Стороженко И.В. Антикоррупционный мониторинг в криминологическом значении: автореф. дисс. канд.юрид.наук, М., 2011

Стороженко И.В. Антикоррупционный мониторинг в криминологическом значении: автореф. дисс. канд.юрид.наук, М., 2011
Текст автореферата находится в прикрепленном файле
Прикрепленные файлы

Прикрепленные файлы доступны только зарегистрированным пользователям

1 комментарий
ОТЗЫВ
на автореферат диссертации Стороженко Игоря Владимировича на тему: «Антикоррупционный мониторинг в криминологическом значении»,
представленной на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.08 – уголовное право и криминология;
уголовно-исполнительное право

Для большинства населения современной России, очевидно, что противоправная коррупционная деятельность представителей сферы социального управления носит криминогенный характер. В одних случаях противоправная коррупционная деятельность управленцев – облегчает совершение общеуголовных преступлений, в других – усиливает их общественную опасность и/или придает ей более опасный международный (транснациональный) характер. Иногда это явление именуют модным ныне собирательным термином «коррупция». Как свидетельствует национальная и международная практика, принимаемые государствами и международным сообществом меры по его нейтрализации не приносят положительных результатов. В большинстве государств мира отмечается рост коррупционных проявлений. В связи с этим, в научном сообществе уже формируется мнение о создании специального направления исследующего коррупцию и меры противодействия ей правовыми средствами – корруптологии.
В современном российском обществе наблюдается устойчивый рост преступлений и иных правонарушений, совершаемых с использованием служебного положения (коррупционных деяний). Попытки государства, его органов, должностных лиц и зарождающихся институтов гражданского общества по их снижению не дают положительных результатов, а принятое в спешном порядке федеральное и региональное антикоррупционное законодательство лишь создает иллюзию эффективного противодействия этому социальному злу даже без приблизительной оценки реального материального ущерба, причиняемого коррупцией государству и обществу. Мировое сообщество для оценки состояния коррупции и мер противодействия ей давно использует хотя и не безупречный диагностический инструмент, но пока единственный – антикоррупционный мониторинг. В современном российском обществе и больше разговоров о необходимости такой мониторинговой профессиональной деятельности, чем реальных научных исследований и практического опыта его проведения. О таком «плачевном» положении дел в сфере формирования антикоррупционного мониторинга можно судить лишь обратившись к научным исследованиям и правоприменительной практике. Обратившись к научным исследованиям, свидетельствует о том, что антикоррупционному мониторингу посвящено не более десятка не связанных друг с другом научных статей различных авторов. Если же обратиться к отечественной правоприменительной (правотворческой и правоохранительной) практике, то можно отметить, что лишь в отдельных случаях на региональном, муниципальном и ведомственном уровнях созданы правовые основы антикоррупционного мониторинга. На этих же уровнях имеется пока ещё не богатый и противоречивый опыт его проведения.
В связи с этим заслуживает одобрения и поддержки выбор автором темы диссертационного исследования. Его актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость диссертантом аргументировано изложены во введении к работе, поэтому они не вызывают сомнений и возражений. Структура диссертационного сочинения является типичной для работ подобного уровня и заслуживает одобрения.
Представленный для написания отзыва автореферат диссертации И.В. Стороженко и известные нам публикации автора, в том числе и опубликованные в периодических изданиях, рекомендованных ВАК России, позволяют выделить те положения диссертационного исследования, которые требуют одобрения и поддержки, а также высказать свои суждения по некоторым спорным вопросам, требующим пояснений от автора.
Безусловно, у диссертационного исследования И.В. Стороженко достаточная эмпирическая база, в которую входят статистические данные правоохранительных и судебных органов за период формирования и реализации национальной антикоррупционной политики, опрос более 1000 экспертов, вовлеченных в реализацию государственной политики противодействия коррупции.
На наш взгляд, требуют поддержки аргументированные, разумные и обоснованные выводы диссертанта о том, что:
а) антикоррупционный мониторинг нельзя использовать для оценки состояния борьбы с коррупцией в разных регионах государства, (как, впрочем, и мира – примечание наше – П.К.), в условиях неодинаковой характеристики коррупционной преступности, обусловленной различным уровнем социального и экономического развития, правовой ментальности населения, а также правоохранительного обеспечения (С.8-9);
б) необходимо создание национальной системы антикоррупционного мониторинга (С.12);
в) следует расширить круг вопросов входящих в предмет антикоррупционного мониторинга, включив в него сведения такие проявления как конфликт интересов на государственной и муниципальной службе; участия юридических лиц в совершении коррупционных правонарушений; нарушения антикоррупционных запретов в связи с прохождением государственной службы (С.12, 16-17,20);
г) степень участия структур гражданского общества в реализации антикоррупционной политики и учет их позиции во многом влияют на результаты мониторинга, но хотелось бы добавить, а также на процесс эффективности, последовательности и необратимости государственной политики противодействия коррупции (С.13).
В представленной работе и известных нам публикациях автора, много и других положений, нуждающихся в одобрении и поддержки, что крайне сложно отразить в небольшом по объему отзыве на автореферат диссертации.
Вместе с тем, как это принято в научном сообществе следует отметить, что в содержании автореферата диссертации имеются положения, требующие дополнительных пояснений от автора. Во-первых, вызывает некоторую настороженность сама дефиниция «антикоррупционного мониторинга». Автор, под антикоррупционным мониторингом понимает деятельность по систематическому сбору, обработке и анализу информации о состоянии и продуцирующих факторах коррупционной преступности, а также реагирование на них с использованием конкретно-социологических методов (С.8). Это подход в целом соответствует международному (для государств СНГ) и, заимствованному из него, российскому региональному антикоррупционному законодательству, где антикоррупционный мониторинг указан как средство противодействия коррупции. Однако, как нам представляется, антикоррупционный мониторинг – это, скорее всего, универсальный измерительный инструмент, определяющий закономерности развития коррупции в обществе, причин её существования и распространения, а также позволяющий оценить результативность/эффективность системы противодействия коррупции в соответствии с установленными методикой и правилами её осуществления на определенной территории в определенный промежуток времени. Само по себе использование в антикоррупционной деятельности измерительного инструмента – антикоррупционного мониторинга без сочетания его с другими антикоррупционными средствами (антикоррупционной экспертизы, антикоррупционного образования, антикоррупционных программ, антикоррупционной пропаганды и т.д.) не приводит к снижению коррупции и не повышает эффективность противодействия коррупции, а лишь констатирует её наличие или отдельных форм её проявления.
Несомненно, реагирование на результаты антикоррупционного мониторинга должны быть не только подвергнуты обработке с помощью конкретно-социологических методов, но и с помощью общенаучных методов, например, типологии и классификации, системного и структурного анализа и других. Обращает на себя внимание, что предметом антикоррупционного мониторинга, судя по содержанию дефиниции, автор видит состояние коррупционной преступности, продуцирующие её факторы и реагирование на них, что вступает в противоречие с его предложением о расширении круга вопросов входящих в предмет антикоррупционного мониторинга (С.16-17,20), что собственно сегодня и происходит в региональной антикоррупционной практике.
Во-вторых, автор в разделе «Содержание работы», не сослался на результаты, проведенных им социологических опросов экспертов, о которых было упомянуто во введении при описании эмпирической базы, в поддержку своих выводов и положений, выносимых на защиту.
Однако, высказанные выше «замечания» носят частный либо дискуссионный характер, вызванные абсолютной новизной и высочайшей научной ценностью, представленной к защите работы, и не влияют в целом на высокую положительную оценку работы.
В целом же диссертационное исследование Стороженко Игоря Владимировича на тему: «Антикоррупционный мониторинг в криминологическом значении», судя по содержанию автореферата диссертации и известным нам публикациям автора, является законченным научным произведением, которое соответствует требованиям, предъявляемым к кандидатским диссертациям, а ее автор достоин присуждения ему ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право.
Отзыв обсужден и одобрен на заседании кафедры уголовного права и процесса Набережночелнинского филиала Института экономики, управления и права (г. Казань) 15 июня 2011 года. Протокол №10.

Директор Научно-исследовательского института
противодействия коррупции
ЧОУ ВПО «Институт экономики, управления и права (г. Казань)»,
доктор юридических наук, доцент

П.А. Кабанов

15 июня 2011 года
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий