О проекте ППВС "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности"

На днях Константин Александрович предложил на обсуждение проект ППВС «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности».
Учитывая, что на сегодняшний день такие преступления в отношении несовершеннолетних являются наиболее тяжкими, считаю необходимым высказать свое мнение в отдельном топике, а не в комментариях.
В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Между тем в предложенном проекте этому, второму аспекту не уделяется абсолютно никакого внимания.
В этой связи хотелось бы обратить внимание на то, что случаи оговоров при расследовании рассматриваемых преступлений носят распространенный характер. Особенно, если речь идет о правонарушениях, совершенных «внутри» семьи.
«Потерпевшие» по таким делам нередко оговаривают обвиняемых как из-за свойств характера (мифомания, псевдология, истероидная психопатия, акцентуация и т.д.), так и, исходя из сложившихся в семье отношений (сын заступается за мать, состоящую с ним в интимных отношениях; братья, находящиеся в интимных отношениях, устраняют препятствия в виде строгого отца (матери) и т.д.) При этом в силу малолетнего возраста дети даже не могут предположить, насколько серьезны будут последствия для их родителя.
Методические указания по расследованию преступлений данной направленности рекомендуют проведение развернутых психолого-психиатрических исследований личности потерпевшего, привлечение для его допроса специалистов в области сексологии и сексопатологии.
В частности, участие последних рекомендовано при получении показаний об обстоятельствах совершения половых актов, развратных действий, актов мужеложства, поскольку сообщаемая информация может попросту не соответствовать клинической картине подобных проявлений. Тем более, если речь идет о нетрадиционных сношениях с малолетними.
Подобные действия неизбежно вызывают глубочайшие и устойчивые нарушения сексуальной сферы и потерпевшего, и обвиняемого. Однако анализ судебной практики показывает, что никаких исследований в этом направлении ни суды, ни следствие не производят. Напротив, многочисленные ходатайства подсудимых о назначении соответствующих экспертиз отклоняются без должного основания.
В этой связи необходимо отметить следующее:
1) В проекте говорится об экспертизе состояния потерпевшего на предмет его беспомощности. Однако перед экспертами задача должна ставиться значительно шире. Когда речь идет о несовершеннолетних потерпевших необходимо назначать им комиссионную психолого-сексолого-сексопатолого-психиатрическую экспертизу с привлечением специалистов в области детской психологии, детской сексологии, детской сексопатологии и детской психиатрии, и исследовать вопросы о наличии у них:
— отклонений в психосексуальной сфере,
— личностных изменений, психологических травм, свидетельствующих о перенесенном насилии и являющихся его следствием;
— склонности к мифомании, псевдологии, аггравации, лживости и т.д. даже если эта склонность по своей выраженности не достигает степени акцентуации характера.
— психических и поведенческих отклонений, характерных для эпилепсии и ряда иных психических заболеваний.
Также необходимо исследовать:
— тип личности потерпевшего, является ли он акцентированной личностью.
— динамику познавательного процесса потерпевшего в области сексуальных отношений с учетом длительности совершаемых в отношении него половых отношений;
— социальные связи в семье;
— соответствие картины насилия, описанной в материалах дела, в том числе физические и соматические повреждения, имеющиеся у потерпевшего на момент медицинского освидетельствования, клинической картине совершения полового акта.
2) Проблемы возникают не только с психолого-психиатрическими, но и с другими экспертизами. Так, по уголовному делу № 1-82/08, рассматривавшемуся Куйбышевским районным судом и касавшемуся акта мужеложства, была проведена не проктологическая, а урологическая экспертиза. Между тем, квалифицированное медицинское обследование анального отверстия, прямой кишки относятся к специализации «проктология». В результате эксперт даже не удосужился выяснить сведения о наличии у потерпевшего в прошлом и настоящем времени каких-либо заболеваний, не связанных с актом мужеложства, но способных вызвать выявленные им повреждения. Между тем, указанные им признаки могли являться следствием таких заболеваний, как дизентерия; систематические запоры; геморрой и т.п.
3) При проведении расследования и рассмотрения дела в суде необходимо тщательно изучать личность несовершеннолетнего потерпевшего, в том числе:
— внешние общие, поведенческие, психические, гормональные изменения (поведение, движения, манеры, походка, голос, речь, строение тела, участие в играх, требующих физического усилия, характер общения со сверстниками, возможность занятиями физкультурой, характер общения с взрослыми, реакция на медицинский осмотр);
— соответствующие жалобы в ходе медицинских осмотров, отклонения в результатах объективных обследований (исследование кала, обследование детским проктологом, хирургом, неврологом, психиатром);
— наличие признаков медико-биологического характера, указывающих на насильственные действия именно сексуального характера;
— наличие каких-либо изменений в интимных местах (в области половых органов, заднего прохода);
— время первого выявления подобных изменений.
4) В постановлении указывается, что поскольку лицо, не достигшее двенадцатилетнего возраста, признается находящимся в беспомощном состоянии в силу возраста, проведение судебной экспертизы для установления этого признака преступления не требуется. Однако в указанном выше деле обвиняемому/подсудимому инкриминировалось совершение насильственных действий сексуального характера в отношении малолетнего ребенка на протяжении 4 лет с 5 до 9-летнего возраста… 216 раз!!! При этом каждый эпизод расценивался как совершенный в отношении беспомощного. Динамика познавательного процесса потерпевшего в области сексуальных отношений с учетом длительности совершаемых в отношении него половых актов экспертами не исследовалась.
5) Представляется, что при расследовании дел против половой неприкосновенности и половой свободы личности необходимо проведении судебно-медицинской экспертизы не только в отношении потерпевшего, но и в отношении обвиняемого. При этом на ее разрешение следует ставить вопросы о наличии у обвиняемого:
— психических и гормональных изменений, характерных для половых отклонений;
— отклонений в области полового влечения, в том числе склонность к гомосексуализму, развратным действиям с несовершеннолетними мужского пола, иным формам сексуальной девиации.
0 комментариев
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий