Суд приравнял автозаки к пыткам

Условия перевозки заключенных в автозаках и вагонзаках (специальных вагонах для перевозки осужденных) нарушают права человека. Такое решение принял Верховный суд Коми. Это первое подобное решение российского суда: заключенные уже не первый раз пытаются обжаловать в судах «пыточные условия» их перевозки, но прежде получали отказы.

На условия перевозки пожаловались заключенные Дмитрий Васильев и Аркадий Виноградов. Первого везли из колонии города Микуни республики Коми в Киров, а затем Екатеринбург. Второй путешествовал из Ухты в Вологду.

Васильев сначала целый час провел в автозаке в компании еще 13 заключенных, а потом попал в вагонзак поезда «Воркута-Москва». Камера вагонзака имеет площадь около 3,4 кв.м — это не больше, чем обычное купе. Только едет в нем не четыре человека, а в два раза больше, и это не предел. С Васильевым в камере ехали сначала 11 заключенных, а потом уже 15. В такой камере обычно есть по три полки с двух сторон и еще одна укороченная полка, соединяющая между собой средние. Те заключенные, которым не досталось лежачих мест, остаются стоять, причем согнувшись — укороченная полка не позволяет встать в полный рост. При этом каждый из перевозимых зэков едет с вещами. Вот в такой тесной компании Дмитрий Васильев провел в общей сложности около 20 часов. В жалобе в суд он указал, что на него с личными вещами приходилось от 0,28 до 0,32 кв. м пространства.

Похожая история случилась с заключенным Аркадием Виноградовым. Сначала в автозаке с восемью заключенными его довезли до вокзала, потом в компании 11 товарищей по несчастью он 22 часа ехал в вагонзаке до Вологды. При этом заключенные не были обеспечены постельным бельем, и поспать положенные 8 часов им тоже не удалось.

Истории Васильева и Виноградова типичны, в таких условиях в России перевозятся тысячи заключенных. В тех же условиях возят и обвиняемых, и подсудимых — то есть граждан, еще не признанных преступниками, а лишь находящихся под следствием или судом. Правозащитники много раз обращали внимание властей на бесчеловечность такого обращения с людьми, но ничего не менялось.

Юрист фонда «Общественный вердикт» Эрнест Мезак пояснил «МН», что речь здесь идет об автозаках и вагонзаках Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Их используют для перевозки заключенных или арестантов. На митингах же обычно, если нет форс-мажора, используют оперативные автомобили полиции — это принципиально другие машины, хотя в народе их тоже называют автозаками.

Большую часть автозаковского парка ФСИН и МВД России составляют машины двух типов — на базе ГАЗа и на основе КАМАЗа или ЗИЛа. По норме в них можно посадить от 20 до 35 заключенных (в зависимости от типа фургона), на практике же цифра может оказаться больше, рассказывает Мезак. В «стакан» — одиночную камеру для тех заключенных, кого нужно отделить от остальных — часто сажают двух человек. При этом площадь «стакана» — около 0,4 кв. м.

Для сравнения Эрнест Мезак рассказал, как выглядят польские автозаки (в них ему удалось покататься, когда российских правозащитников знакомили с практикой реформирования органов полиции Польши): «Польский автозак оборудован на базе автобуса «Мерседес». В нем один большой отсек, состоящий из двух рядов сдвоенных кресел — и заключенные там едут как пассажиры обычного автобуса или троллейбуса. Принципиальное отличие — в польском автозаке есть окно».

Кстати, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), еще в 2005 и 2008 году, рассмотрев похожие жалобы российских зэков, уже признавал, что камеры площадью 0,4, 0,5 и даже 0,8 кв. м непригодны для перевозки заключенного «независимо от времени нахождения автомобиля в пути». По мнению Евросуда, Россия нарушает подписанный ею Международный пакт о гражданских и политических правах и Европейскую конвенцию по правам человека, по которой «никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию». В мае этого года ЕСПЧ снова указал на то, что перевозить 36 человек в автомобиле ЗИЛ или 25 человек в автомобиле ГАЗ негуманно. Россия, отмечает юрист Эрнест Мезак, должна прислушаться к страсбургским решениям и изменить нормы перевозки осужденных.

А вот в российских судах добиться такого решения не удавалось. «МН» рассказывали о нескольких подобных процессах, прошедших в Верховном суде России в конце 2011-го и начале нынешнего года. Заключенные требовали в ВС уже не просто признать условия перевозки незаконными, но и просто отменить устаревшие нормы. У ФСИН России позиция сводилась к следующему: нарушение правил перевозки заключенных действительно незаконно. Нельзя сажать в «стаканы» по двое и забивать автозак под завязку. А сами нормы ничего не нарушают и рассчитаны по науке, и не всегда спецвагоны и автозаки заполнены. «В метро ведь вы сидите на полуметровом сиденье, и ничего», — парировали сотрудники ведомства в судах. Правда, все же под натиском исков заключенных ФСИН и Минюст пообещали чуть смягчить нормы перевозки в вагонзаках. А в самой действующей инструкции по перевозке заключенных Верховный суд России не увидел противоречия закону и в жалобах заключенных отказал.

Жалобы Виноградова и Васильева суд Сыктывкара отверг, но Верховный суд Коми, куда заявители подали кассацию, принял неожиданное решение, удовлетворив жалобы Виноградова и Васильева.

«Это решение дает нам право взыскать денежную компенсацию морального вреда в пользу заявителей, — сказал «МН» юрист Мезак. — И мы думаем, что органы ФСИН тоже будут заинтересованы в смягчении условий перевозки заключенных. Как минимум, на территории Вологодской, Кировской, Архангельской, Свердловской областей и Республики Коми условия конвоирования должны меняться, если тюремные власти не хотят получать новые иски заключенных». По словам Эрнеста Мезака, иски будут поданы к казне Российской Федерации, заключенные потребуют возместить им моральные и физические страдания в размере 80 тысяч рублей.

www.mn.ru/society_rights/20120821/325533341.html
0 комментариев
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий