Бахарев Д.В. Может ли уголовный закон быть действенным регулятором экономических отношений в современной России?

Может ли уголовный закон быть действенным регулятором экономических отношений в современной России?

С точки зрения теории уголовного права, вполне очевидно, что уголовное законодательство, наряду со своей главной, охранительной функцией, выполняет и регулирующую (регулятивную) функцию. Применяя свои репрессивные институты уголовный закон стремится вытеснить из общественной жизни все негативные проявления человеческой жизнедеятельности. Особая роль отводится в данном случае регулятивным возможностям уголовного права в сфере экономики, особенно в нашей стране, поскольку регулирование экономических отношений в целом было затруднено у нас частой сменой самих общественно-экономических формаций. Поэтому зачастую лишь применяя те или иные меры уголовно-правового воздействия к отдельным субъектам экономических отношений, нарушающим установленный порядок экономической деятельности, государство может направлять их активность в определенное русло.
Естественно, что в 90-е годы прошлого века, с развалом СССР, область незаконных возможностей для эксплуатации экономики в связи с практически полной бесконтрольностью со стороны государства, значительно расширилась. Недостаточно оперативно реагировало на это и уголовное законодательство, создавая «ни с чем не сравнимые возможности незаконного обогащения, в том числе путем разнообразных мошеннических махинаций и прямого хищения материальных ценностей».
С тех пор прошло уже достаточно времени. Казалось бы, ситуация должна была измениться в лучшую сторону, ведь уже был принят в 1996 г. новый Уголовный кодекс, была наработана и обобщена судебная практика по ряду новых составов преступлений, подвергнуты доктринальному толкованию многие дискуссионные вопросы квалификации преступлений в сфере экономики.
Однако приходится констатировать, что в настоящее время уголовный закон является не инструментом защиты законопослушного предпринимательского сообщества и экономической сферы государства в целом от преступных посягательств и восстановления социальной справедливости, а напротив, превращается в «дубину» с помощью которой недобросовестные предприниматели, используя свои коррупционные связи, инициируют уголовное преследование конкурентов и, постепенно лишая финансовых, организационных и других ресурсов, устраняют их со своего пути, зачастую завладевая при этом и имуществом конкурентов. Взглянув правде в глаза, необходимо твердо заявить, что рынок свободной конкуренции (да даже и некоторое его подобие) в современной России отсутствует. Человек, намеревающийся сегодня заняться практически любым видом бизнеса, должен твердо отдавать себе отчет в том, что или он должен играть по тем правилам, которые ему предлагает та коррумпированная часть государственного аппарата, которая контролирует данную сферу предпринимательства, либо от своих планов в части развития собственного дела ему лучше отказаться.
Однако имеются и другие взгляды на данную проблему. В своем совсем недавнем интервью глава Следственного комитета при Прокуратуре РФ А. Бастрыкин заявил, что одним из факторов, способствующих, на его взгляд, злоупотреблениям в сфере предпринимательской деятельности, является несовершенство уголовного закона. При этом, большинство статей Уголовного кодекса о преступлениях в сфере экономики, на взгляд А. Бастрыкина, не соответствует современному уровню развития сложившихся общественных отношений в этой области. С уверенностью можно констатировать, что руководитель СКП прав, однако выводы, которые можно сделать из данного заявления, будут разниться с выводами самого его автора. Действительно, на момент принятия действующего УК отечественная экономика находилась практически в начале своего пути от рухнувшего планового хозяйства к (как тогда предполагалось) рыночной экономике. Соответственно, в новом Кодексе был предусмотрен целый ряд составов преступлений, совершение которых, на взгляд его разработчиков, характерно для традиционного рыночного хозяйства. Однако вышло так, что в действительности тот тип хозяйствования, который сейчас существует в России, даже с большими натяжками нельзя назвать рыночной экономикой. Подтверждает это и сам А. Бастрыкин, приводя данные исследования, показывающие, что 64 процента опрошенных иностранных инвесторов не стремятся вкладывать средства в экономику России из-за страха, что у них незаконно отнимут активы, а еще 48 процентов опрошенных не делают этого, опасаясь коррупции. То есть, ни о какой свободной конкуренции речь не идет: либо ты даешь взятку (а вернее, делаешь это регулярно), либо сам применяешь преступные методы для того, чтобы защищаться от других преступников. Другой альтернативы нет. Мысль главы СКП понятна – все эти крайности возможны, в основном, по причине несовершенства законодательства, в первую очередь, уголовного. Тем не менее, на наш взгляд, основная проблема не только и не столько в этом.
Как уже указывалось, практически все сферы российской экономики контролируются несколькими финансовыми структурами (в каждой отрасли). Все они одинаково нарушают закон, одинаково используют коррупционные связи для достижения своих целей. Не им, ни связанным с ними коррупционерам (а нередко – это одни и те же лица) качественный и действенный уголовный закон не нужен. Он нужен только в подлинно демократическом государстве при свободном рынке для наказания лиц, пытающихся применять запрещенные правила для ведения бизнеса. Поэтому, скорее всего, такой закон в России (уже существующий или измененный либо вновь принятый) будет применяться как раз в отношении тех лиц, которые, не желая играть по существующим правилам, будут пытаться (как это не парадоксально звучит) вести честный бизнес, дабы им не повадно было. Ни чиновник-коррупционер, принимающий решение о возбуждении уголовного дела, ни теснейшим образом связанный с ним бизнесмен, проплачивающий подобную акцию в целях устранения конкурента, ни коим образом не пострадают – закон будет находиться в их руках, и применяться в их интересах. Причем, что интересно, нечестного на руку предпринимателя-то в данном случае вполне можно понять, поскольку его поступки абсолютно логичны и адекватны сложившейся в нашей стране ситуации в данной сфере. Действительно, если главная цель любого бизнеса – это получение прибыли при минимальных издержках, то зачем предприниматель должен биться над вопросами минимизации издержек производства товара и подбора квалифицированных рабочих кадров для его изготовления, зачем ему ломать голову над решением проблем рекламы товара, его логистики, организации сбытовой сети и т.д., если не все, то большинство из этих вопросов снимается простым путем – дачей взятки чиновнику, в целях устранения конкурента путем возбуждения против него уголовного преследования. Даже если до обвинительного приговора дело не дойдет, бизнес конкурента потерпит очень ощутимые потери. Таковы наши реалии, таковы сложившиеся правила игры.
Поэтому, на мой взгляд, акцент в постановке данной проблемы нужно сместить совсем в иную плоскость, нежели это делает процитированный выше высокопоставленный государственный чиновник. А именно, подумать о том, только ли в качестве действующего уголовного закона дело, если мы говорим о его неэффективности? Наверное, в качестве наследства от советской эпохи существования нашего государства, когда роль ученого-юриста была четко очерчена и сводилась в основном к оттачиванию юридической техники построения нормативно-правовых актов, но не к вопросам стратегии их применения, мы, специалисты в области уголовного права, активно дискутируем по вопросу о том, как нам сделать качественный и действенный уголовный кодекс, но зачастую обходим стороной вопрос о том, кто и как этот кодекс будет применять? А ведь именно по результатам применения можно судить о том, эффективен или нет тот или иной инструмент, в данном случае – уголовный закон. В нашем случае, мы делаем вывод о несовершенстве действующего уголовного законодательства, а именно его норм, регламентирующих ответственность за экономические преступления, на основе низких показателей числа возбужденных уголовных дел и обвинительных приговоров (хотя мониторинг общественной среды свидетельствует о значительной распространенности данных деяний), но при этом тут же констатируем, что сама правоохранительная система коррумпирована и поэтому применяет уголовный закон избирательно и, в основном, в интересах самих чиновников. Поэтому, вывод-то в этой ситуации должен быть сделан качественно иной – сам механизм реализации закона прогнил до основания и думать нужно, в первую очередь о том, как нам его заменить, а уж потом появится возможность оценить и качество самого применяемого закона.
Очень ярко иллюстрирует, на мой взгляд, такой вывод недавний довольно громкий скандал с участием ведомства, возглавляемого тем же А. Бастрыкиным, — Следственного комитета при Прокуратуре РФ. Речь идет о деле бизнесмена Евгения Чичваркина, основателя и экс-владельца «Евросети» — одной из крупнейших отечественных компаний по продаже мобильной техники. В конце 2008 года Чичваркин, против которого были возбуждены уголовные дела по обвинению в контрабанде и похищении человека, был вынужден продать свою процветающую компанию и эмигрировать в Великобританию, где он попросил политическое убежище. В настоящее время Генеральной прокуратурой РФ подан запрос об экстрадиции Чичваркина в Россию, однако окончательное решение властями Великобритании пока не принято. По словам самого бизнесмена, примерно за год до начала против него уголовного преследования к нему обратились сотрудники подразделения по борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий (Управление «К») МВД РФ, и в четкой и недвусмысленной форме предложили платить им на постоянной основе. Бизнесмен, хотя и понимая, что таковы сегодняшние реалии и платят кому-то практически все предприниматели, здраво рассудил, что ему-то платить, в принципе, не за что: бизнес абсолютно легален, компания платит огромные суммы налогов в бюджет государства и занимает очень устойчивое положение на рынке, сам он имеет довольно хорошие политические связи, в том числе и на политическом Олимпе, поэтому — зачем платить? Ошибка Чичваркина оказалась фатальной: Следственный комитет, руководитель которого жалуется, что у него-де «руки коротки» из-за несовершенства положений Уголовного кодекса, здесь вдруг проявил завидную резвость и в считанные дни начал уголовное преследование против Чичваркина. Наверное, когда нужно чиновникам, не так уж и плох все-таки наш уголовный закон. Чем кончится эта история, пока, конечно, не ясно, но дать прогноз, на мой взгляд, все-таки можно: власти Великобритании вряд ли положительно отреагируют на запрос российских коллег об экстрадиции Чичваркина, поскольку их суд не чета нашему, поэтому «шитые белыми нитками» дела оценит объективно и беспристрастно. Сами же уголовные дела благополучно канут в Лету, свое дело они сделали – бизнес продан, рыночный конкурент или политический оппонент, неважно, — устранен. Тем не менее, поживем – увидим.
Итак, как мы выяснили, краеугольным камнем конструкции под названием регулятивная функция уголовного права в сфере экономики является в настоящее время не качество уголовного закона, а нечто другое. И правильной здесь представляется позиция А.В. Наумова, который, на свой же вопрос: «Будет ли новая редакция Кодекса (уголовного – прим. Д.Б) идеальной?» отвечает: «Никогда. И наша отечественная уголовно-правовая и криминологические науки возлагают на этот счет явно преувеличенные надежды». Это другое – обеспечение возможности адекватного и точного исполнения закона, которая станет реальностью лишь при минимизации площади поражения коррупцией всего механизма государственного управления, а не только правоохранительной системы. По мнению того же А.В. Наумова ключом в борьбе с коррупцией является не изменение уголовного закона, а проявление политической воли первыми лицами государства в активизации такой борьбы. Данная позиция, в целом верна, однако только лишь при одном серьезном допущении – когда сами, так называемые, первые лица государства не коррумпированы и не используют свой властный ресурс в личных корыстных интересах. Лишь в этом случае проявление их политической воли будет по-настоящему борьбой с коррупцией, а не сведением счетов с политическими оппонентами (настоящими или мнимыми – не имеет значения).
Поэтому, не пора ли нам отвлечься от наших традиционных споров по поводу теории построения и практики применения уголовного законодательства, и прийти к согласованному мнению о том, что первостепенная задача для всех трезвомыслящих людей России, а не только отдельных лиц, — это скорейшее принятие мер по трансформации нынешнего вертикально-интегрированного коррумпированного государства с моноотраслевой экономикой в демократическое и правовое государство с республиканской формой правления (как это и закреплено в нашей Конституции). А наше мнение, то есть мнение ученых-криминалистов, уверен, пока еще не последнее для слуха всего российского народа.
1 комментарий
«Скорейшее принятие мер по трансформации нынешнего вертикально-интегрированного коррумпированного государства с моноотраслевой экономикой в демократическое и правовое государство с республиканской формой правления (как это и закреплено в нашей Конституции)» — абсолютно согласен!!! Вот только «мнение ученых-криминалистов»- условие может и необходимое, но явно не достаточное…
Я. Гилинский
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий
Orgy
Orgy
Threesome
Threesome
Anal
Creampie
Creampie
Threesome
Orgy
Threesome
Creampie