Формирование позитивного имиджа органов внутренних дел в деятельности служб по связям с общественностью: политическая теория и практика (авторферат д.ю.н. 2013 г.)

Смолева С.С. Формирование позитивного имиджа органов внутренних дел в деятельности служб по связям с общественностью:
политическая теория и практика/ Автореферат дисс. д.полит.н. М., 2013

Работа выполнена в научном отделе Автономной некоммерческой организации «Институт диаспоры и интеграции» (Институт стран СНГ)

Официальные оппоненты:
доктор политических наук, профессор Брега Александр Васильевич (Финансовый университет при Правительстве РФ)
доктор политических наук, профессор Синчук Юрий Владимирович (Московский государственный областной университет)
доктор политических наук, профессор Ермаков Дмитрий Николаевич (Российский государственный социальный университет)

Ведущая организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
ВВЕДЕНИЕ

Третье десятилетие Россия живет в условиях новой политической реальности. Срок для осуществления политических трансформаций и инноваций значительный. Социальных изменений за это время произошло немало: во внешнеполитической сфере страна встроилась в новую систему международных отношений, в глобальную мировую экономику, восстанавливая свой вес и значение в решении международных проблем; во внутриполитической жизни состоялось становление новой российской государственности, политической и экономической системы, институтов гражданского общества; процессы демократизации охватили все сферы общественной жизни, позволив всему российскому обществу пройти трудный путь взросления и на практике обеспечить расширение пространства свободы – основы подлинной демократии, непременного условия построения государства, нацеленного на служение интересам общества.
Но изменился и мир: в нем появились новые внешние и внутренние угрозы и вызовы, непосредственно влияющие на обеспечение национальной безопасности и затрагивающие основы внутренней безопасности нашего общества и каждого гражданина. Российское государство в этих условиях должно быть сильным — недостаточный потенциал государства тормозит развитие демократизации всех сфер жизнедеятельности общества. Однако сама по себе, упрощенно понимаемая, демократизация несет большие риски дестабилизации и снижения дееспособности государства. Все, кто заинтересован в становлении подлинной демократии в России, должны укреплять государство, стремясь одновременно к укреплению и усилению демократических институтов: без дееспособности государства никакая демократия дееспособной быть не может. Ключевое значение для роста дееспособности государства имеет развитие всех его институтов и организаций, в том числе силовых, среди которых особая роль отведена органам внутренних дел.
Актуальность темы исследования. Обращение автора к проблеме имиджа органов внутренних дел, формируемого подведомственными службами по связям с общественностью, обусловлено целым рядом обстоятельств.
Первое. Постсоветский период развития Российской Федерации демонстрирует и доказывает, что демократия не создается одномоментно, равно как и не копируется по внешнему образцу. Переход к подлинному народовластию сопряжен с готовностью общества к использованию демократических механизмов. По меткому выражению В.В. Путина, «демократия работает там, где люди готовы в нее что-то вкладывать». Прямое «введение» демократических форм государства влечет за собой не торжество демократии, а фактическое использование этих форм в интересах олигархических групп, представителей центральной и местных элит, откровенно грабящих государство и разбазаривающих народное достояние. Поэтому механизмы политической системы должны выстраиваться таким образом, чтобы она отражала интересы больших социальных групп и обеспечивала публичное согласование этих интересов. Существенную роль в этом процессе призваны сыграть органы внутренних дел, выполняющие правоохранительные и правоприменительные функции в интересах обеспечения внутренней безопасности общества, личности и самого государства. Разумеется, эффективность решения этих задач во многом зависит от характера взаимодействия системы политической власти и органов МВД.
Второе. Исторический опыт показывает, что органы внутренних дел всегда занимали значимое место в системе государственной власти, оказывая заметное влияние на общественно-политическую жизнь в стране, особенно во время кризисных ситуаций в экономике и политике, вызывающих усиление криминальных угроз. В такие периоды наблюдается ослабление системы государственного регулирования и контроля, которое вкупе с несовершенством правовой базы и снижением духовно-нравственного уровня общества становится объективным фактором, способствующим сращиванию исполнительной и законодательной власти с криминальными элементами и структурами, нарастанию преступности и коррупции. Сегодня Россия является одним из самых коррумпированных государств планеты. Но самый тревожный факт состоит в том, что в общественном сознании коррупция укрепилась как вполне «нормальное» явление: по данным опросов ВЦИОМ, значительная часть россиян (63% опрошенных) не считают коррупцию преступлением. По оценкам экспертов, в 2011 году наша страна находилась на 143 месте из 182 в списке Transparency International (индекс восприятия коррупции), рынок коррупции составлял 240 млрд. долларов. Еще один негативный факт состоит в том, что коррупция пустила свои корни и в правоохранительных органах, призванных противодействовать ей. Поэтому борьба с преступностью и коррупцией носит не только правовой, но и политический характер.
Третье. Традиционно в России отношение к сотрудникам органов внутренних дел было двоякое: с одной стороны, в них видели людей, обеспечивающих правопорядок, приходящих на помощь в случаях его нарушения и исполняющих свой долг в сложных условиях борьбы с криминалитетом, с другой стороны, за помощью к ним нередко не хотели обращаться, не веря в то, что она реально и вовремя будет оказана. Сегодня серьезный негативный отпечаток на имидж органов МВД в целом накладывают случаи «вседозволенности» людей в полицейских погонах, допускаемых ими издевательствах, физического насилия во время задержания и проведения следственных действий, которые в общественном мнении обобщенно распространяются на всю систему правоохранительных органов в целом. Добиться, чтобы в общественном сознании утвердилось мнение, что люди в униформе вообще не способны причинить вред, сегодня очень непросто. И это лишний раз выводит на повестку дня простой тезис: сформировать позитивный имидж полиции, в целом органов внутренних дел гораздо сложнее, чем его потерять.
Четвертое. Нет необходимости скрывать, что многие отклики и оценки событий в средствах массовой информации, на телевидении и в сети Интернет вызывают проявление недоверия к органам охраны правопорядка, неверие в возможность улучшения ситуации. Благодаря политической воли Президента и Правительства РФ, в последние годы начато реформирование органов внутренних дел. Реформа давно назрела. Принятие закона «О полиции» в процессе ее проведения, переаттестация всех сотрудников МВД (600 тысяч человек), по замыслу руководства страны, должны содействовать качественному обновлению МВД. Однако концентрация на частном законе, регулирующем работу одного из органов, предназначенных для обеспечения правоохранительной функции государства, не может дать необходимого эффекта: разложению подверглась не одна эта, а вся система государственного принуждения. МВД как отдельно взятый элемент системы не может обладать качественными отличиями от сложившегося в системе порядка. Поэтому реформа правоохранительной функции должна рассматриваться как часть трансформации социальных институтов, предоставляющих населению страны услуги по безопасности от преступных посягательств. Главную роль в этом должны сыграть обновленные кадры. Безусловно, в правоохранительные органы нужно подбирать кандидатов не только физически крепких, но профессионально образованных, культурных и грамотных, а что еще важнее – нравственно здоровых. Однако, по словам нового министра МВД генерала В.А. Клокольцева, в настоящее время «скамейка запасных ГУВД пуста», что объективно говорит об одном: скоротечных результатов реформы МВД ожидать нельзя, хотя бы потому, что «человеческий материал» еще не тот, что нужен.
Пятое. О деятельности правоохранительных органов, конечно же, нельзя судить только по распространяемым средствами массовой информации и коммуникации негативным событиям и явлениям, выставляющим органы внутренних дел в неприглядном свете. Справедливости ради следует подчеркнуть, что они не единичны. Однако здесь важно другое: приводя примеры о «полицейском зверстве», СМИ возводят частное в общее, способствуя тем самым максимальному возбуждению эмоций населения и подталкивая его выйти на улицы и пополнить ряды оппозиции. В таких условиях задача легитимации политической власти нередко решается не с помощью диалога с обществом, а с помощью манипуляции общественным мнением. Такая неконструктивная позиция объективно требует соответствующего противодействия, которое всей своей масштабностью задач и проблем полностью ложится на плечи служб по связям с общественностью органов внутренних дел – подразделений с весьма незначительным опытом работы в данной области. К этому следует добавить, что теоретическая разработка проблематики связей с общественностью органов внутренних дел пока также находится на начальном этапе, что оказывает негативное влияние на эффективность деятельности всех служб и подразделений органов охраны правопорядка на практике.
Шестое. Проходящее реформирование органов МВД делает актуальным и насущно необходимым поиск инновационных методов и технологий поддержки полноценного функционирования институтов взаимодействия гражданского общества и правового государства, что требует прямого диалога между МВД России, его руководством и обществом в целом. В решении стоящих задач, помимо служб по связям с общественностью, значительную роль должны сыграть Общественный совет при МВД России и аналогичные советы при всех органах внутренних дел по субъектам Российской Федерации, в состав которых входят представители науки, культуры, искусства, литературы, образования и духовенства. Главная цель их создания и функционирования — согласование интересов граждан, общественных, правозащитных, религиозных и иных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления для решения наиболее важных вопросов в области внутренних дел. Связи с общественностью органов внутренних дел без активного участия самой общественности неэффективны: сегодня без помощи граждан выстроить эффективную систему охраны общественного порядка в России невозможно.
Степень научной разработанности темы. Проблема формирования имиджа органов внутренних дел представляется недостаточно разработанной, несмотря на то, что еще в рамках советской теоретической мысли был создан определенный потенциал идей по проблемам организации взаимодействия силовых ведомств, политической власти и общественности. Недостаточная разработанность темы в постсоветский период обусловлена, главным образом, ее «неудобством» как в теоретическом, так и в прикладном плане: деятельность органов внутренних дел всегда на виду, о ней полагают возможным судить многие даже без достаточных на то оснований, а любые «вывихи» в их работе, подхваченные и под специфическим углом зрения интерпретированные средствами массовой информации, сразу становятся достоянием общественного мнения. Поэтому выбор темы научного исследования, связанной с формированием позитивного имиджа правоохранительных органов, априори встречает неоднозначное отношение со стороны научной общественности.
Тем не менее, исследования в этой области есть. В методологическом плане при анализе степени разработанности темы автору пришлось обратить внимание не только на те работы, которые в прямой постановке близки к избранному исследованию, но и работы, в которых: а) раскрываются проблемы функционирования органов внутренних дел как силового института государства; б) рассматриваются вопросы организации деятельности служб по связям с общественностью в целом и в органах внутренних дел, в частности; в) характеризуются особенности создания имиджа властных структур и имиджа правоохранительных органов как главной объектно-предметной части исследования.
Из общего массива научных исследований первой группы основное внимание было уделено трудам таких ученых как А.Г.Андреев, Н.Д.Андреев, Ю.М. Антонян, А.А. Бабанов, А.Б. Вобликов, Н.В. Воронкова, С.И. Гирько, А.И. Гуров, А.В. Дюков, В.В. Закатов, И.Б. Кардашова, Б.Ф. Калачев, В.Я. Кикоть, А.М. Ломов, О.А. Манжукова, Б.П. Михайлов, К.Я. Михайлов, В.Ю. Пиотровский, А.А. Прохожев, С.Г. Фаттахов и многих других, знающих специфику деятельности правоохранительных органов «изнутри».
Научное освещение вопросов организации отношений правоохранительных органов с различными институтами гражданского общества нашли свое отражение в трудах исследователей со второй половины семидесятых годов прошлого века. В них раскрыты вопросы организации взаимодействия органов внутренних дел с органами государственной власти (В.Л. Бурмистров, Н.Н. Климан, Ю.К. Коротаев, В.Г.Кутушев), с общественными формированиями, коллективами трудящихся и населением (Н.М. Бугороков, Г.Н. Горшенков, С.М. Забелов, Б.О. Любимов, Р.С. Мулукаев, Д.В. Сочнев, В.Т. Томин и др.), а также средствами массовой информации (А.А. Коробейников, Н.И. Кулагин, Ю.В. Наумкин, Г.И. Резниченко, Ф.К. Рябыкин, В.Т. Томин, А.И Шинкарев).
Исследования, раскрывающие проблемы организации связей с общественностью, представляют наиболее обширную группу работ, несмотря на то, что отечественная наука в их изучении еще не достигла необходимых высот. Здесь, наряду с работами маститых зарубежных и отечественных авторов (У.Аги, Э.Бернейз, С.Блэк, Дж. Грюнинг, Д.Доти, С.М. Катлип, Г. Кэмерон, Ю. Марлоу, А. Мюррей, Р. Рейли, Е.А.Блажнов, А.Ф.Векслер, Э.А. Капитонов, Е.Ф. Коханов, Т.Ю. Лебедева, Э.Ф. Макаревич, Д.В. Ольшанский, И.Е. Поверинов, Г.Г. Почепцов, О.Н. Савинова, Г.Л. Тульчинский, А.Н. Чумиков, М.А. Шишкина и др.), следует отметить и тех, кто в научных кругах еще не занял такого места, но уже твердо заявил о своих научных притязаниях в этой области (А.В. Берестовский, М.А. Газизов, Э.А. Каспарова, К.С. Колесник, Р.К. Кулаковский, Г.В. Лысов, А.М. Максимов, С.Ю. Мироненко, А.В. Хаванов).
Исключительно важную роль в раскрытии проблемы исследования сыграли работы об имидже и личностном факторе в деятельности органов внутренних дел (Ю.В. Быба, И.Ю. Глинская, М.А. Жидков, Э.М. Зиятдинова, И.Ф. Колонтаевская, Р.К. Кулаковский, М.А. Лобанов, С.Ю. Миронченко, С.И. Окс, Т.А. Папура, И.В. Северенков и др.)
Еще одна группа отечественных авторов показывает воздействие Интернет-коммуникаций на общественное сознание и их роль в формировании общественного мнения относительно органов исполнительной власти (И.А. Бронников, Е.И. Давыдова-Мартынова, Д.А. Лурье, М.А. Щенников). В общем итоге можно констатировать, что в социальном отношении формирование имиджа правоохранительных органов — это сложная политологическая проблема, связанная с анализом становления нового типа отношений силовых институтов и общества в условиях становления и укрепления демократии в постсоветской России. Между тем, далеко не всегда в специализированных исследованиях им дается верная оценка. Все это в теоретическом и практическом отношениях предполагает объективную необходимость политологической рефлексии процессов формирования позитивного имиджа органов внутренних дел, протекающих в очень непростых внутренних условиях взаимодействия институтов государства и гражданского общества.
Научная проблема диссертации заключается в политологическом анализе феномена и системы формирования имиджа органов внутренних дел, сущности и содержания его политической составляющей, теоретических основ и практики деятельности служб по связям с общественностью органов охраны правопорядка по его поддержанию.
Объектом исследования является деятельность органов внутренних дел Российской Федерации по обеспечению внутренней безопасности государства, общества и личности; предметом – формирование их позитивного имиджа как функция подведомственных служб по связям с общественностью.
Гипотеза исследования. Уровень организации связей с общественностью органов внутренних дел оказывает непосредственное влияние на эффективность деятельности всех структурных подразделений МВД. В этом отношении деятельность служб по связям с общественностью должна быть одним из основных инструментов трансформации имиджа органов внутренних дел как института поддержки политического режима в имидж силовой структуры действенной социальной помощи, гарантирующей защиту прав, интересов и безопасности личности, общества и государства от преступных посягательств. Основной задачей PR-служб должна стать детерминация областей взаимной ответственности и сотрудничества с населением, выработка действенных методов, форм и технологий включения общественности и общественных инициатив в сферу правоохранительной деятельности.
Цель исследования состоит в политологическом анализе содержания, основных направлений и тенденций деятельности служб по связям с общественностью по формированию и поддержанию позитивного имиджа правоохранительных органов в условиях расширяющейся демократизации всех сфер общественной жизни постсоветской России.
Учитывая, что политическая наука — это область научного знания, связанная с интересами людей, понимание ими политического бытия и самих себя в социальной действительности, автор представляет политологический анализ темы через раскрытие содержания следующих функций политической науки:
а) методологической (выявление наиболее общих подходов, принципов и методов изучения феномена имиджа органов внутренних дел в отечественных и зарубежных исследованиях);
в) интеграции и синтеза социально-политического знания (установление зависимости формирования имиджа органов внутренних дел от условий социального бытия больших социальных групп в российском обществе);
г) мировоззренческой (анализ мировоззренческих принципов и установок в отношении органов внутренних дел, свойственных, с одной стороны, для основной массы населения современного российского общества, с другой – характерных для сотрудников правоохранительных органов в условиях реформирования МВД);
д) аксиологической (анализ отражения в индивидуальном и общественном сознании россиян образа представителей органов охраны правопорядка, призванных обеспечить безопасность личности, общества и государства);
е) социальной (раскрытие социальных связей и отношений, формирующих специфическую субкультуру представителей органов внутренних дел, способствующую как позитивным тенденциям, так и негативным деформациям в деле формирования позитивного имиджа правоохранительных органов в российском обществе);
ж) гуманистической (определение основных направлений деятельности государства и гражданского общества по осуществлению совместных усилий в реформировании органов внутренних дел в соответствии с объективными требованиям к функционированию силового института, стоящего на страже внутренних интересов государства, совокупных интересов общества и каждого гражданина).
Задачи исследования:
а) выявить место и роль органов внутренних дел в современной политической системе российского общества в условиях их реформирования;
б) раскрыть политическую составляющую феномена имиджа органов внутренних дел в современной России;
в) охарактеризовать систему формирования в общественном сознании позитивного имиджа органов охраны правопорядка в стране;
г) проанализировать субъектно-объектные аспекты и принципы деятельности служб по связям с общественностью по формированию позитивного образа органов внутренних дел;
д) осуществить политологическую рефлексию «проблемного поля» функционирования служб по связям с общественностью по формированию позитивного имиджа органов внутренних дел;
д) раскрыть особенности формирования позитивного имиджа органов внутренних дел в деятельности служб по связям с общественностью;
е) обосновать необходимость взаимодействия органов внутренних дел с институтами гражданского общества как условия повышения эффективности их профессиональной деятельности.
Методологическую основу исследования составляют диалектический метод познания, предполагающий всесторонний анализ отношений в системе «органы внутренних дел – внутренняя безопасность государства, общества и личности» в их развитии через противоречивые взаимосвязи сторон, единство качественных и количественных характеристик на основе логического, структурно-содержательного и системного подходов. Роль объяснительного принципа в исследовании выполняет деятельностный подход, позволяющий не только соединить в единое целое многообразие проявлений отношений в указанной системе, но и исследовать динамичные взаимосвязи между самой системой и деятельностью государства, институтов гражданского общества по формирования позитивного образа органов внутренних дел в общественном сознании россиян.
Теоретическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, материалы научных дискуссий, в которых содержатся принципиальные положения и оценки деятельности государственных и общественных организаций в общей системе обеспечения совокупной безопасности личности, общества и государства от криминальных и иных угроз. Важным источником идей и выдвигаемых в диссертации положений явились материалы периодической печати.
Эмпирическую базу диссертации составляют результаты конкретных социологических исследований, проведенных ВЦИОМ, РОМИР, ФОМ, самим автором в период с 2004 по 2012 гг., а также результаты анализа и обобщения конкретных социальных фактов, печатных и электронных средств массовой информации, контент-анализ документов, касающихся вопросов профессиональной деятельности органов внутренних дел по обеспечению правопорядка в современной России.
Научная новизна исследования состоит:
а) в результатах политологического анализа места и роли органов внутренних дел в современной политической системе российского общества в условиях их реформирования;
б) в характеристике особенностей отношения и степени адекватности реагирования российской общественности на функционирование органов охраны правопорядка в условиях нарастания демократических преобразований и активности политического самосознания населения;
в) в политологической рефлексии «проблемного поля», определении социально-политических факторов, негативно влияющих на формирование позитивного имиджа органов внутренних дел, и обосновании принципов деятельности служб по связям с общественностью по формированию позитивного имиджа органов внутренних дел в общественном сознании россиян;
г) в раскрытии особенностей формирования положительного образа органов внутренних дел в деятельности служб по связям с общественностью;
д) в обосновании необходимости выработки теоретико-концептуальных взглядов, конкретных организационных принципов и положений в интересах эффективного взаимодействия служб по связям с общественностью системы МВД, как силового института государства, со средствами массовой информации, а также с Общественными советами при МВД и аналогичными советами при всех органах внутренних дел по субъектам Российской Федерации, как институтами гражданского общества, в деле формирования позитивного отношения населения к органам внутренних дел.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Место и роль органов внутренних дел в политической системе современного российского общества конституционно определены. Однако эффективность их деятельности на благо общества, государства и личности, как главный критерий формирования имиджа, сегодня всецело зависит от результатов проведения реформы МВД, нацеленной на обновление и совершенствование кадрового потенциала. Это – длительный процесс, первоначально ошибочно представленный устроителями реформы в форме очередной кампания «борьбы за чистоту рядов» посредством аттестации (переаттестации) служащих органов внутренних дел, неизбежно заканчивающейся только сокращением численности их личного состава.
2. Одной из основных задач, которые призваны решать службы по связям с общественностью, является принципиальное изменение характера взаимоотношений органов внутренних дел с гражданами, социальными группами и институтами на основе перехода от прямого давления и использования силовых методов в правоохранительной деятельности к управлению в рамках гражданско-правовых механизмов и созданию условий для свободного и эффективного развития взаимодействия органов охраны правопорядка и гражданского общества.
3. Деятельность служб по связям с общественностью значительно осложняется современным состоянием массового сознания и общественного мнения, приобретшими в переломный момент социально-политического развития нашей страны ряд «проблемных», специфических, характерных для переходного периода стереотипов, качеств и свойств. Их учет крайне сложен в силу их дифференциации и стихийности проявления, что неизбежно влияет на работу служб по связям с общественностью по формированию имиджа органов внутренних дел в целом.
4. Комплекс коммуникативных проблем в современной системе «органы внутренних дел – население» обусловлен недостаточной эффективностью взаимодействия служб по связям с общественностью со средствами массовой информации. Такие взаимодействия, главным образом, связаны с имеющими высокий общественный резонанс криминальными событиями, а также негативными действиями отдельных сотрудников органов внутренних дел. В результате каждодневная профессиональная деятельность МВД по укреплению законности и правопорядка нивелируется, и основным итогом, как правило, остается недоверие общественности к правоохранительным органам в целом.
5. Усиление гражданского контроля деятельности органов внутренних дел в период нарастания демократических преобразований и активности политического самосознания населения является необходимой предпосылкой, условием и закономерностью повышения эффективности функционирования служб по связям с общественностью правоохранительных органов — главной детерминанты формирования и поддержания их позитивного имиджа. Наделение Общественных советов при органах внутренних дел новыми полномочиями знаменует реальный переход федеральной власти к усилению общественного контроля деятельности силовых структур государства. При этом чрезвычайно важно, чтобы контрольные полномочия Общественных советов не превратились в откровенную их имитацию.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В структурном плане диссертация включает введение, три главы, заключение и список литературы. Во введении дается обоснование актуальности темы диссертационного исследования, характеризуется состояние ее разработанности в научной литературе, формулируются научная проблема, объект, предмет, цель, задачи, новизна исследования и положения, выносимые на защиту.
