционные судьи. А насчет издержек коррупционного характера, то у действующих советов их больше, все-таки людей меньше. В предлагаемом порядке голосования больше опасность панибратских отношений, «ты меня уважаешь и я тебя уважаю», хотя наверное они все-таки в ученом мире больше строятся на научном взаимопонимании. Вот вы же со мной общаетесь как с ученым, хотя у меня и степени-то нет и неизвестно, к сожалению, когда будет (1-3 года — хобби все-таки).
Будем надеяться, что когда-нибудь порядок поменяется к лучшему, но боюсь не скоро. Если звания и степени будет контролировать администрация П., то порядок будет, но только не в ту сторону. «Хочешь быть передовым сей квадратно гнездовым».
Надеюсь наш уважаемый модератор Руслан Олегович проконтролирует размещение статьи Анатолия Валентиновича и на других криминологических форумах, с другими модераторами поработает, а там глядишь какая газетенка ее коснется, а потом и в телевизор на какой-никакой почве вылезет. Все-таки 5-я власть, хоть и подконтрольная. На святое дело идет Анатолий Валентинович, семь футов ему под килем и чтоб лед корму не сковывал.
С уважением, искренне Ваш покорный слуга Р.Е. Токарчук.
Уважаемый Роман Евгеньевич!
Боюсь опять нарваться на непонимание, но мне все-таки было бы очень интересно Ваше мнение по следующим вопросам:
1. Если наука — хобби, то зачем ученая степень?
2. Ученых слушают далеко не всегда. Плохо? А если во власти окажется какой-нибудь очередной основоположник мирового учения? Примеров уже и так хватает.
3. А может ученая степень уже вообще себя изживает?
Честно скажу, сам для себя ищу ответы на эти вопросы.
С уважением, А.З. Рыбак
Уважаемый Алексей Зиновьевич!
Для меня здесь все просто, рассказать что есть, а говорить не могу. Публиковаться без степени сами знаете как сложно (все эти ограничения по объему статей и пр.) — это раз. Я бы конечно мог просто вывешивать свои открытия на форумах, но не тот это порядок, бумага правильнее, опять же авторство за мной, а я все-таки не без амбиций, это все-таки моя сфера самореализации, удовлетворение стремления к самоутверждению. По этому поводу моя жена верно подметила — женщина спасется рождение ребенка, а мужику этого никак не достаточно (это конечно утрировано, так как и женщины в наше время весьма и весьма в этом направлении работают), поэтому терпит все мои затраты в этом направлении. А вы думаете моя библиотека раритетов дешево мне обошлась (и финансово и по временным затратам)?
На примере Владимира Семеновича Овчинского замечу, что с хорошей степенью найти работу значительно проще, опять же думаю как-нибудь лет через 10 перейти к преподаванию, а мне троих детей поднимать надо, тут не до сантиментов и идейности — это два. В принципе думаю этого достаточно, мне других поводов не надо.
Так что правило без бумажки ты букашка действует и сегодня, если есть что терять.
С уважением, Р.Е. Токарчук.
Уважаемый Роман Евгеньевич!
Согласен с Вами. Один мой знакомый как-то сказал: «Да начерта мне нужна эта ученая степень!? Защититься бы скорее, да и забыть об этом!» (шутка).
С уважением ко всем, А.З. Рыбак
Если бы я мог так отстраненно мыслить, уже давно бы защитился. Когда-то это получалось, ведь писал же рефераты в вышке о том о сем. А теперь научное рвение и сердце офицера покоя не дают, не позволяют юлить и заискивать, даже перед советом. Хотя надо бы из соображения прогматичности и попридержать мои мысли мои скакуны. Но ведь нет же, я уступать не стал, а схитрил и выбрал новую тему для дисера, чтобы с современной доктриной не спорить. Вопрос чисто исторический «Эволюция форм хищения в России 18 века: историко-теоретическое исследование». Благо по шифру 08 специальность (и 01 тоже) и юлить не надо, там нога человека с начала 20 века, кроме моей, почти не ступала, и с современной доктриной спорить не надо. Исторический анализ и все тут. Разве что С.А. Елисеев общий обзор сделал, оппонентом и попросим быть.
Наука для трудоголика это бесконечная сфера приложения, бездонная бочка. Поскучать точно только на том свете удастся.
С уважением, искренне Ваш покорный слуга Р.Е. Токарчук.
Может такой совет пригодиться:
В диссертации, как в картине художника, должна быть какая-то недосказанность. Может быть даже искусственная. Тогда она как улыбка Мона Лизы будет вызывать интерес и приковывать внимание. А если из нее физиономия Клары Цеткин вопрошающе торчит, то…
С уважением, А.З. Рыбак
комментарий был удален
Самолюбование Редина продолжает обостряться... Насчет "основоположничества" - см. комментарии Токарчука и других - там все сказано!
Надеюсь, под Ваши руководством пройдёт еще, как минимум, 47 защит кандидатских и 10 докторских. Присоединяюсь к Наталье Александровне: Браво! И добавлю: СПАСИБО!
Очень хотелось бы, что бы это было так.
Но это, полагаю, может случиться при выполнении Анатолием Валентиновичем двух решающих условий.
Первое. На вооружение следует взять диалектический метод исследования, а не догматизм. «Догма есть не что иное как прямой запрет мыслить» (Людвиг Фейербах).
Ещё в 2006 году В.Н. Кудрявцев справедливо подверг критике А.В. Наумова за то, что последний «регулярно публикует книги, которые по разработке уголовно-правовой догматики становятся или стали классическими» (Владимир КУДРЯВЦЕВ. Науку уголовного права пора модернизировать //Уголовное право 2006. № 5. С. 130). Такой же критике подверг А.В. Наумова автор этих строк (см. Михаил РЕДИН. Неужели догматизм непобедим? (О названии и содержании главы 13 «Стадии совершения преступления» тома 1 «Полного курса уголовного права»//Современное право. 2009. № 1. С. 139, на которую, как выразилась Е.В. Кобзева, фактический небожитель А.В. Наумов, к сожалению, вообще не соизволил отреагировать.
Второе. А.В. Наумову вряд ли удастся это сделать в связи с его амбициями. Поскольку амбиция — враг, можно даже сказать антипод, настоящей, подлинной науке.
РЕДИН Михаил Петрович, адвокат, к.ю.н., почётный адвокат России, основоположник учения о стадиях осуществления преступного намерения в мировой уголовно-правовой науке.
Боже правый! Это уже какая-то болезненная страсть Редина к профессору Наумову)))
Я начинаю опасаться…
Уважаемые коллеги!
Не хотелось бы добавлять бочку дегтя, но тема очень «волнительная». В условиях тотальной коррумпированности всего и вся, в условиях всеобщей (нет, нет, конечно, есть исключения!) продажности, я, хорошо зная, как «пекут» и как покупают диссертации «под ключ» (с гарантией не быть уличенным в плагиате, подбором оппонентов и советов! — см. сотни предложений в интернете), не вижу РЕАЛЬНЫХ путей изменения ситуации. Из достоверных источников мне известно (помимо объявлений на многочисленных сайтах), сколько стоит кандидатская или докторская диссертация, сколько стоит прохождение через ВАК, как образованы команды по изготовлению диссертаций (с участием профессуры...). Написание и защита диссертаций — система в Системе. И при сохранении Второй нельзя изменить первую. Или, как говаривал мой друг, ныне покойный профессор Л.И. Спиридонов: «Элемент не может быть лучше системы». Извините, что песнь испортил…
Уважаемый Яков Ильич! Послевкусие, связанное с прочтением Вашего комментария, таково, что на первый план выходит не испорченная песнь о надеждах реформирования ВАК и системы «оборота» ученых степеней и званий, а виртузно исполненное Вами, всем известное и очень грустное произведение о тотальной их коррумпированности… Полностью с Вами согласна…
комментарий был удален
Прошу прощения, за отклонение от темы, но не могу не отреагировать на поведение М.П. Редина.
Уважаемый Михаил Петрович!
На мой взгляд, опровергнуть утверждение о том, что вы являетесь основоположником указанного вами учения, не так уж сложно.
Во-первых, в своих работах вы неоднократно указываете на то, что «что-либо объясняется неразвитостью учения о стадиях осуществления преступного намерения». С точки зрения формальной логики вы тем самым признаете, что это учение уже существует, но в неразвитом виде. И как же после этого вы можете быть его основоположником?
Во-вторых, если внимательно изучить суть ваших работ, то становится понятно, что новизна заключается лишь в использовании уточненной терминологии. Да-да, в науку вы внесли терминологическую ясность, не более. По существу же вы явно позаимствовали основную идею у Н.Ф. Кузнецовой, А.П. Козлова и др. Более того, термин «преступное намерение» встречается и в дореволюционной литературе, на которую вы сами же и ссылаетесь.
В-третьих, очень показательно, что А.А. Клюев (автор главы о добровольном отказе в ЭУП Т.5) использует те же самые постулаты, но почему-то заметить большое количество ссылок на ваши работы не представляется возможным.

Довольно странными выглядят ваши выпады в адрес А.В. Наумова. Вы то и дело обвиняете его в безразличности к вашим критическим отзывам. Но вам даже в голову не приходит, что он их и в глаза не видел! А если бы и видел, разве это означает его обязанность что-либо вам отвечать? С таким подходом вы должны обвинять всех лекторов юридических вузов, которые по тем или иным причинам не включают ваши работы в список дополнительной литературы для изучения.

С уважением, здравомыслящий человек, не приписывающих себе незаслуженных лавров.
комментарий был удален
Полностью поддерживаю вышеизложенную позицию Maksimа. Действительно, работа Н.Ф. Кузнецовой «Значение преступных последствий для уголовной ответственности» была для своего времени незаурядной, в какой-то степени даже «революционной»! Сам Арон Наумович Трайнин был буквально поражен этой работой, и восхищен смелым выступлением Нинель Федоровны, которая решительно отстаивала идеи, что «стадии совершения преступления» не синонимы приготовления и покушения, что обнаружение умысла не является стадией преступления, что добровольный отказ возможен только от завершения преступления, но не от уже прерванных приготовления и покушения. После выступления Н.Ф. Кузнецовой, А.Н. Трайнин поддержал высказанные в докладе идеи, поблагодарил за достойное выступление и пожал ей руку (см.текст автобиографии к Избранным трудам Н.Ф. Кузнецовой).
О ступенях развития преступной деятельности писал в свое время профессор Н.С. Таганцев. И я уверен, что даже он не является новатором в этой области уголовного права.

Так, еще Екатерина II в Наказе говорила: «Законы не обязаны наказывать никаких других, кроме внешних и наружных действий» Уложение 1845 г. в ст. 6 говорило: при суждении о преступлениях умышленных принимаются во внимание и различаются: один лишь через что-либо обнаруженный на преступление умысел, приготовление к приведению оного в действо, покушение на совершение и самое совершение».

«Ступени развития преступной деятельности» достаточно подробно освещались в работах таких дореволюционных криминалистов как В.Есипов и Н.Сергеевский. За рубежом этот институт нашел свое отражение в работах германских ученых ( Кестлин, Лист).
В связи с изложенным, полагаю, что научные работы М.П. Редина вовсе не являются новаторскими в прямом смысле слова, а представляют собой дальнейшие развитие уже существующих выводов, идей, убеждений.
С уважением, В.А. Синцов
Уважаемый коллеги!
При этом хотелось бы заметить, что «основоположник учения о стадиях осуществления преступного намерения в мировой уголовно-правовой науке» не нашел возможным ответить на прямо поставленный вопрос против его выступления в защиту усеченного состава разбоя в УК. Хотя этот вопрос прямо связан с как-бы развиваемым им учением.
А звучали вопросы так (http://crimpravo.ru/blog/nauka/896.html#cut):
«1. Стадии реализации «виновной воли» (Л. Белогриц-Котляревский) придуманы, чтобы они разграничивали тяжесть наказания. Дифференциация и детализация ответственности вот их цель. В связи с этим разъясните пожалуйста, как называется та стадия реализации виновной воли (наверное ее тоже нужно придумать, ведь есть же), когда после окончания преступления (за которое определены пределы наказания) разбойник еще дополнительно причинил также вред здоровью средней тяжести и изъял 1000000 рублей. Последние действия явно выходят за пределы оконченного разбоя, куда их, простите, деть, как оправдать эту стадию. Зачем все эти столь подробные стадии неоконченной реализации преступной воли, вся эта дифференциация ответственности, когда после окончания в состав засунуты последствия к моменту окончания отношения не имеющие? Почем сегодня девальвация карательной политики и справедливость?
2. Даже заложенные в разбое санкции предполагают наступление материальных последствий в отношении обоих объектов, а это знаете-ли уже не справедливо наказывать за то, чего не совершал. Хотя с современным подходом к нижнему пределу наказания за разбой это уже не так актуально, но все-таки».
На что основоположник счел возможным ответить следующее:
«Стадии осуществления преступного намерения не надо придумывать, как пишите Вы. Поскольку они представляют собой структуру преступного деяния, совершаемого с прямым умыслом. И вообще в праве ничего не надо выдумывать, а надо следовать объективным законам диалектики («из жизни для жизни», как образно выражался Н.С. Таганцев).
К сожалению, упоминаемые Вами Плохова В.И., Марцев А.И., Гаухман Л.Д., Л. Белогриц-Котляревский, а также В.Н.
Кудрявцев (см.: Общая теория квалификации преступлений, М. 1972, С. 265)и др. авторы не смогли дать миру учения о стадиях осуществления преступного намерения. Правда, на подступах к этому учению были Н.Ф. Кузнецова, А.П. Козлов.
Вам бы я советовал наряду с изучением истории уголовного права изучать и современные прогрессивные уголовно-правовые исследования, в частности, учение о стадиях осуществления преступного намерения. Вам станет ясно, что такое «нападение» в составе разбоя и т.д.
А вот после изучения Вами трудов по теме «Учение о стадиях осуществления преступного намерения» готов вернуться к предложенной дискуссии».
Лично я в этой тираде ответа не увидел, а только понял, что поставил основоположника в тупик, что в его учении ответа на эти естественные вопросы нет, а тогда где открытие нового совершенного учения в науке, где его польза.
С уважением ко всем, Р.Е. Токарчук.
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
Уважаемая Наталья Александровна и все участники обсуждения!

Знакомясь с комментариями г-на Редина, вначале я был в полном недоумении, можно сказать — ошарашен. Потом мне стало попросту смешно и, в какой-то мере, иронично. А сейчас я все больше склоняюсь к чувству жалости к этому человеку: ну не разделяют другие «гениальности» его «учения», и всё-тут! Я не поленился и прочитал почти все его рецензии (против А.В. Наумова, Т.Г. Понятовской, С.В. Чернокозинской, А.И. Ситниковой, С.Ф. Милюкова и Т.Н. Дроновой) и «апогей» разглагольствований Редина о «новой парадигме в мировой уголовно-правовой науке» (для себя я эту статью назвал «Редин против всех-всех-всех»).
Та злоба, которой сочится его критика а адрес практически всех, она ведь свидетельствует о весьма болезненном чувстве неразделенного никем гипертрофированных самолюбия и самооценки.

Но здесь дейтвительно не место говорить о Редине.
Поэтому предлагаю вернуться к теме обсуждения — она несоизмеримо важнее.
Я, почитав мнения других, полностью согласен, что оказать реальное воздействие на ВАК очень сложно. Конечно, коррумпированность этой системы имеет место (тут надо согласиться с Я.И. Гилинским). Но надо что-то делать, хотя бы пытаться — в блоге и без меня оценили поступок А.В. Наумова по достоинству.
Может, для затравки стоит подумать о письме руководству ВАК, в котором десять-двадцать специалистов предложили бы вариант схемы обеспечения «прозрачности» принимаемых ВАКом решений. Я, конечно, осознаю, что, скорее всего, результат будет мизерный (если будет), но не делать ничего (ссылаясь на порочность системы) тоже нельзя — это (простите за высокопарность) ведь в интересах всего научного сообщества (кроме, конечно, «коммерческой» его части).

С уважением ко всем,
Алексей Кибальник.
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
Матушка-природа, пожалей всех нас… Сверни весну поскорее… Устали...
Уважаемый Анатолий Валентинович, многие из нас, являясь Вашими учениками, благодарны Вам за научные достижения, которые были сделаны под Вашим руководством. Я ознакомилась с содержанием всех диссертаций, написанных под Вашим руководством, которые были одобрены ВАКом. Это действительно достойные работы! ВАК всё же часто права, когда утверждает такие работы. Признаем это. Это самое главное! Думается, пессимизим, высказанный нашими коллегами в рамках настоящего форума, к счастью, всё же не оправдывается. Мы живем в демократическом общества, неотъемлемым атрибутом которого является плюрализм мнений и позиций. Уважаемые учёные приводят свои точки зрения по тому или иному вопросу, и это замечательно! Свобода слова! Это всегда приветствуется! Но, как известно, оптимизим — значит реализм! Будем оптимистами! Жизнь прекрасна! Все мы, учёные, — в душе оптимисты, и слава Богу!
В целом заметка хорошая, но, по моему мнению, банальная. Написать то же самое могут многие. Я полагаю, было бы лучше, если бы кто-либо с подобным авторитетом привлек внимание к следующим вещам:
http://www.washingtontimes.com/news/2006/mar/24/20060324-104106-9971r/?page=;
http://null21.livejournal.com/73059.html;
http://midural.wordpress.com/2010/02/20/%D0%BA-%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%83-%D0%BE-%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D0%B0%D1%82%D0%B5-%D0%B2-%D0%B4%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F%D1%85/;
http://forum.yurclub.ru/index.php?showtopic=141370 (имеется в виду статья Я.И. Гилинского, написанная острее, чем заметка А.В. Наумова).
Хотя, судя по материалу с этих веб-страниц, что-либо делать здесь бесполезно.
«ВАК — это серьезная преграда для проникновения «серости» в науку, надежный инструмент «выбраковывания» слабых в научно-теоретическом и практическом отношении диссертаций. Таково вполне официальное мнение. Но только известно, что любая истина – конкретна… ВАК выработал свои официальные определенные требования. И если научное исследование не укладывается в их «прокрустово ложе», оно отвергается».
Однако в практике Высшей аттестационной комиссии, по-видимому, гораздо чаще имеют место случаи, когда научное исследование хотя и не укладывается в ВАКовское «прокрустово ложе», оно, тем не менее, без каких-либо возражений принимается. С примером именно такого отношения ВАК к диссертации, содержание и процедура защиты которой не соответствовали официальным требованиям, можно ознакомиться на сайте
gidepark.ru/user/1220335144/article/230042
Уважаемый Анатолий Валентинович! Ваши интеллект и воля, Ваш авторитет ученого позволяют Вам говорить правду по этому вопросу. Печально лишь то, что правда в нашей стране, на мой субъективный взгляд, уже не имеет общественной ценности. Главный результат последних 12 лет, на мой субъективный взгляд, деградация морально-нравственных начал в российской науке, культуре. Увы! С уважением, д.ю.н., проф. Борис Спасенников
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий