Примерили чужой мундир

Раздел: Новости
20.12.2011 16:33
Примерили чужой мундир

Почти четыре сотни уголовных дел незаконно возбудили в подмосковном Подольске

Иван Егоров
«Российская газета» — Федеральный выпуск №5662 (286)
20.12.2011, 00:29

В начале декабря подмосковный Подольск взорвался шокирующей новостью: здесь два сотрудника милиции под видом следователей сотнями штамповали уголовные дела и направляли их в суд. И все это якобы при попустительстве местных правоохранительных органов. О том, что на самом деле произошло в Подольске и кто в этом виноват, в эксклюзивном интервью корреспонденту «РГ» рассказал прокурор Московской области Александр Аникин.
Российская газета: Александр Александрович, на днях в областной прокуратуре прошла коллегия, где рассматривался в том числе вопрос о неких помощниках следователей в Подольске и о незаконно возбужденных ими делах.
Александр Аникин: Мы провели комплексную плановую проверку Подольской городской прокуратуры, по итогам которой и состоялась коллегия. Конечно, я ожидал, что нарушения будут, но не такое количество, причем на самых разных направлениях работы.
Что касается незаконного возбуждения и расследования уголовных дел, то это были не стажеры, а два помощника следователей межрайонного следственного управления МВД «Подольское». Однако они не имели необходимых процессуальных полномочий для проведения следственных действий.
РГ: Получается два условных Васи Пупкина работали следователями и сажали людей?
Аникин: Ну не совсем так — это были штатные сотрудники милиции. Но их функции должны были выглядеть совершенно иначе — они должны были подшивать дела дыроколом и писать какие-то простейшие запросы, отдавая их на подпись следователю. Вместо этого они сами проводили расследование и отправляли дела в суд. При этом подписывались даже не как исполняющие обязанности следователя, а именно как следователи.
РГ: Много дел они состряпали?
Аникин: В 2008 — 2010 годах они незаконно возбудили и расследовали 366 уголовных дел. Из них 82 было направлено в суд. По двум делам принято решение о прекращении.
По 282 уголовным делам принято решение о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением виновных лиц. Из этого общего числа непосредственно ими возбуждено 179 дел и еще 187 дел они доследовали и принимали окончательные процессуальные решения.
В настоящее время, в том числе и по требованию прокуратуры, все незаконные решения, принятые на стадии предварительного расследования по тем делам, которые еще не дошли до суда, отменены. По ним организовано расследование. Но поскольку уже есть вступившие в законную силу судебные решения, иного выхода нет, как приводить все материалы по этим делам в соответствие с законом. Прокуратура области подготовила 75 надзорных представлений в отношении 90 лиц. Все они направлены в президиум московского областного суда.
РГ: И что будет с теми, кто уже сидит? Оправдают или на новое расследование отправят?
Аникин: Мы просим суд отменить состоявшиеся судебные решения с направлением уголовных дел на новое судебное рассмотрение. К сожалению, людям нужно будет проходить всю процедуру с самого начала. То есть уголовные дела должны будут вновь расследовать и виновные лица будут вновь преданы суду, если вина их будет доказана.
РГ: Насколько вообще грамотно эти помощники расследовали дела и можно ли их назвать сфабрикованными?
Аникин: Нет, эти дела не сфабрикованы в том общепринятом смысле, который вкладывается в это понятие. Они просто возбуждались и расследовались неуполномоченными лицами. То есть доказательства, собранные в ходе такого в кавычках расследования, не могут быть признаны допустимыми. С точки зрения закона это просто бумага, а не доказательство.
РГ: То есть фактический состав преступления был и они не вешали на людей то, что они не совершали?
Аникин: Нет, конечно. Это обычные рядовые сообщения о преступлениях, которые поступали в подольское УВД и рассматривались в общем порядке среди множества других.
Здесь вопрос процессуальный и правовой, а не вопрос злого умысла и фальсификации.
РГ: И все-таки кто виноват во всем этом правовом безобразии? Ведь теперь придется не просто заново расследовать эти уголовные дела и снова проводить судебные заседания. Можно себе представить, какой шок испытают пострадавшие, которых снова вызовут на допрос к следователю и для дачи показаний в суд?
Аникин: Это грубый недосмотр или халатность со стороны непосредственного руководства данных помощников следователей, которые своевременно не подготовили необходимые кадровые документы для назначения их на соответствующие должности. Это отсутствие должного процессуального контроля и со стороны начальника межрайонного следственного управления «Подольское», который на протяжении почти двух лет не замечал, что дела у него рассматривают неуполномоченные лица. Этот начальник уже уволен из органов внутренних дел. Когда мы обобщим всю имеющуюся у нас информацию, то направим материал в органы предварительного расследования. В порядке статьи 37 УПК будет решаться вопрос об уголовном преследовании тех должностных лиц, по вине которых были допущены существенные нарушения прав граждан — потерпевших по данным уголовным делам. Ведь теперь они будут вынуждены также проходить повторную процессуальную процедуру. Также серьезно пострадали интересы государства и общества.
Ситуация неприятная и для органов следствия, и для прокурорского надзора, и для судебных инстанций, которые выносили приговоры добросовестно заблуждались о законности проведеннного расследования, полагая, что дело, которое им направлено, расследовано уполномоченными лицами.
РГ: А прокуроры реально могли проверить то, что дела ведут не следователи?
Аникин: Следователей много, и текучесть у них большая. В обязанности прокуроров не входит постоянная проверка приказов по личному составу поднадзорных органов внутренних дел. Но мы не можем снять в том числе и моральную ответственность за происшедшее с работников прокуратуры, поскольку это не одно, и не два, и даже не десять дел, а 366, и события проходили на протяжении длительного времени. Поэтому и непосредственные руководители помощников следователей, и должностные лица, которые отвечали за прокурорский надзор, за два года должны были убедиться, кто направляет в суд уголовные дела.
Мы заинтересованы в том, чтобы эта история послужила некой профилактикой для подобных проявлений в других регионах области и, может быть, даже страны. Чтобы внимательно смотрели соответствующие должностные лица, которые отвечают и за процессуальный ведомственный контроль и прокурорский надзор, не только за качеством подготовки процессуальных документов, но и за тем, кто готовит эти документы.
РГ: Подольских прокуроров накажете?
Аникин: По итогам коллегии были сделаны выводы, что организация прокурорского надзора в Подольске на различных направлениях не в полной мере соответствует предъявляемым требованиям, приказам и указаниям Генерального прокурора России. В связи с чем готовится приказ о привлечении к серьезной дисциплинарной ответственности ряда руководителей и работников Подольской городской прокуратуры. Кроме того, уже после завершения комплексной проверки подольский прокурор Юрий Лукьяненко подал рапорт на имя Генерального прокурора с просьбой уволить его по собственному желанию в связи с выходом на пенсию по выслуге лет. Этот рапорт удовлетворен, и сейчас прокурор уже уволен.
РГ: Городского прокурора попросили уволиться?
Аникин: Нет. Это его личное решение.
РГ: Вообще насколько проверка подольской прокуратуры и принятые жесткие кадровые решения можно назвать уникальными для областной прокуратуры?
Аникин: Говорить об уникальности проверки в Подольске не очень правильно — это обычная плановая проверка. За последние полгода мы провели сразу несколько подобных проверок. Например, в Красногорской и Истринской прокуратурах и прокуратуре Сергиева Посада. По их результатам тоже были серьезные кадровые и дисциплинарные решения.
У нас внутри спрос с прокуроров гораздо выше, чем с сотрудников поднадзорных структур. Чтобы требовать с других, мы прежде всего должны требовать с себя.
РГ: Прокуроры не начнут разбегаться из-за закручивания гаек?
Аникин: Гайки действительно закручиваются, но никакого массового оттока работников нет. Как я уже говорил раньше: подавляющая часть областных прокурорских работников — это профессионально подготовленные, грамотные и порядочные люди, способные квалифицированно решать поставленные задачи.
10 комментариев
В г.Комсомольке-на-Амуре работник аппарата судебного участка проводила судебные заседания, участвующие помощники прокуроров величали её: «Ваша честь!». Мировой судья подписывала протоколы судебных заседаний и судебные решения, которые фактически не выносила. Сам бы не поверил, если бы не председательствовал на заседании ККС при лишении мирового судьи полномочий. «Ряженная судья» привлечена к уголовной ответственности за присвоение полномочий должностного лица. Что стало со «слепыми» прокурорскими работниками не ведаю. Так что «око государево» порой весьма затуманено. В целом система поддержания обвинения в суде нуждается в существенном изменении. Начнём с того, что один прокурорский работник изучает уголовное дело, рекомендует (а в последнее время «бодания» СК и прокуратуры чаще нет) подписать обвинительное заключение (акт), третий прокурорский работник в судебном заседании поддерживает не им утверждённое обвинение. При этом для отказа от обвинения (полностью или в части) ему надо идти к своему начальнику и объяснять, что ошибся тот и ещё сослуживец, который изучал дело). В.И.Ленин говорил: «Хочешь погубить дело — создай комиссию по его решению!».
В этой ситуации больше всего жалко «ряженных» следователей. Ведь судя по показателям они действительно работали. За три года возбуждено 366 уголовных дел, из них 82 направлено в суд, т.е. более 1 дела в месяц. При такой нагрузке очень неплохой показатель, по крайней мере для Подмосковья.
Да, действительно, люди работали. Дело в том, что при кадровом дефиците такие ситуации сплошь и рядом. В приведенном примере руководство следственного органа не вмешалось в ситуацию. Обычно помощники следователей расследуют дела от имени следователей, а затем протоколы следственных действий подписываются следователями. Иной раз помощники следователей бывают более грамотными, чем сами следователи, поэтому руководство и идет на такие нарушения. В нашем государстве в большинстве случаев, к сожалению, «по правилам» не всегда можно нормально работать и достигать результата.
Согласен с Вами, страну губит погоня за высокими показателями бездумно навязываемыми сверху. Сейчас правоприменители обязаны отчитаться по количеству составленных протоколов на нарушителей, завершенных дел и т.д., при этом научные оценки эффективности труда не применяются. Только у нас в стране водители, в том числе сотрудники правоохранительных органов, сигналят встречным автомобилистам о затаившихся работниках ГИБДД, а те проявляют чудеса маскировки в погоне за фиксацией нужного для отчёта количества нарушений, умаляя авторитет государственной власти и озлобляя население. В частном секторе этих ретивых помощников и следователей, мирового судью поменяли бы местами и дело бы скорее двигалось.
В правоохранительных органах Подольска Московской области, безнаказанно возбуждают фиктивные уголовные дела, подбрасывают людям наркотики, угрозами и побоями выбивают из них признательные показания, вымогают деньги для "закрытия дела".

Изоблеченных в подобных преступлениях следователей и оперативников не только не отстраняют от работы, но при поддержке Прокуратуры Московской области, Подольского городского прокурора Лукьяненко, Следственного комитета в городе Подольске объявляют "честнейшими работниками".

Это потому что покровительствуют таким следователям и оперативным сотрудникам на самом верху. Даже будучи уличенными в получении взятки, они продолжают фабриковать уголовные дела, запугивать свидетелей, вынуждать людей идти на самооговор, подделывают подписи, совершают должностные подлоги, по своему усмотрению «назначают» главарями за неполучение взятки и создают несуществующие «банды» из молодых людей, мстят за то, что те, пытаются доказать свою невиновность.

К сожалению, жалобы на противоправные действия, направляемые в разные организации, возвращаются обратно к тем, на кого жалуются.
Так в страшном преступлении в городе Подольске по сфабрикованному делу были обвинены четверо молодых людей.

Уголовное дело расследовал Следователь наркоконтроля Подольска Мешков Роман Геннадьевич, которым под покровительством генерал-майора Чарыкова были совершены все возможные и невозможные нарушения закона и прав человека. Участвующие в коррупционной цепочке и проводившие незаконный обыск оперативные сотрудники майор Антоненко и Поеров уже попались на получении взятки по другому делу, вымогали взятку у подозреваемых, а за ее неполучение жестоко отомстили, так, что виновным только в административном правонарушении молодым людям грозит тюремное заключение на срок 20 лет. Хотя совершенно ничего из того, в чем их обвиняют они никогда не делали на самом деле.

Что делать оклеветанным, оболганным, неопытным молодым людям полностью зависящим от решения суда и лжесвидетельствующих оборотней в погонах из наркоконтроля? Тогда как из официальных органов – Следственного комитета по городу Подольску, Прокуратуры города Подольска, из Наркоконтроля России, Генеральной прокуратуры, которым Государством делегировано право надзирать за соблюдением законности, приходят отписки, содержащие ложь и сведения не соответствующие действительности. Так на сообщение о преступлении, о коррупции, вымогательстве взятки, фабрикации уголовных дел из мести за неполучение денег, закрытие уголовных дел за взятку, умышленный наезд на свидетеля, подделке подписей, должностных подлогах, превышении полномочий сотрудниками Подольского наркоконтроля, руководителями УФСКН Московской области. отвечают о том, что обвиняемые по уголовному делу уже осуждены, а все перечисленное просто выражаем несогласие с решением суда. Прокуроры Подольской городской прокуратуры И.А.Гекова, Жабин Д.К., Лукьяненко Ю., бессовестно лгут и "крышуют" настоящих преступников. В Подольске сложилась тесная коррупционная система. Настоящая мафиозная структура, триумвират: следствие, городская прократура, СО СУ СК РФ по Московской области, Подольский городской суд. Судья Подольского городского суда Шарафеев А.Ф. для узаконения незаконного тайного приговора назначил выездное судебное заседание в РОДИЛЬНОМ ДОМЕ! Он и прокурор Кузнецова под покровительством Лукьяненко, Гековой поставили под угрозу жизнь и здоровье матери и ребенка с целью отомстить за неполучение вымогаемой взятки и для того, чтобы скрыть все совершенные совместно чудовищные нарушения Конституции России, УК и УПК РФ.

Сейчас когда судилище еще не состоялось, и есть еще шанс не дать сломать судьбы невиновных как добиться от обличенных властью разобраться в сатанинских путах коррупционеров. Неужели спасенья нет?
That's understandable that cash makes people disembarrass. But how to act if somebody doesn't have money? The only one way is to try to get the home loans or short term loan.
According to my monitoring, millions of people in the world get the home loans at well known banks. Thence, there's great possibilities to get a credit loan in any country.
Уважаемый Гость (который на русскоязычном сайте изъясняется по-русски)! Прочитал внимательно Ваш комментарий, имею к нему двойственное отношение. С одной стороны видно, что Вы явно неравнодушный человек, а с другой — информация весьма сомнительна. Еще со слушательской (студенческой) поры умные преподаватели меня научили, что настоящий юрист тот, кто всё подвергает сомнению. Как-то не верится в достоверность сведений о таком размахе фальсификации уголовных дел в одном населённом пункте, даже таком крупном, как г.Подольск. Наши правоохранительные органы весьма разобщены и, по моему убеждению, в этом их и всего российского населения беда. Сам рассматриваю уголовные дела и поверьте, если бы пожелания: «Порази меня гром, если говорю неправду!» сбывались, то в судебных заседаниях грохотало, весьма часто.
Статья является весьма интересной. Большое спасибо. Необходимо признать, что данный случай приобрёл большой общественный резонанс. Представляется возможным рассчитывать на превентивное значение подобного рода разоблачительных дел не только в пределах конкретного региона, но и в масштабах всей страны.
Это просто "слив", даже за одно сфабрикованное уголовное дело можно было бы посадить Лукьяненко. Где справедливость? На его место сели его коррумпированные коллеги, одни прокуроры уволились по собственному желанию, другие взяточники назначены. Гекова, Жабин, Кузнецова - это они проводили махинации с сфабрикованным делом 41 808, это Кузнецова настояла на проведении выездного судебного заседания в Перинатальном отделении Подольского родильного дома по сфабрикованному делу, принятому к рассмотрению с грубейшими нарушениями законности. Это Кузнецова участвовала в организованной травле беременной женщины, доведя ее до преждевременных родов, терроризируя и требуя выписки за симуляцию беременности (36 недель). Это Гекова и Жабин вымогали через подставных лиц 1 млн. рублей взятки за "решение вопроса". Когда вымогаемая взятка не была получена они жестоко мстили за это. Гекова, Жабин лгут в каждом ответе на каждую жалобу. Их покрывает Московская областная прокуратура, Генеральная прокуратура. Они считают всех людей ниже себя и откровенно презирают. Это взяточники, махинаторы, которые пойманные за руку на фальсификации документов и должностных подлогах начинают преследовать разоблачителей. Они, припертые к стенке фактами, ссылаются на технические ошибки и избавляются от разоблачителей незаконными методами. Они клевещут и распространяют порочащие сведения. Вот такие прокуроры были, есть и будут в Подольске, они честно надзирают за беззаконием, в котором сами и участвуют.
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий
Orgy
Orgy
Threesome
Threesome
Anal
Creampie
Creampie
Threesome
Orgy
Threesome
Creampie