Первая глава – «Методологические основы формирования позитивного имиджа органов внутренних дел». В первом параграфе первой главы «Органы внутренних дел в современной политической системе российского общества: политико-правовые основы и особенности функционирования» отмечается, что особую роль в политической системе общества играют силовые институты: любые состояния общественной системы сопряжены с опасностью появления негативных социальных явлений, которые не могут быть решены традиционными средствами и требуют вмешательства структур, обеспечивающих законность и правопорядок в стране. Эффективность решения этих задач непосредственно упирается в характер взаимодействия политической власти и органов внутренних дел.
Преступность есть в любом обществе. Она – результат объективных противоречий социальной жизни. Какими бы совершенными ни были социальные системы в мировом сообществе, преступность, как неизбежное зло, сопутствует каждому из них. Особая роль государства в противодействии преступности связана с его социальной природой – стоять на страже личной безопасности, безопасности общества и самого государства. Искоренить преступность в ближайшей (и, видимо, отдаленной) перспективе не представляется возможным, но сдерживать ее, устранять социальные причины роста правонарушений, вести профилактическую работу по предупреждению нарушений законности и правопорядка, наконец, бороться с криминальными структурами – прямая обязанность государства и общества.
Место и роль органов внутренних дел в политической системе современного российского общества объективно зависят от реального состояния самого общества и наличия внутренних угроз стабильности его развития. Как особый (силовой) институт исполнительных органов государственной власти, МВД России призвано защищать от преступных и иных противоправных посягательств неотъемлемые права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства. Новые условия функционирования органов внутренних дел привели к изменению приоритетных задач, которые им предстоит сегодня решать. Как отмечает А.А. Бабанов, исторически сложившаяся политическая практика позволяет выделить следующие основные виды возможного (потенциального) практического участия органов внутренних дел в механизме политической власти:
а) инструментальный, при котором органы внутренних дел (полностью или частично) обеспечивают политические интересы государственной власти, не претендуя на сколько-нибудь самостоятельный политический статус;
б) инструментально-субъектный, когда они имеют возможность проявлять свою «волю» (действовать или бездействовать) по отношению к официальной власти, оппозиционным силам и их лидерам;
в) субъектный, способствующий их превращению в самостоятельный субъект политики (органы внутренних дел во взаимодействии с другими силовыми институтами включаются в политическую борьбу и действуют для достижения собственных интересов или интересов политических сил, позиции которых они разделяют).
В первом случае органы внутренних дел выступают как консервативная структура, исполняющая роль устранения факторов и условий, приведших к кризисному состоянию общества. Именно так обстояли дела в советский период и первые постсоветские годы: органы внутренних дел фактически полностью подчинялись политической власти.
Во втором случае органы внутренних дел занимают нейтрально-выжидательную позицию, «предпочитая» не вмешиваться в ход политических событий, быть «вне политики». Нужно подчеркнуть, что такая позиция зачастую бывает более вредна, чем первая, поскольку позволяет политическим силам, вызвавшим кризис, действовать решительно, не опасаясь силового вмешательства органов внутренних дел, одновременно сокращая возможности властям действовать обдуманно и адекватно создавшейся ситуации.
В третьем случае органы внутренних дел непосредственно становятся актором политических событий, способствуя разрушению старой системы общественных отношений или ее части и тем самым принимая на себя ответственность за разрешение кризисной ситуации в ту или иную сторону.
Искоренению преступности как явления мешает «болезнь» органов внутренних дел «изнутри». Это, пожалуй, самая серьезная на сегодняшний день проблема. Ее решению призвана содействовать нынешняя реформа органов внутренних дел. Думается, следует согласиться с мнением главного научного сотрудника НИИ МВД России профессора А. Крылова, который полагает, что основными индикаторами целей реформирования должны быть:
а) общественная оценка деятельности органов внутренних дел (при этом удовлетворенность населения доступность и качеством предоставляемых со стороны правоохранительных органов услуг не должна опускаться ниже 70%; на сегодняшний день этот индикатор не достигает и 40%);
б) трансакционные издержки населения и субъектов хоздеятельности, связанные с преодолением административных барьеров вообще и в сфере общественной безопасности, в частности (экспертные опросы показывают, что на начало 2000 года они составляли не менее 8,5% от доходов граждан и субъектов хозяйствования; спустя десять лет они остались прежними, в то время как этот индикатор не должен превышать 3%);
в) место, занимаемое РФ в международных рейтингах индикаторов качества государственного управления и обеспечения общественной безопасности (здесь, по данным такие «Transparency International», Россия несопоставимо отстает от западных демократических государств).
Важными в деле реформирования являются, на наш взгляд, принципы реализации целей МВД России. Автор полагает, что кроме традиционных принципов (законности, гласности, гуманизма и т.п.), деятельность органов внутренних дел должна выстраиваться на основе принципа «обслуживание населения». Органы внутренних дел должны быть ориентированы на выполнение специфического социального заказа – услуги, гарантирующие общественный правопорядок и безопасность населения. Для этого сама услуга должна быть максимально доступной населению, не зависеть от администрации и обеспечивать регистрацию абсолютно всех (100%) заявлений, обращений и происшествий. Вполне понятно, что реформирование – сложной и длительный процесс, который не сводится только к организационно-количественным изменениям в системе органов внутренних дел, — необходима также качественная трансформация внутрисистемной среды на основе новых механизмов оценки, ориентированных на новые ценности и принципы взаимодействия и отношений органов внутренних дел с окружающей внешней средой.
Второй параграф первой главы — «Феномен имиджа органов внутренних дел и его политическая составляющая в современной России». Исследований феномена имиджа применительно к различным субъектам политической жизни и видам политической деятельности в настоящее время достаточно много, и они дают вполне определенное представление о его сущности и содержании. Поэтому автор, несмотря на то что единой трактовки этого понятия нет, считает необходимым остановиться лишь на некоторых наиболее важных его аспектах.
Терминологически имидж (от англ. image — изображение, от лат. imago – изображение, подобие) близок таким понятиям как «образ», «символ», «мнение», «представление», «репутация», «престижность» и др. Чаще всего имидж трактуется как символическая конструкция, образ, возникающий в общественном сознании на основе его соответствующей презентации, учитывающей менталитет аудитории, на которую он рассчитан. В этом случае мы должны подчеркнуть неполноту и субъективность его отражения в общественном сознании, поскольку передаваемая через какие-либо свойства реальность всегда ущербна: во-первых, абсолютной полноты описываемых свойств достичь невозможно; во-вторых, субъективность восприятия реальности всегда ее искажает; в-третьих, элемент искажения изначально «заложен» конструктором имиджа, опирающимся на общепринятые стереотипные представления.
Как справедливо отмечал Д, В. Ольшанский, «имидж – это не просто психический образ сознания как отражения реальности. Это специально моделируемое целенаправленное «отражение отражения», то есть отражение образа, уже созданного профессионалами на основе некоторой реальности». В этом случае, однако, возникает один важный вопрос: что считать имиджем — то, что создал его творец (имиджмейкер), или это тот внутренний образ, который возникает в сознании аудитории? Если полагать, что имидж формируется для массового сознания, то очевидно, что он может быть представлен как своеобразное публичное «Я» — ни что иное, по выражению Г.Г. Почепцова, как «свернутый текст», коммуникативная единица, посредством которой можно работать с массовым сознанием.
«Свернутый текст» — достаточно точное выражение смысла любого имиджа: политика, ученого, военнослужащего и т.д. Но если, к примеру, имидж политика – это специально созданная, подчищенная и подкрашенная «икона-портрет», предъявляемая массовой аудитории, которая в большинстве своем с «оригиналом» редко сталкивается и потому воспринимается близко к данному «тексту», то по отношению к органам внутренних дел этот «текст» «читается» представителями всех социальных групп и слоев населения, сталкивающихся с действиями правоохранительных органов в повседневной жизни. Любой из «стражей законности» может моментально разрушить то, что создавалось другими, в том числе специально формировалось службами по связям с общественностью
Иными словами, для правильного понимания имиджа органов внутренних дел мало разобраться с феноменом имиджа как такового – необходимо увидеть разницу между имиджем в политической сфере (к примеру, имидж политика) и имиджем конкретного социального института политической системы общества: первый специально «кристаллизуется» и «подкрашивается» для придания большего веса, второй есть результат восприятия незапланированного «самопредставления» объекта. Имидж органов внутренних дел есть результат восприятия обеих составляющих: презентации извне и самопрезентации.
По мнению автора, любой имидж носит двойственный характер: с одной стороны, у каждого человека или аудитории есть созданный ими определенный – идеальный – образ (стереотип), отражающий их представления и ожидания о каком-либо субъекте деятельности; с другой стороны, им навязывается специально созданный специалистами-профессионалами образ этого субъекта. Происходит «накладка» одного образа на другой, в результате которой чрезмерная положительность «своего» образа зачастую диссонирует не только с предлагаемым образом, но и с его конкретным носителем, что неизбежно приводит к негативистской тенденции в оценке последнего, и единичное автоматически переносится на все целое.
Таким образом, сущность имиджа органов внутренних дел можно определить как эмоционально окрашенный образ органов охраны правопорядка, характеризующий социально значимые стороны их деятельности в массовом общественном сознании.
Поскольку массовое сознание не только отражает, но и конструирует этот образ, исследование проблем формирования имиджа органов внутренних дел целесообразно рассматривать с позиции субъект–субъектного подхода, позволяющего, во-первых, выйти на глубинные, архетипические структуры, опосредующие их восприятие общественным сознанием; во-вторых, стать полноценным субъектом формирования собственного имиджа, чтобы иметь возможность не только позиционировать массовой аудитории (в идеале – всему обществу) информацию о себе в положительном ракурсе, но и соотносить свою повседневную деятельность с критериями общественного доверия и поддержки. Это обстоятельство усиливает значение проблемы формирования имиджа органов внутренних дел как фактора, непосредственно связанного с качественной оценкой их профессиональной деятельности (борьба с преступностью, профилактика правонарушений и т.п.), во многом предопределяющего отношение населения к органам исполнительной власти и управления страны в целом и приобретающего вследствие этого политическую окраску.
Политическая составляющая имиджа правоохранительных органов – это наполнение его структуры конкретными характеристиками, имеющими прямое или опосредованное отношение к проводимой государственной политике в области внутренних дел. Основное содержание политической составляющей составляют четыре следующих структурных компонента: программно-идеологический (концептуальный); деятельностный (интерактивный); личностный; внешний (атрибутивный).
Программно-идеологический компонент играет решающую роль, поскольку в нем отражен основной смысл деятельности органов внутренних дел. Его содержание определяется государственной политикой и нормативно-правовым регулированием в области внутренних дел и корректируется в зависимости от политической, социально-экономической, социокультурной ситуации в стране. При этом МВД России непосредственно участвует в разработке и принятии законодательных и иных нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, собственных нормативных актов МВД России по обеспечению законности и общественной безопасности.
Деятельностный или интерактивный (от англ. interaction — взаимодействие) компонент – важнейший фактор создания имиджа органов внутренних дел посредством коммуникации с массовой аудиторией в целях формирования у нее позитивных представлений и установок о деятельности правоохранительных органов. Необходимы и специальные PR-мероприятия, разрабатываемые службами по связям с общественностью, обеспечивающие двустороннюю связь с населением по актуальным вопросам охраны общественного порядка, состоянию преступности, положительным сторонам, недостаткам или упущениям в работе местной полиции, вовлечению общественности в совместное решение наболевших проблем и т.п.
Личностный компонент. Его значимость трудно переоценить при характеристике любого имиджа – личности или социального института. Однако когда речь идет о социальном институте (власти, силовом, социокультурном и т.д.), в действие вступают не только лидеры этих институтов (особенно обладающие харизматическими качествами), но и рядовые сотрудники, от повседневных действий которых в большей степени зависят колебания имиджа в позитивную или негативную стороны. В то же время харизматический лидер может создать крепкую и функционально сильную структуру, и его личный имидж не только будет проецироваться на имидж всей организации (министерства, ведомства, комитета и т.д.), но и ассоциироваться с ним.
Внешний (атрибутивный) компонент имиджа органов внутренних дел объединяет в себе целый набор визуальных способов воздействия на общественное мнение. На него, как правило, мало обращается внимания в деятельности PR-служб, что является значительным упущением в их работе. Фактически это способ концентрированного и материализованного образа всей силовой структуры, который целесообразно дополнить аудио-, видео- и полиграфическим рядом, особенно в локальных сетях и глобальной сети Интернет, способствующих продвижению стратегического имиджа на многомиллионную аудиторию страны. Формирование и продвижение привлекательного имиджа — это важная технологическая сторона политического вопроса, раскрывающего особенности формирования полноценного взаимодействия служб по связям с общественностью органов внутренних дел с населением. Главная задача здесь – осуществление эффективной коммуникации, которая является своеобразным индикатором состояния имиджа.
Третий параграф первой главы «Исторический опыт, политико-правовое обеспечение функционирования служб по связям с общественностью в социально-политической сфере». Вопрос о том, какой период всемирной истории можно назвать периодом оформления такого понятия, как деятельность по связям с общественностью, в науке остается дискуссионным до настоящего времени. Искусство, публичные речи, убеждающие или призывающие народ к каким-либо действиям, письменные сообщения, адресованные целевой аудитории, изучение общественного мнения — все эти методы и приемы применялись в деятельности органов власти с древнейших времен. Все они были вызваны к жизни необходимостью в особых механизмах презентации интересов органов власти и потребностью в согласовании их с интересами общества. Исследователи традиционно выделяют несколько этапов связей с общественностью. В диссертации подробно рассмотрены основные этапы становления и развития связей с общественностью.
В современных условиях связи с общественностью – неотъемлемая часть управления в государственных организациях и местных органов власти. Основная задача «public relations» — формирование общественного мнения по проблемам, касающимся деятельности государственных и местных органов власти по самому широкому спектру вопросов – от социально-экономического и политического развития страны до проведения социологических исследований, сбора и анализа соответствующих статистических данных. Приоритетными в деятельности PR-служб является решение двух основных задач: а) просвещение общественности относительно внутренней и внешней политики государства, создание благоприятного общественного мнения по отношению к государственным институтам; б) информирование субъектов политической деятельности о возможной реакции общественности на проводимую институтами власти политику во всех сферах жизнедеятельности общества.
Сегодня западный рынок исключительно насыщен PR-услугами. Самый крупный из них находится в США — более 5 тысяч консалтинговых PR-фирм с сотнями миллионов долларов ежегодной прибыли. В этой области работают более четверти миллиона специалистов по рекламе и журналистов. Дифференциация PR-деятельности постоянно растет, и сейчас как в США, так и в Западной Европе можно говорить о вполне утвердившихся самостоятельных направлениях: public affairs (связи государственных учреждений с общественными организациями); corporate affairs (управление корпоративным имиджем); image making (формирование благоприятного образа личности); media relations (отношения со средствами массовой информации и коммуникации); consumer relations (связи и отношения с потребителями товаров и услуг); investor relations (отношения с инвесторами) и другие.
Что касается современного российского PR-рынка, то он весьма специфичен, поскольку формировался отчасти на основе форм и методов советской агитации и пропаганды, но в большей степени — на основе зарубежных PR-методик и технологий. Самые первые PR-агентства в постсоветской России были созданы в конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века («Никколо М», «Имидж-контакт»). Вскоре была образована Российская ассоциация по связям с общественностью – РАСО (1991), вошедшая во второй половине девяностых годов в Европейскую конфедерацию PR. В этот же период открываются первые российские PR-издания («Советник», «PR в России», «PR-диалог»), утверждаются Национальная премия в области развития связей с общественностью «Серебряный лучник» (1997) и Всероссийская премия студенческих работ в области связей с общественностью — «Хрустальный апельсин» (2000), создается общественный Комитет по добровольной сертификации PR-агентств и PR-специалистов (2001). Сегодня российские PR успешно интегрируются в международные PR-ассоциации и сетевые PR-агентства.
Одной из проблем становления служб по связям с общественностью в постсоветской России стало то обстоятельство, что тот институт права, в рамках которого кодифицируются правовые нормы, регулирующие деятельность в области политических технологий и информации, складывался вместе с самими службами. Проблема также состоит в том, что далеко не все принципы функционирования служб по связям с общественностью сегодня кодифицированы в соответствующих нормах права: эти нормы являются своего рода компромиссом между идеалами социального устройства и реалиями современного периода. В силу того обстоятельства, что деятельность по связям с общественностью является технологичной по своей сути, невозможно издать единый законодательный акт, охватывающий все области применения связей с общественностью, поэтому в большинстве случаев практика PR регулируется косвенно, через смежные сферы деятельности.
Основными нормативными актами, регулирующими отношения органов власти со СМИ, являются Федеральный закон «О средствах массовой информации», а также Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Законодательно определенная обязанность органов государственной власти предоставлять сведения о своей работе свидетельствует о стремлении государства к партнерским и диалоговым отношениям с обществом, о признании права общества знать о сущности и порядке проводимой государственными органами власти государственной политики, а, следовательно, о возможности влиять на эту политику, участвовать в принятии и реализации важных социально-экономических и политических программ.
Вторая глава – «Теоретические основы деятельности служб по связям с общественностью как субъекта формирования позитивного имиджа органов внутренних дел». Первый параграф второй главы «Специфика PR-деятельности служб по связям с общественностью как инструмента формирования имиджа органов внутренних дел». В любом современном демократически развитом обществе право человека на информацию осуществляется, главным образом, через горизонтальные информационные потоки, удовлетворяющие информационные потребности и ожидания граждан, поэтому к ним предъявляются два императивных требования: а) возможность доведения информации о проводимой государственной политике до каждого гражданина; б) информирование общественности о наиболее важных социальных проектах и решениях всех ветвей власти и обеспечение возможности населению участвовать в их обсуждении через средства массовой информации и коммуникации и прямые информационные контакты с властными структурами. Выполнение этих требований будет «пробуждать» людей от социальной апатии, способствовать развитию гражданского самосознания, формировать живой интерес к активному участию в делах государства и общества. Подобная социальная активность населения увеличивает возможность создания учреждений на саморегулирующейся основе, которые в итоге становятся активными помощниками (своеобразным продолжением и дополнением) официальных органов власти и управления. Одобрение и поддержка населением государственной политики и практических действий властных структур по ее реализации – главная цель и важнейший критерий эффективности деятельности служб по связям с общественностью в любом демократическом государстве.
PR-деятельность в системе МВД России – это целенаправленная, разноплановая информационная деятельность специальных служб по формированию положительного общественного мнения в отношении органов внутренних дел. Информирование общественности – глубинная суть PR-деятельности вне зависимости от ведомственной принадлежности, будь то политика, бизнес или государственное управление. Специфику PR-деятельности в органах внутренних дел по отношению к осуществлению связей с общественностью в других сферах можно проследить по следующим основаниям: а) по целям; б) по ресурсам, в) по ответственности, г) по окружению.
Отличие по целям. Политический пиар, пиар бизнес-структур, коммерческих организаций преследует свои частные интересы и согласовывает их с интересами общественности. Бизнес и политика представляют общественности только ту часть своих интересов, которая является для них наиболее актуальной в данный момент, и потому они «открыты» для общественности лишь в необходимой для них мере. Деятельность PR-служб органов внутренних дел всегда связана с представлением государственных интересов, носящих всеобщий характер, и потому она не может быть открыта лишь в той мере, в которой считает для себя нужной.
Отличие по ресурсам. Властные ресурсы в России даже самых мощных политических и бизнес-структур не сопоставимы с государственными ресурсами. Государственные институты обладают гораздо более мощными возможностями информационного воздействия (давления) на общественность и общественное мнение, имеющийся в их распоряжении административный ресурс позволяет более эффективно продвигать нужные им установок и модели поведения.
Отличие по ответственности. Политические, коммерческие и бизнес-структуры ответственны за степень решения поставленных PR-задач только перед собой. Ответственность за PR-деятельность подведомственных органам внутренних дел структур по связям с общественностью носит внешний, общественный характер (государство и его институты ответственны перед обществом за свою деятельность) и всегда согласована с законом, который более тщательно регулирует государственную сферу, чем коммерческую.
Отличие по окружению. Интерес общественности к деятельности политических и коммерческих организаций, бизнесу ограничен, главным образом, теми информационными событиями, которые специально и целенаправленно ими инициированы для конкретной аудитории, либо событиями, получившими в силу определенных обстоятельств общественную огласку. Информационный интерес к этим структурам у общественности и средств массовой информации (строящих отношения с ними, как правило, на коммерческой основе) в обычных условиях невелик и локален. Деятельность же органов внутренних дел всегда на виду, и интерес к тому, что происходит в правоохранительных органах, постоянно подогревается средствами массовой информации, что значительно увеличивает численность массовой аудитории по всей стране.
PR-деятельности в любой сфере, исходя из классического ее понимания, всегда присущи три функции: информировать, убеждать (воздействовать) и объединять людей. В многогранной деятельности служб по связям с общественностью органов внутренних дел можно выделить четыре основополагающих функции: 1) информационно-политическую (проведение в жизнь информационной политики государства по направлениям деятельности органов внутренних дел, динамика событий в этой области), 2) информационно-коммуникативную (информационная работа с общественностью и средствами массовой информации и коммуникации); 3) консультативно-методическую (консультирование структурных подразделений органов внутренних дел по налаживанию связей с общественностью, разработке PR-программ, PR-акций, PR-кампаний и т.д.); 4) организационно-правовую (правовое обеспечение проводимых PR-мероприятий и деятельности служб по связям с общественностью в целом). Подробная характеристика указанных функций дана в диссертации.
В современных условиях деятельность служб по связям с общественностью в интересах формирования имиджа органов внутренних дел строится на основе тесного взаимодействия с общественностью. Это взаимодействие предполагает право на получение информации, учет мнений и предложений общественных организаций и отдельных граждан, привлечение их к участию в подготовке решений, к работе в составе согласительных комиссий, общественных советов, наделение их контрольными полномочиями по отношению к органам МВД и т.п., в целом по расширению взаимодействия с институтами гражданского общества.
Второй параграф второй главы «Общественность и общественное мнение как основной объект воздействия PR-служб органов внутренних дел». Научная традиция, связывающая существование в обществе института общественного мнения со свободой в общественной жизни, идет от Гегеля: «Формальная субъективная свобода, состоящая в том, что единичные лица как таковые имеют и выражают свое собственное мнение, суждение о всеобщих делах и подают совет относительно них, проявляется в той совместности, которая называется общественным мнением».
В развитых демократических государствах общественность и общественное мнение играют существенную роль, оказывая непосредственное влияние на государственную политику, законотворчество, деятельность политических партий и движений, избирательный процесс. Демократизация российского общества детерминировала превращение общественного мнения в действенный фактор социально-политической жизни и расширила рамки его функционирования в социальной системе: оно не всегда устойчиво, но реально участвует в осуществлении власти. Важность проявления народовластия связана с тем, что нередко в сложных условиях социальных трансформаций властные институты, часто вынужденно, действуют не сообразно с ценностями, существующими в общественном сознании, а руководствуясь сиюминутными конъюнктурными интересами. Игнорирование общественного мнения делает реально возможным нелегитимный переход власти к тем политическим силам, цели которых могут быть весьма далеки от национальных интересов. Ярким примером подобных процессов является череда «бархатных» революций, прокатившихся по постсоветскому политическому пространству. Эти негативные процессы делают актуальными и насущно необходимыми теоретический поиск и практическую реализацию новых конструктивных методов и технологий формирования общественного мнения в деятельности PR-служб органов внутренних дел.
Для того чтобы правильно воздействовать на общественное мнение, службы по связям с общественностью необходимо учитывать особенности его проявления. Динамичные перемены в социальной жизни постсоветской России дают возможность выделить следующие характеристики общественного мнения:
а) массовидность (субъектом общественного мнения могут быть только социальные общности);
б) непосредственность отражения наличных условий бытия (общественное мнение в своей оценочной функции отбирает из духовной и природной действительности только то, что полезно, важно и необходимо для удовлетворения его интересов и выражает реакцию массового сознания на все то, что составляет живую ткань текущей истории в ее конкретных характерных проявлениях );
в) единство чувственного и рационального в содержании общественного мнения (усиление эмоциональной стороны общественного мнения увеличивает возможность манипулирования им со стороны политических сил);
г) несистематизированность и концептуальная неоформленность (по мнению автора, попытки представить общественное мнение как цельную мировоззренческую концепцию какой-либо социальной группы, предпринимаемые некоторыми исследователями, методологически безосновательны);
д) соотносимость с морально-этической парадигмой, доминирующей в обществе (общественное мнение обязательно апеллирует к моральным нормам, принятым в данном обществе и традиционно закрепленным в сознании людей);
е) непосредственная взаимосвязь с нормативной, организационной, культурной, информационно-коммуникативной подсистемами общества (общественное мнение проявляется через законодательно закрепленные механизмы волеизъявления, обеспечивает трансляцию правовых норм, традиций и ценностей, реализует воспроизводство стереотипов, а также служит средством обратной связи между властными структурами и общественностью);
ж) выполнение роли «социальной власти» (детерминирование политического поведения субъектов социального взаимодействия).
Таким образом, какую бы из сфер жизни общества мы бы ни выделили: духовно-идеологическую, политическую, социально-экономическую, культурную и т.п., – общественное мнение во многом определяет характер их бытия. В рамках общественного мнения население имеет возможность показать свое отношение к происходящим в жизни общества и государства событиям.
Формирование общественного мнения – коммуникационный процесс, осуществляемый при помощи организованных информационных потоков. При этом учитывается, что процесс формирования общественного мнения по критерию управляемости может быть: свободным (неуправляемым); управляемым монологически (управление осуществляется источником информации, в то время как адресат остается пассивным); управляемым диалогически (в процессе коммуникации активны как источник – носитель мнений, так и адресат).
Однако несовершенство социальной реальности предполагает компромисс между этой реальностью и идеальной диалогической парадигмой. Этот компромисс определяет выбор конкретных методов формирования общественного мнения в демократическом обществе, которые могут основываться как на монологической или диалогической коммуникациях, так и сочетать их. Но этот компромисс не стихиен и не случаен: он строится на принципах, которые сформировались в соответствии с природой, структурой и перспективами развития демократического общества. Поэтому при формировании общественного мнения PR-службы органов внутренних дел должны руководствоваться следующими принципами:
• принципом коммуникативности (в основе механизмов формирования общественного мнения лежат коммуникационные процессы);
• принципом компетентности (при формировании общественного мнения действует установка на то, что оно должно быть зрелым, компетентным, в значительной степени основанном на гражданственности и рационализме);
• принципом пропорциональности (мнение меньшинства имеет статус общественного наряду с мнением большинства: меньшинство имеет возможность убедить большинство в правильности и целесообразности своей позиции);
• принципом гомеостатичности (при формировании общественного мнения учитывается, что в кризисных условиях общественное мнение должно проявляться как целостное, преодолевая групповую разобщенность);
• принципом институционализма (общественное мнение мыслится как значимый социальный институт);
• принципом диалогичности (в коммуникации система обратной связи выполняет не только информационную, но директивную, контрольную и консультативные функции);
• принципом самоорганизации (формирование общественного мнения происходит не за счет внешней структуризации, а за счет внутренней самоорганизации);
• принципом информированности (исходным пунктом процесса формирования общественного мнения является формирование информированности, объем и уровень которой характеризуется совокупностью разноплановых знаний, количеством и качеством сведений по отдельно взятому вопросу).
Процесс формирования общественного мнения в деятельности служб по связям с общественностью органов внутренних дел подчиняется вышеназванным принципам и предполагает использование методов на условиях допустимости и совместимости. В силу особой социальной значимости задачи охраны правопорядка, эффективность ее решения должна оцениваться не только количественными показателями (число зарегистрированных и процент раскрытых преступлений и количество изобличенных преступников и правонарушителей), но и преимущественно по состоянию общественного мнения, по его оценкам криминогенной обстановки и эффективности работы органов охраны правопорядка. В свою очередь, общественное мнение по отношению к органам внутренних дел осуществляет: 1) реконструкцию текущей деятельности органов внутренних дел в глазах общественности; 2) выступает действенным каналом обратной связи в механизме управления органами внутренних дел; 3) повышение (в случае одобрения, удовлетворенности) или, наоборот, понижение (в случае недоверия и неодобрения) степени легитимности органов внутренних дел и результатов их работы; 4) правовую социализацию граждан, включающихся в правопослушную деятельность, в осуществление помощи органам внутренних дел и в общественную правоохранительную деятельность.
Третий параграф второй главы «Субъектно-объектные аспекты и принципы деятельности служб по связям с общественностью по формированию имиджа органов внутренних дел». Традиционно считается, что паблик рилейшнз – это функция управления, способствующая налаживанию и поддержанию взаимовыгодных связей между организацией и общественностью, от которой зависит ее успех или неудача. Если рассматривать деятельность служб по связям с общественностью в «классическом» ключе коммуникативного подхода, то в качестве субъекта (источника информации) будут выступать органы исполнительной власти. Соответственно, адресатом (реципиентом) или объектом воздействия оказывается общество, его институциональные структуры и отдельные граждане. «Рабочим телом» механизма связей с общественностью оказывается информация — факты, явления, события, процессы, происходящие в органах власти и наблюдаемые, переживаемые общественностью на созерцательном и деятельностном уровнях. В качестве передатчика, продуцирующего, перерабатывающего, тиражирующего и распространяющего их для достижения цели управления, выступают PR-структуры. Роль каналов коммуникации выполняют формы связей с общественностью, как опосредованные, так и не опосредованными средствами массовой информации (симпозиумы, конференции, личное общение с аудиторией, выставки и т.п.).
Однако существует несколько проблем, не позволяющих рассматривать деятельность по связям с общественностью органов внутренних дел в качестве «классической» коммуникации, где органы внутренних дел являются объектом, а социально-политическая аудитория – субъектом коммуникации.
Во-первых, несомненно, что деятельность по связям с общественностью не бывает однонаправленной. Она всегда двувекторна: два ее вектора направлены на внутреннюю и внешнюю аудиторию. Так, организации с доминированием маркетинга нередко оставляют функцию отношений с финансовым сообществом внешнему консультанту. Возможен вариант, когда собственная сильная PR-группа занята мониторингом публикаций и внутренними коммуникациями, а внешние консультанты и специалисты используются для маркетинга или разработки Интернет-представительства. В других случаях консультантов используют для распространения пресс-релиза, организации пресс-конференции. Однако эта проблема не является основной.
Второй проблемой, не позволяющей считать связи с общественностью органов внутренних дел «классической» коммуникацией, является то обстоятельство, что в процессе PR-взаимодействия субъект и объект нередко меняются местами. Можно утверждать, что процесс деятельности по связям с общественностью подчиняется принципу обратной связи, когда взаимодействие с общественностью оказывает существенное влияние на предмет и цели деятельности органов внутренних дел, а общественность, в свою очередь, получает возможность расширить свои знания, изменить свое мнение, скорректировать поведение и т.д. Иными словами, происходят процессы взаимного воздействия друг на друга организации и общественности и их взаимные изменения как двух субъектов. В результате, можно сделать вывод, что в сфере связи с общественностью «неравноправие» объекта и субъекта управления не играет обычной доминирующей роли, то есть действие принципа обратной связи не позволяет считать деятельность по связям с общественностью органов внутренних дел «классической» коммуникацией.
Третья проблема. В «классической» модели коммуникации в качестве субъекта выступают органы власти — службам по связям с общественностью отведена роль передатчика информации. Однако деятельность последних связана с высокой ролью собственно специалиста по PR. Более того, появление профессионалов, специализирующихся на PR-деятельности, во многом и конституировало начало современного этапа развития связей с общественностью. Причем исследователи отмечают тенденцию к снижению в интеллектуальном компоненте политтехнологий удельного веса заказчика и нарастание удельного веса аналитика. Более того, специалисты указывают на то обстоятельство, что в современных условиях «заказчик» может не иметь решающего голоса в разработке стратегии деятельности по связям с общественностью.
Наконец, четвертой, самой очевидной и основной проблемой, не позволяющей рассматривать отношения органов внутренних дел и общественности в PR-коммуникации только как отношения субъекта и объекта, является специфический характер собственно органов внутренних дел как института исполнительной власти. Чтобы обозначить эту проблему, крайне важно взглянуть на становление и функционирование органов внутренних дел с политологической точки зрения, проанализировать развитие службы в органах внутренних дел. С этой точки зрения существует две позиции: с одной стороны, все служащие органов внутренних дел по роду своей деятельности в том или ином объеме вовлечены в сферу управления, с другой стороны, органы внутренних дел являются частью аппарата государственного управления. Поэтому взаимоотношения с общественностью для служб по связям с общественностью органов внутренних дел должны строиться на принципе соучастия.
Субъектность общественности в PR-коммуникации органов внутренних дел накладывает свой отпечаток на деятельность служб по связям с общественностью, сближая принципы их функционирования с принципами функционирования гражданского общества, наиболее важную роль из которых играют: принцип демократии; принцип альтернативности; принцип гражданского согласия; принцип гражданской ответственности; принцип подконтрольности властных структур гражданскому обществу; принцип бесконфликтности; принцип приоритета права (законности); принцип технологичности. Подробная характеристика каждого из этих принципов дана в диссертации.
В результате реализации демократических принципов степень ответственности гражданина за происходящее в обществе многократно возрастает. Не случайно приверженец открытого общества К.Поппер отмечал: «Каждый гражданин должен сочетать лояльность с некоторой степенью бдительности и даже недоверия к государству и чиновникам. Он обязан следить за тем, чтобы государство не приступило границ своей компетенции, ибо государственные институты обладают огромной властью, а там, где имеется власть, всегда возникает опасность злоупотребления властью и угроза свободе». В то же время чтобы общество не пошло «вразнос», ему необходимы особые рамки диалога и права, отличающие его от конструкции П. Фейерабенда, названной им «свободным обществом», где «все традиции имеют равные права и равный доступ к центрам власти», где все проблемы решаются не специалистами, а заинтересованными лицами в соответствии с идеями, которые они ценят, и способами, которые они считают наиболее подходящими. Приоритет права, законность являются теми основаниями функционирования органов внутренних дел, которые позволяют этому социальному институту максимально эффективно выполнять свои функции. Соответственно, обусловленность деятельности служб по связям с общественностью органов внутренних дел принципом приоритета права является системной, многосторонней, взаимообратной и диалектической.
Четвертый параграф второй главы «Проблемное «поле» функционирования служб по связям с общественностью по формированию в общественном сознании позитивного имиджа органов внутренних дел». Реформирование органов внутренних дел по-разному воспринимается общественным сознанием. Чаще всего «вердикт» общественного мнения негативен: россияне не верят, что, к примеру, полиция (бывшая милиция) станет работать более эффективно. Такие настроения были выявлены социологами ВЦИОМ: 57% респондентов уверены, что переаттестация всех служащих органов внутренних дел ничего не изменит и никак не отразится на эффективности работы МВД. Напомним: переаттестация МВД началась 1 марта 2011 года, как это предусматривалось законом «О полиции», и завершилась 1 августа; ее итогом стало увольнение из органов МВД 200 тысяч человек. По мнению депутата Государственной Думы А. Хинштейна (партия «Единая Россия»), реальная аттестация началась в регионах лишь в июне, и потому «всерьез прогнать через нее до 1 августа все 600 тысяч личного состава МВД было просто невозможно».
И оппозиционеры, и представители партии власти сходятся в том, что мнение россиян о деятельности органов внутренних дел изменится лишь в том случае, если реформа МВД не закончится вместе с закончившейся переаттестацией. Однако это требует от исполнительной власти серьезных мер: никаким «показательным процессам над отдельными полицейскими», по утверждению гендиректора ВЦИОМ В. Федорова, общество не поверит, потому что «презумпция виновности власти и полиции» в настоящее время стала одним из самых устойчивых стереотипов массового сознания россиян.
В таких условиях говорить о позитивном имидже органов МВД сложно, хотя объективно они призваны стоять на страже внутренних интересов государства, безопасности общества и личности. Поскольку МВД как и любой другой социально-политический институт «вписано» в социально-политическое пространство в синхронном и диахронном аспектах, его проблемы необходимо рассматривать, в первую очередь, анализируя факторы, составляющие «внешнюю среду» его функционирования. К такого рода факторам, составляющим «проблемное поле» формирования позитивного имиджа органов внутренних дел, целесообразно отнести следующие.
1. Последствия системного социально-экономического кризиса, разразившегося в России в период становления государственного суверенитета, демократизации общественной жизни, либерализации экономики, перестроения социально-экономических отношений. Самой сложной системной многоаспектной управленческой проблемой в России остается то, что общество достаточно долго и со значительными потерями преодолевало последствия политического распада единого государства и планово-административной экономической системы. В частности, политическое пространство до сих пор нельзя считать сформировавшимся и стабилизировавшимся: в России незаконченным является процесс партийного строительства, активно идет процесс восстановления управленческой вертикали федеральной власти, в различных регионах на губернском и республиканском уровнях происходят кризисы власти. Эти обстоятельства усложняют процесс управления, поскольку затрудняют возможность сформулировать цели развития, общие для всех граждан. Социальное расслоение приводит к тому, что цели разных групп населения часто разнонаправлены и даже противоположны, что затрудняет формулирование, отражение и реализацию в PR-деятельности задач управления в силовых структурах, составной частью которых являются органы внутренних дел. Отсюда — неизбежные сложности в формировании их имиджа.
2. Функционирование в массовом сознании ряда специфических стереотипов, качеств и свойств, сформированных в переходный период. За десятилетия господства тоталитарного режима у населения в массовом масштабе сложился ряд специфических личностных качеств: патернализм в отношении политической власти, ориентир на диктуемые властью идеологические установки и т.п. В процессе социальных трансформаций к этим качествам добавились социальная апатия, социальное неверие и пессимизм, ценностный нигилизм, усугубляющиеся кризисом идентичности. Их учет крайне сложен в силу их дифференциации и стихийности проявления. Все эти специфические черты массового сознания не способствуют гражданскому единению и согласию, а, напротив, являются одной из основных причин атомизации гражданского общества. Соответственно, фактор «массового сознания» является одним из тех, которые необходимо преодолевать в управленческой деятельности органов власти, в том числе в силовых структурах. Поэтому одной из самых проблемных задач в деятельности PR-служб является задача преодоления гражданской атомизации и воздействие на формирование гражданской солидарности.
3. Недостаточная развитость среднего класса как ситемообразующего звена гражданского общества. Феноменом развития среднего класса в России является его практическое отсутствие в экономическом отношении, но наличие в социально-психологическом отношении. Интеллигенция, работающие квалифицированные специалисты и госслужащие, медицинские работники и работники сферы образования, согласно социологическим опросам, сами относят себя к «среднему» классу, причем, не столько сообразуясь с экономическим «форматом», сколько руководствуясь представлением о своей немаловажной социальной роли и отчасти сохранившемся с советских времен социальном статусе. Постсоветский средний класс – не высокооплачиваемая, зато самая активная и трудоспособная часть общества. Однако катализатором «пассионарности» среднего класса, его желания и потребности участвовать в самоуправлении является социальное недовольство, которое может быть как конструктивным, так и деструктивным. Склонность среднего класса в России к деструктивному недовольству блокирует его социальную активность, способствует накоплению в гражданском обществе социального напряжения и конфликтности. Поскольку всякое недовольство в конечном итоге проявляется в массовых акциях, противостоять в рамках закона которым должны подразделения МВД РФ, по отношению к ним в массовом сознании «оживает» стереотип «противника», разрушающего в общественном сознании имидж стражей порядка.
4. «Ускорение» исторического времени, заключающееся в увеличении частоты кардинальных объективных изменений в жизни как отдельных людей и местных сообществ, и так и российского общества целом. Для постсоветской эпохи были характерны радикальные социальные изменения, принявшие универсальный характер. В результате этих системных изменений произошел качественный переход всех социальных систем в другое состояние. В то же время происшедшие сдвиги, а также ускоряющаяся глобализация, информатизация и другие процессы, объективно происходящие во всем мире, обусловливают возрастание уровня социальной напряженности. Соответственно, в бурном темпе этих изменений люди часто не в состоянии одномоментно и адекватно оценить и сформировать свое взвешенное отношение к происходящим процессам трансформаций. В связи с этим зыбким оказывается и отношение индивидов к себе, к другим людям, жизненным принципам и идеалам, и к социальной реальности вообще. Такая ситуация затрудняет коммуникации любого рода: между разными поколениями, различными социальными слоями в обществе, субкультурными и субэтническими группами. Соответственно, значительно осложняется основанная на коммуникации деятельность PR-служб органов внутренних дел, одной из функций которой заключается в том, чтобы способствовать интеграции общества.
5. Процесс информатизации общества и формирование единого «информационного поля» протекания социально-политических процессов и осуществления социально-политической деятельности. С одной стороны, информатизация ускоряет любую коммуникацию, обилие и доступность каналов связи делает содержание коммуникации доступной для реципиентов, а также упрощает процесс коммуникации для субъектов деятельности по связям с общественностью. С другой стороны, она чрезвычайно усложняет деятельность служб по связям с общественностью сразу по нескольким направлениям. Во-первых, в условиях действия локальных и глобальных сетей система обмена идей подменяется хаотичностью информационных потоков, преимущественно не рассчитанных на обратную связь, — в формировании знаний и представлений о мире массовой аудитории все большее место занимают средства массовой информации и коммуникации, при этом роль реципиента становится все более пассивной. Во-вторых, развитие новых технологий расширяет возможности использования инструментальных знаний для манипулятивного влияния на человека. Этим часто пользуются политические силы, задачи которых далеки от реализации идеалов российского сообщества граждан. В-третьих, в условиях неравного доступа к коммуникационным каналам интеллектуальный разрыв усугубляет разрыв социальный. Возникает опасность полного контроля одной частью общества, обладающей данными умениями и имеющей доступ к коммуникационным каналам, над другой, управляемой частью. В таких условиях процесс формирования имиджа органов внутренних дел исключительно осложняется и требует расширения информационной открытости, в первую очередь, со стороны органов исполнительной власти.
Третья глава – «Политическая практика формирования позитивного имиджа органов внутренних дел в деятельности служб по связям с общественностью». Первый параграф третьей главы «Профессионализм кадрового потенциала органов внутренних дел как главный фактор формирования позитивного имиджа органов внутренних дел». Специальные исследования состояния кадровой работы в органах внутренних дел за последние годы свидетельствуют о снижении качественного уровня кадрового корпуса. ФГКУ «ВНИИ МВД России» произвел комплексный анализ результатов работ по изучению общественного мнения, проведенного ОАО «ВЦИОМ» в 2011 году по заказу МВД России. Опрос показал: доля людей, считающих, что жизнь в России в целом за последние 5-6 лет стала безопаснее, практически не изменилась и составляет 30%, а доля полагающих, что жизнь стала опаснее, в 2011 году увеличилась по сравнению с 2009 годом на 4%. Аналогичные данные получены в 2012 году: согласно проведенному в рамках ежегодного мониторинга общественного мнения исследованию за три последних года доля граждан, которые при ответе на вопрос, опаснее или безопаснее становится жизнь в России, выбирают первую альтернативу, выросла на 4 пункта (с 51% до 55%), а тех, кто прибегает ко второй («безопаснее»), снизилась на 6 пунктов (с 31% до 25%).

Согласно анализу данных, основные надежды на помощь в обеспечении личной безопасности по месту жительства граждане возлагают в основном на себя самих (59%) или на членов семьи, родственников (57%), а на помощь ОВД надеются лишь 34% опрошенных. Это – объективный фактор, снижающий эффективность любой работы PR-служб по продвижению имиджа органов внутренних дел. Связь здесь самая непосредственная: нет доверия к сотрудникам правоохранительных органов – нет доверия и к самому ведомству.
Реформа органов внутренних дел имеет своей главной целью создать высокопрофессиональную, авторитетную и пользующуюся доверием населения службу органов внутренних дел. Министр внутренних дел РФ В.А. Колокольцев подписал приказ «О создании Расширенной рабочей группы по дальнейшему реформированию органов внутренних дел Российской Федерации». Этот приказ означает, что МВД России начало новый этап реформирования, задача которого — оценить эффективность проведенных преобразований и наметить следующие. В ходе предшествующего этапа численность МВД уменьшилась на 200 тыс. человек, ликвидирован ряд образовательных учреждений: самостоятельную деятельность в структуре МВД прекратили 6 вузов, ликвидированы 19 филиалов. Как это скажется на качестве подготовке кадров, покажут ближайшие годы. Но уже сейчас очевидно, что негативным результатом этих мер станет не только утрата значительной части научно-образовательного потенциала и научных школ, но и снижение высшего профессионального и вообще образования сотрудников МВД (по данным депутата Государственной Думы А. Хинштейна, на 1 января 2012 года только 38,2% лиц высшего, старшего и среднего начальствующего состава имели высшее юридическое образование, в том числе начальствующий состав подразделений дознания – 54,6%, начальствующий состав уголовного розыска – 47,7%).
Сегодня вектор общественного мнения отклонен в негативную сторону для позитивного восприятия имиджа МВД РФ. Инициатор реформирования МВД Д.А. Медведев в самом начале реформы отмечал: «…Создание полиции – это не ребрендинг милиции в полицию. Речь идет о новом правоохранительном институте, который должен отвечать всем современным требованиям». Пока этого не произошло, поскольку не решена главная задача: вектор служебных интересов сотрудников и полиции, и органов внутренних дел в целом, не приведен в соответствие с интересами личности, общества и государства. Поэтому сокращение или увеличение численности личного состава, улучшение технической оснащенности структур ОВД, повышение зарплаты сотрудников, усиление общественного контроля деятельности правоохранительных органов будут лишь вторичны и малоэффективны. Кризисность органов внутренних дел очевидна: возврат к старой структуре невозможен и недопустим, а введение в основу управления одного из важнейших государственных институтов новых, не апробированных на практике способов может негативно сказаться на самом управлении. Соответственно налицо и кризисность в состоянии имиджа всей системы МВД РФ.
Второй параграф третьей главы «Роль СМИ в деятельности служб по связям с общественностью по формированию имиджа органов внутренних дел». Деятельность служб по связям с общественностью испытывает на себе значительное воздействие со стороны средств массовой информации и Интернет. Сегодня выполнение социальных функций PR-служб, связанных с обеспечением открытости и прозрачности деятельности органов внутренних дел, с управлением информационными потоками, направленными на недопущение социальной напряженности в обществе и на формирование благоприятных условий функционирования гражданского общества, достаточно осложнено.
Гарантированная Конституцией РФ свобода прессы — это императив, посредством которого осуществляется информирование общества о проводимой государственной политике во всех сферах общественной жизни и одновременно предоставляется возможность высказать свою точку зрения на происходящие в стране события, в которых принимает участие правоохранительные органы согласно своим функциональным обязанностям. Разумеется, связи с общественностью органов внутренних дел осуществляются в основном через средства массовой информации -специфический институт гражданского общества, являющийся в одно и то же время и гарантией, и способом обеспечения гражданского контроля над деятельностью органов внутренних дел. В частности, в условиях свободы пресса может комментировать социальную действительность, предоставляя возможность каждому человеку принять участие в свободном политическом диалоге общества и исполнительной власти. Более того, каждый гражданин через средства массовой информации вправе получать интересующую его информацию не только о позитивных, но и о негативных сторонах жизни, право на выбор того СМИ, комментарии которого кажутся ему наиболее близкими и адекватными.
Но сотрудничество со средствами массовой информации имеет и другие нюансы. Главная проблема здесь – отсутствие эффективной системы доступа к подробной открытой информации о деятельности правоохранительных органов. При взаимодействии со СМИ нельзя упускать из поля зрения возможности негативных последствий, поскольку распространяемая информация становится доступной всем, в том числе и тем, против кого намерены действовать органы охраны правопорядка совместно или с помощью СМИ. Это касается приемов, способов, средств борьбы с преступностью, равно как и сведений о способах совершения преступлений, информации по делам, находящимся в стадии расследования, а также информации о лицах, подозреваемых в совершении преступлений или в отношении которых ведется следствие и т.д. Кроме того, недобросовестность журналистов в освещении конкретных событий и фактов из-за неполноты информации, накладывающаяся на неполноту удовлетворения общественного интереса, зачастую способствует распространению слухов и формированию неверных представлений и установок в общественном мнении. Важную роль здесь играет и низкий уровень правовых знаний представителей СМИ (которые, однако, всегда готовы в свое оправдание сослаться на статью 144 УК РФ, налагающую уголовную ответственность за воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов).
Законодательно определенная обязанность органов государственной власти предоставлять сведения о своей работе подчеркивает стремление государства к партнерским и диалоговым отношениям с обществом, к признанию права общества не только иметь представление о содержании проводимой органами власти государственной политики, но и влиять на эту политику, участвовать в принятии и реализации важных социально-экономических программ. Однако законы не регламентируют все аспекты взаимодействия служб по связям с общественностью с прессой. Поэтому специалисты PR-служб органов внутренних дел, отвечающие за связи со средствами массовой информации, должны иметь четкое представление о правовом режиме всех организуемых ими мероприятий и строить свою деятельность на основании демократического принципа: «разрешено все то, что не запрещено законом». Кроме того, в данном случае особую роль приобретает не только правовое регулирование, но и регулирование деятельности на основе этических общечеловеческих норм.
При взаимодействии PR-служб органов внутренних со СМИ наиболее значимыми являются три функции: а) контроль общественного мнения и поведения общественности (незыблемой основой здесь является соблюдение законности и правопорядка всеми участниками взаимодействия); б) «реагирование» на общественность (при приоритете обеспечения внутренней безопасности государства, общества и личности); в) достижение взаимовыгодных отношений (содействие плодотворному взаимодействию с общественностью).
В этом достаточно сложном взаимодействии (представители СМИ далеко не всегда следуют требованиям этических норм) нужно руководствоваться следующими принципами: 1) правдивость информации (отсутствие явной или тайной лживой информации, которую в современном информационном обществе обнаружить несложно и для этого всегда найдутся специалисты); 2) полная допустимая информированность (исключение могут составлять лишь сведения государственной, военной и коммерческой тайны); 3) компромиссность (взаимные уступки, позволяющие избежать обвинений в недобросовестном предоставлении информации, манипуляциях и т.п.); 4) системность, базирующаяся на использовании апробированного инструментария воздействия на общественность и общественное мнение; 5) мобильность (оперативное адекватное реагирование на изменение ситуации) и др. Все выше отмеченные функции и принципы нашли свое полное отражение в диссертации.
Третий параграф третьей главы «PR-деятельность в коммуникативном пространстве глобальных сетей и формирование имиджа органов внутренних дел».
Основную массу информации современный человек получает из опосредованных источников и прежде всего – из СМИ. Тема полиции в этом отношении – не исключение. Почти половина опрошенных (47%) признают, что более всего на их представления о работе органов внутренних дел повлияли новостные и публицистические теле- и радиопередачи, а 25% важную роль в этом вопросе отводят публикациям в прессе. Кроме того, 13% ориентируются на Интернет, оказывающий специфическое воздействие на формирование имиджа органов внутренних дел: по сравнению с 2009 годом весомость Интернета как источника сведений о полиции выросла вдвое (с 6%). Сегодня Интернет является самой востребованной формой виртуальной коммуникации. Основные преимущества сети Интернет: мультимедийность, интерактивность, оперативность, независимость, всеобщая доступность информации, возможность одновременной реализации нескольких моделей коммуникации, наличие интернет-площадок (социальные сети, блоги, форумы). Особенно важна оперативность информационного воздействия: в считанные часы размещенная в социальных сетях информация становится доступной для миллионов граждан. Разумеется, Интернету пока не удалось «затмить» телевидение и радио и прессу — Интернет важный источник информации, прежде всего, для студентов (34%), людей молодых (от 18 до 24 лет – 27%, от 25 до 30 – 21%), а также высокообразованных (25%) и тех, кто по роду деятельности нуждается в разного рода информации: предприниматели, руководители, специалисты (от 20% до 28%). Ниже представлена таблица, характеризующая выбор регионов, в значительной степени ориентированных в оценке деятельности органов внутренних дел на Интернет:

Повышенный выбор интернет-источников в регионах России
Регионы Что в последние 12 месяцев более всего влияло на Ваши представления о работе органов внутренних дел?
личный опыт
(очевидец, свидетель, потерпевший) публикации в прессе
(газетах, журналах) новостные и публицистические
теле- и радиопередачи кинофильмы, телефильмы,
сериалы о полиции сведения из интернетабеседы с друзьями, знакомыми,
в кругу семьислухи, случайные беседы
в общественных местахдругоеничего не влиялозатрудняюсь ответить Республика Ингушетия 21 16 42 16 24 33 24 1 14 8
Магаданская область 35 36 48 19 23 36 19 1 12 4
город Москва 37 27 47 16 22 39 9 1 7 2
Калининградская
область 24 23 52 40 20 45 30 0 19 1
Камчатский край 29 48 61 25 20 42 9 0 12 4
Ямало-Ненецкий
автономный округ 31 25 69 16 20 42 11 0 2 2
Республика Коми 22 43 63 33 20 39 18 0 5 1
Калужская область 22 28 36 16 19 32 19 1 18 2
Краснодарский край 33 28 45 28 19 39 18 0 15 2
Томская область 26 27 41 15 19 34 13 2 16 5

В диссертации отмечается, что благодаря используемым в Сети технологиям сегодня уже можно говорить о феномене «сетевой политики» — новой форме коммуникаций для согласования политически значимых хронопотоков, способствующей становлению так называемых «гибридных институтов» и возрастанию неопределенности и непредсказуемости процесса управления. Последнее становится особенно важным, если учесть, что интернет-технологии, которые используются официальными государственными структурами, как ни парадоксально, уступают по своим характеристикам технологиям, используемым структурами гражданского общества. Преодоление этого дисбаланса – насущная задача для специалистов по связям с общественностью всех силовых структур, в том числе, органов внутренних дел.
Интернет вносит и свои поправки в PR-деятельность служб по связям с общественностью органов внутренних дел. В диссертации проводится важная мысль о том, что глобальные сети формируют новую область взаимодействия органов внутренних дел с общественностью – виртуального интерактивного анонимного политико-информационного взаимодействия, нивелирующего социальную иерархию пользователей и создающего новую модель гражданского общества, ориентированную на сетевую активность пользователей (общественных организаций, движений и отдельных граждан). Онлайн-деятельность дает возможность обсуждения актуальных проблем органов внутренних дел и предъявления требований к ним «здесь и сейчас». Можно с большой уверенностью предположить, что в ближайшие годы все более активную роль в этом процессе будет играть «электронное гражданское общество», организованное в виртуальном пространстве на принципах самоуправления и самоорганизации. Это потребует от PR-специалистов органов внутренних дел дополнительных знаний и готовности к оперативной работе в глобальной сети.
Четвертый параграф третьей главы «Общественные советы в системе связей с общественностью органов внутренних дел». Обеспечение взаимодействия между органами исполнительной власти и общественностью – одно из важнейших современных требований в демократическом обществе. Ни один государственный строй не может существовать без поддержки граждан, не привлекая их к сотрудничеству в решении существующих проблем. Согласно официальным данным МВД РФ, в настоящее время в нашей стране действуют более 43 тысяч общественных объединений правоохранительной направленности общей численностью свыше 412 тысяч человек. Только за 9 месяцев 2011 года при их участии были задержаны свыше 18 тысяч подозреваемых в совершении преступлений и около 277 тысяч правонарушителей. По данным ГУ МВД России по городу Москве за 2011 год благодаря сотрудничеству с гражданами, общественными институтами, общеобразовательными учреждениями почти на 22% сократилось количество квартирных краж, удалось совместными усилиями сократить на 10% преступность среди несовершеннолетних. Эти данные лишний раз подтверждают, что инновационная стратегия деятельности органов внутренних дел должна базироваться на современных подходах к организации прямой и обратной связи с гражданским обществом, способствующих максимальному использованию его потенциала в сфере профилактики правонарушений, обеспечения правопорядка, защиты прав и свобод граждан и одновременно установлению реального общественного контроля над сферой деятельности органов внутренних дел.
Именно такому расширению возможностей содействия и прямого участия граждан, общественных, творческих, религиозных организаций во многом способствовали созданные в 2006 году Общественный совет при МВД России и аналогичные советы при всех органах внутренних дел по субъектам Российской Федерации. В их состав вошли представители науки, культуры, искусства, литературы, образования и духовенства. Основная цель их создания состояла в необходимости обеспечения согласования интересов граждан, общественных, правозащитных, религиозных и иных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления для решения наиболее важных вопросов в области внутренних дел.
Все Общественные советы формируются на основе добровольного участия в его деятельности граждан, членов общественных объединений и организаций и являются совещательными органами, решения которых носят рекомендательный характер. В своей деятельности они руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и собственно Положением об общественном совете. Круг решаемых ими задач и направлений деятельности исключительно ответственен и достаточно широк. Наиболее важными среди них являются: а) привлечение граждан, общественных, правозащитных, научных, творческих, религиозных и иных организаций к участию в реализации государственной политики в области внутренних дел; б) участие в разработке и рассмотрении концепций, программ, гражданских и общественных инициатив по актуальным вопросам деятельности МВД России (в области борьбы с преступностью, защиты прав и свобод граждан, обеспечения безопасности общества и государства); в) выработка рекомендаций при определении приоритетов в государственной поддержке общественных и иных объединений, деятельность которых направлена на развитие гражданского общества в Российской Федерации; г) содействие в решении вопросов социальной поддержки сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, военнослужащих внутренних войск, федеральных государственных служащих, работников и пенсионеров МВД РФ.
Особо важную роль играют такие направления деятельности как проведение общественной экспертизы нормативных правовых актов, разрабатываемых МВД России, налаживание связей со средствами массовой информации и коммуникации для всестороннего и объективного информирования населения о деятельности органов внутренних дел и внутренних войск МВД России, а также обсуждение проблем экономической безопасности и финансово-хозяйственной деятельности и гарантий обеспечения прав предпринимателей, с привлечением представителей общественных объединений малого и среднего предпринимательства.
Принятие закона «О полиции» потребовало определенных изменений и в деятельности указанных Общественных советов, что в соответствии с частью 2 статьи 20 Федерального закона от 4 апреля 2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» и частью 8 статьи 9 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» нашло свое отражение в Указе Президента РФ «Об Общественных советах при Министерстве внутренних дел Российской Федерации и его территориальных органах» от 23 мая 2011 года. Согласно этому Указу, произошла определенная корректировка целей и задач Советов: Общественный совет при МВД РФ и Общественные советы при территориальных органах МВД РФ образуются в целях обеспечения согласования общественно значимых интересов граждан Российской Федерации, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений, правозащитных, религиозных и иных организаций, а также в целях решения наиболее важных вопросов деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, в том числе полиции.
Перед обновленным Общественным советом при МВД России и аналогичных Советах при его территориальных органах, как и перед всей системой органов внутренних дел в целом, поставлены принципиально новые задачи. Главная из них — обеспечить общественное доверие и поддержку граждан, сформировать эффективную партнерскую модель взаимоотношений между полицией и обществом. В качестве одной из основных задач Общественных советов обозначено привлечение граждан, общественных объединений и организаций к реализации государственной политики в сфере общественного порядка, профилактики правонарушений, обеспечения общественной безопасности, а также содействие реализации государственной политики в сфере преступности. Отмечено, что в задачу Общественных советов входит информирование граждан о деятельности органов внутренних дел, в том числе через средства массовой информации, и в публичном обсуждении вопросов, касающихся деятельности органов внутренних дел.
Согласно данному Указу Президента РФ, Общественный совет при МВД и аналогичные Советы при его территориальных органах получили расширенные полномочия, так как они были созданы после вступления в силу закона «О полиции», в котором прописана функция общественного контроля над правоохранительными органами. Теперь Общественные советы не только могут, но и должны осуществлять общественный контроль деятельности органов внутренних дел. В частности, они имеют право: а) заслушивать в порядке, установленном Министром внутренних дел Российской Федерации, информацию должностных лиц МВД России и его территориальных органов внутренних дел предложения по совершенствованию их деятельности; б) участвовать в работе аттестационных комиссий органов внутренних дел (что имеет особое значение в период реформирования МВД РФ); в) посещать без специального разрешения помещения, занимаемые органами внутренних дел, и места принудительного содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления; г) ходатайствовать перед соответствующими руководителями органов внутренних дел и контролирующих органов о проведении проверок соблюдения сотрудниками органов внутренних дел прав, свобод и законных интересов граждан, требований к служебному поведению, норм профессиональной этики, принимать участие в таких проверках и знакомиться с их результатами; д) присутствовать при проведении должностными лицами органов внутренних дел личного приема граждан.
Общественный совет, как никакой другой орган, призван обеспечить участие гражданского общества в принятии наиболее значимых и конструктивных решений органов внутренних дел и, в первую очередь, полиции. Безусловно, что без специальных проектов в социальной сфере, проводимых Общественным советом во взаимодействии с органами внутренних дел, реализация общественных инициатив и концепций не может быть успешной. Сегодня уже началась складываться практика, когда реализация мер по взаимодействию Общественного совета с органами внутренних дел осуществляется в рамках планов, разрабатываемых на основании предложений и общественных инициатив в сфере совершенствования правоохранительной деятельности.
Главная проблема, которую предстоит здесь разрешить совместными усилиями, — недостаточная оперативность в совместном обсуждении, а также организации комментариев со стороны членов Общественного совета значимых событий в правоохранительной сфере, в том числе расследовании и раскрытии резонансных преступлений, а также положительного опыта работы полиции по профилактике правонарушений.
Заседания Общественных советов являются открытыми для представителей средств массовой информации (в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве, о производстве по делам об административных правонарушениях, об оперативно-розыскной деятельности, о защите государственной и иной охраняемой законом тайны, а также не нарушает прав граждан, общественных объединений и организаций).
Кроме того, предполагается, Общественные советы должны вплотную заняться профилактикой, поскольку в идеале органы внутренних дел должны работать именно на упреждение, так как их основная задача – не разбираться с последствиями преступлений, а предотвращать их, обеспечивая при этом в полной мере безопасность граждан и правопорядок в стране. Эта функция для Общественных советов является исключительно важной в настоящее время — в России продолжается формирование государственной системы профилактики правонарушений, которая включает в себя комплекс мероприятий, в том числе предметную работу с подростками, экс-заключенными, лицами, входящими в «группу риска».
В заключении излагаются теоретические выводы и результаты исследования, раскрывающие сущность, содержание и состояние деятельности служб по связям с общественностью, формулируются практические рекомендации по формированию позитивного имиджа органов внутренних дел в современных условиях российской действительности.

3. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО АПРОБАЦИЯ
Научно-практическая значимость диссертационного исследования определяется, прежде всего, тем, что в нем использован политологический метод анализа теоретических и прикладных проблем имиджа органов внутренних дел в условиях их реформирования как функции подведомственных служб общественностью. Теоретические выводы и рекомендации диссертационного исследования могут быть использованы в целях повышения эффективности PR-деятельности в различных структурных подразделениях органов внутренних дел. Конструктивную значимость имеют положения, выводы и рекомендации диссертанта, связанные с критическим анализом состояния практической работы PR-служб по взаимодействию с общественностью, средствами массовой информации и коммуникации в интересах формирования и поддержания позитивного имиджа органов внутренних дел.
Основные идеи и положения диссертации излагались автором перед депутатами Законодательного собрания Ямало-ненецкого автономного округа, на Международной конференции «PR и информационные технологии как драйверы в разрешении социальной напряженности: модели issus-management» (Париж, 4-11 июля 2011г.), на Международной научно-практической конференции «Социально-политические, историко-правовые и экономические проблемы России в условиях современной глобализации» (г. Москва, 21-22 февраля 2011 г.), на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (г. Москва, 1 августа 2011 г.), На Международной научно-практической конференции «Проблемы государственного и муниципального управления в условиях современной глобализации» (Москва, 18-19 февраля 2013г.), перед слушателями и студентами Московского государственного областного университета. В практическом отношении социально значимыми являются, прежде всего, рекомендации, которые подразделяются на две группы и предполагают решение ряда задач на уровне государственных (федеральных и субъектов федерации) исполнительных органов власти и на уровне муниципальных и местных органов власти и управления.
Основные результаты диссертационного исследования изложены автором в четырех монографиях, научных статьях, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ. Общий объем публикаций по теме диссертации составляет 51,1 п.л. Основные теоретические положения диссертации изложены в следующих публикациях.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Смолева С.С. Диалог и взаимодействие с общественностью как основа имиджа органов внутренних дел // Власть. 2013. №3. (0,3 п.л.)
2. Смолева С.С. Специфика PR-деятельности служб по связям с общественностью как инструмента формирования имиджа органов внутренних дел // European social science journal Европейский журнал социальных наук. 2013. №2. (0,8 п.л.)
3. Смолева С.С. Интернет-коммуникации в деятельности служб по связям с общественностью органов внутренних дел // Проблемы государственного и муниципального управления в условиях современной глобализации: Сб. трудов Международной научно-практической конференции, 18-19 февраля 2013 г., г. Москва, МГОУ) (0,7 п.л.)
4. Смолева С.С. Субъектно-объектные аспекты и принципы деятельности служб по связям с общественностью органов муниципальной власти // Вестник МГАДА. Серия «Философские, социальные и естественные науки». 2012. №1. (0,5 п.л.)
5. Смолева С.С. // Вестник МГАДА. Серия «Философские, социальные и естественные науки». 2012. №5. (0,5 п.л.)
6. Смолева С.С. Общественное мнение о деятельности правоохранительных органов: материалы социологического опроса //Социально-политические, историко-правовые и экономические проблемы России в условиях современной глобализации: Материалы Международной научно-практической конференции. Книга 2. М.: Изд-во МГОУ, 2011. (0,4 п.л.)
7. Смолева С.С. Феномен власти: методологические подходы //Вестник МГАДА. Серия «Философские, социальные и естественные науки». 2011. №1. (0,5 п.л.)
8. Смолева С.С. Общественное мнение: технологии манипулятивного воздействия // Вестник МГАДА. Серия «Философские, социальные и естественные науки». 2011. №3. (0,5 п.л.)
9. Смолева С.С. Политическая реклама как инструмент политических манипуляций средств массовой информации // Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки». 2006. №2. (0,3 п.л.)

Монографии:
10. Смолева С.С. Имидж органов внутренних дел: проблемы формирования и поддержания: Монография. М.: Изд-во МГОУ, 2012. 172 с. (10,3 п.л.)
11. Смолева С.С. Общественное мнение в условиях информационной открытости общества: Монография. М.: Изд-во МГОУ, 2008. 120 с. (8,3 п.л.)
12. Смолева С.С. Личность в политике и власти: Монография. М.: МГОУ, 2008. 112 с. (6,7 п.л.)
13. Смолева С.С. Лидерство в системе власти: мотивация, роль в политической жизни общества: Монография. М.: Изд-во МГОУ, 2010. 147 с. (9,0 п.л.)
14. Смолева С.С. Деятельность служб по связям с общественностью муниципальных органов власти в современной России: Монография. М.: Народный учитель, 2007. 149 с. (9,1 п.л.)

Публикации в других изданиях:
15. Смолева С.С. Особенности деятельности общественных советов в системе связей с общественностью МВД РФ // Ориентир: Сб. науч. трудов. Вып.14. М.: Изд-во МГОУ. 2012. (0,8 п.л.)
16. Смолева С.С. Особенности формирования общественного мнения в обществе развитой демократии // Ориентир: Сб. науч. трудов. Вып.12. М.: Изд-во МГОУ. 2011. (0,9 п.л.)
17. Смолева С.С. Основные проблемы функционирования служб по связям с общественностью органов муниципальной власти и управления //Информация. Управление. Образование: Сборник научных статей аспирантов. Вып.4. М.: Изд-во МИЭТ, 2007. (0,5 п.л.)
18. Смолева С.С. Политико-правовые аспекты становления и функционирования служб по связям с общественностью органов государственного и муниципального управления в современной России //Ориентир: Сборник научных трудов кафедры социальных наук и государственного управления. Вып.7. М.: Изд-во ГПИБ России, 2006. (1,0 п.л.)
3 комментария
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий