Заключенные в странах G20: Россия в числе лидеров из-за системного сопротивления реформам Медведева

Редакция «Право.Ru» изучила показатели, характеризующие численность заключенных в странах с наиболее крупными экономиками, которые объединены в клуб G20. Это исследование, основанное на данных, предоставленных национальными статистическими службами, а также на отчетах независимой организации King's College International Centre for Prison Studies, выявило ряд любопытных тенденций, касающихся, в том числе, и Российской Федерации.

В нашей стране на конец 2009 года в местах лишения свободы находилось 864 400 человек, причем по итогам прошлого года население тюрем сократилось на 2,67 %. Сокращение численности заключенных зафиксировано впервые за последние 5 лет, и не исключено, что эта тенденция сохранится, поскольку к 65-летию победы в Великой Отечественной войне Государственная Дума РФ объявила амнистию для ветеранов и бывших узников концлагерей.

Уголовный кодекс гуманизируется, а как идет процесс гуманизации судов?

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по безопасности, сопредседатель Комиссии ГД по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и государственной безопасности РФ, Михаил Гришанков видит в снижении численности заключенных реализацию курса, намеченного Дмитрием Медведевым.

«Сейчас постепенно происходит гуманизация Уголовного кодекса. Все чаще суды отказываются от приговоров в виде тюремных сроков, когда законодательство предусматривает другую, более мягкую меру наказания», — сказал он корреспонденту «Право.Ru». Вместе с тем, по его мнению, эти изменения, «происходят пока достаточно медленно, поскольку встречают сильное системное сопротивление».

Репрессивная система в России функционирует на пределе, и не может не измениться…

Председатель движения «Бизнес-Солидарность» Яна Яковлева, со своей стороны, считает, что снижение численности заключенных пока не может быть индикатором серьезных изменений в системе правосудия.

«Я не думаю, что причину уменьшения количества заключенных в России можно анализировать, так как нет данных по каким видам преступлений произошло снижение, — подчеркнула она в беседе с нашим корреспондентом. — Возможно, это связано с тем, что стало возбуждаться меньше дел, возможно, правоохранительные органы стали лучше проводить профилактику преступлений, а возможно вырос уровень коррупции, и с ростом количества уголовных дел появляется больше возможностей откупаться от заказных дел».

По мнению Яковлевой, население российских тюрем сейчас близко к максимальному, и вряд ли значительно вырастет в ближайшие годы.

«Я считаю, что эта репрессивная система, этот „ГУЛАГ», функционирует сейчас на пределе, она не может не измениться, потому что уже сейчас недовольство системой правосудия в уголовно-исправительной системе в обществе огромно" — сказала она.

Сажать меньше экономически выгодно. В России еще далеко не все это поняли

Михаил Гришанков отмечает и другой аспект проблемы: «Россия находится в тройке лидирующих стран по числу заключенных на душу населения, государство сейчас тратит огромные деньги на их содержание, поэтому тенденция к снижению числа заключенных имеет и экономическое обоснование. Я и мои коллеги продолжаем работать в этом направлении».

Россия действительно находится на втором месте в мире по численности заключенных на душу населения, уступая США и опережая ЮАР. В Соединенных Штатах на 100 000 жителей приходится 779 заключенных (показатель сократился на -1,52% по сравнению с 2008 г.), в нашей стране 609 (-2,56% к 2008 г.), в Южно-Африканской республике 324 (-3,28%). Если же смотреть по совокупной численности населения тюрем, то Россия — третья. Мы уступаем США (2 381 276 чел.) и Китаю (1 620 000).

Таблица 1. Динамика численности заключенных в странах G20

Рост численности заключенных: государства G20 минус семь

Снижение числа заключенных не является повсеместной тенденцией. Из 19 стран, статистика по которым вошла в исследование (G20, исключая Евросоюз как объединение государств), лишь в семи зафиксировано снижение численности населения тюрем на душу населения за последний отчетный период.

К таким странам относятся США, Россия, Мексика, ЮАР, Германия, Франция и Аргентина. Наиболее значительные изменения происходили в Аргентине, где этот показатель сократился на 14,29% до 132 заключенных на 100 000 жителей. Правда, последние опубликованные данные по этой южноамериканской стране датируются концом 2007 г., поэтому сохранилась ли тенденция позднее, судить сложно.

Если же рассматривать лишь изменения по итогам 2009 года, то самое резкое сокращение случилось в ЮАР, где теперь на 100 000 человек населения приходится 324 зека, что на 2,28% меньше, чем годом ранее.

Лидерами по приросту численности заключенных на душу населения в 2009 г. стали Италия (+13%) и Турция (+8,33%), а в Саудовской Аравии, статистика по которой появилась впервые с 2002 г., количество зэков выросло на 34,85% за 7 лет. Если предположить, что население тюрем в этой стране росло равномерно за этот период, то увеличение за прошлый год составило 3,28%.

Таблица 2. Динамика численности заключенных на душу населения (100 000) в странах G20

Общемировая тенденция: число представительниц слабого пола за решеткой растет

Еще один любопытный срез тюремной статистики — женщины в неволе.

В России на конец 2009 года они составляли 8,1% от общей массы всех заключенных (66 606 чел.). Наша страна по этому показателю занимает третье место в мире, уступая Австралии (9%, 2630 чел.) и США (8,8%, 202 171).

За прошлый год численность заключенных-женщин выросла в РФ на 20,44%, что вписывается общемировую тенденцию: среди стран G20 лишь в пяти из них женщин в местах лишения свободы становится меньше, как в процентном соотношении, так и в абсолютных числах — в США, Аргентине, Великобритании, Германии и ЮАР.

Женщина-президент вывела свою страну на первое место по женской амнистии

Комментируя рост доли женщин среди заключенных в России, председатель движения «Бизнес-Солидарность» Яна Яковлева отмечает общее свойство судебно-правовой системы в стране: «Трудно сказать, с чем конкретно связан рост числа женщин в тюрьмах, но это явно свидетельствует о нарастающей жестокости системы, не учитываются ни смягчающие обстоятельства, положенные по закону, ни наличие детей. Суды чаще всего выбирают самый суровый из всех видов наказания — лишение свободы».

Лидирует по масштабу женской амнистии Аргентина, где по итогам 2007 года (последние доступные данные) тюрьму покинуло более трети содержавшихся там представительниц слабого пола. Примечательно, что именно в 2007 году президентом Аргентины стала Кристина Киршнер, вторая женщина в истории страны, занявшая эту должность, и первая, выигравшая всеобщие выборы.

Где больше всего берегут женщин «от тюрьмы и сумы»

Меньше всего женщин-заключенных в ЮАР (2,2%), Франции (3,4%) и Турции (3,5%).

Самый значительный прирост по итогам 2009 года зарегистрирован в Индонезии (+59,42%), Италии (+48,64%) и Индии (+37,81%).

Таблица 3. Динамика численности и доли женщин-заключенных в странах G20

В России иностранцев в местах лишения свободы немного. С развитием туризма станет больше?

Наибольшее число иностранцев в процентном соотношении содержится в тюрьмах Италии, где на конец 2009 года этот показатель составлял 37,15%.

Вообще нерезиденты склонны нарушать закон в традиционно любимых туристами странах старого света: количество заключенных-иностранцев также высоко во Франции (18,2%) и Великобритании (13,1%), а компанию им составляет Австралия (19,3%). В России же гостей из-за рубежа в местах лишения свободы достаточно немного, всего 3% (24 416 чел.), меньше только в Турции (1,5%) и Бразилии (0,8%).

Таблица 4. Динамика численности и доли заключенных-нерезидентов в странах G20
Авторы: Дмитрий Романов, Анна Данилина


Адрес страницы
www.pravo.ru/review/view/39977/
1 комментарий
Вместо комментария (текст опубликован в ж. «Неволя», 2007, №13):

Я. Гилинский

Догоним и перегоним Америку?..

Хорошо известно, что Россия и США прочно занимают первые места в мире по уровню заключенных — лиц, находящихся в местах лишения свободы (в расчете на 100 тыс. населения), оторвавшись по этому прискорбному показателю от остального мира. При этом оба «чемпиона» поочередно занимают то первое, то второе место, как будто соревнуясь между собой.
Так, уровень заключенных на 100 тыс. человек населения в 1992 г. был в России – 520,2; в США – 518,9, в 1994 г. в России – 580,2 в США – 553,9. В те же годы высокий уровень заключенных был только в странах бывшего СССР – в Белоруссии – 314; 477, в Латвии – 313; 359, в Украине – 345, в Киргизии – 216; 299, в Эстонии – 292; 293 и т.д. Для сравнения, этот показатель в 1994 г. был в Польше — 160, в Венгрии – 123, в Канаде – 118, в Австралии – 94, в Финляндии – 62, в Япония – 37, в Греции – 16.
В 1999 г. уровень заключенных (на 100 тыс. населения) составлял: Россия – 729, США – 682, ЮАР – 327, Венгрия – 161, Канада – 123, Австралия – 108, Германия – 97, Франция – 91, Австрия — 85, Нидерланды – 84, Дания – 66, Финляндия – 46, Япония – 43 и т.д.
В 2001 г.этот показатель составил: США – 689, Россия – 673, ЮАР – 411, Венгрия – 171, Австралия – 116, Канада – 101, Нидерланды – 94, Австрия – 87, Германия – 85, Франция — 77, Финляндия – 60, Дания – 58, Япония – 50 и т.д.
На начало 2005 г. уровень заключенных (на 100 тыс. населения) составлял: США — 714, Россия — 577, Украина – 416, ЮАР – 413, Польша – 209, Нидерланды – 123, Австралия – 117, Канада – 116, Австрия – 106, Германия – 96, Франция – 91, Финляндия – 71, Дания – 70, Япония – 58 и т.д.
Итак, к 2005 г. США явно вырвались вперед…
Однако, начиная с января 2005 г. Россия начинает потихоньку «наверстывать упущенное». Если, по данным ФСИН, на 01.01.2005 г. количество заключенных составило 749647 человек (здесь и далее без системы военной юстиции), то к июлю 2005 г. их было уже 782935 человек, к июню 2006 г. – 832,4 тыс. человек, к ноябрю 2006 г. – 855,0 тыс. человек, а на 01.01.2007 г. – 871,7 тыс. человек. При этом количество населения России за это же время сократилось, а следовательно уровень заключенных (на 100 тыс. населения) растет еще быстрее, чем абсолютное число наших сограждан, находящихся в местах не столь отдаленных…
Если учесть, что по последним данным количество заключенных приближается к 900 тыс., то у нас появляются шансы вновь догнать США.

Что же все это значит?
Во-первых, к сожалению, мы наблюдаем постепенное усиление репрессивности во многих странах мира, что вызывает тревогу наиболее разумных политиков и ученых. Репрессивное сознание формируется в населении под воздействием таких страшилок, как организованная преступность, терроризм, наркотизм, которые действительно опасны, но страх перед ними активно раздувается популистскими политиками и СМИ.
Во-вторых, Российская власть – монархическая, советская, современная — традиционно тяготеет к репрессивной политике, «простому решению» сложных социальных проблем. «Оттепель» Н. Хрущева и – в еще большей степени – «Перестройка» М. Горбачева были «лучами света в темном царстве»… Кстати говоря, за этим литературным образом стоят вполне объективные, достоверные факты – снижение уровня преступности, тяжких насильственных преступлений, самоубийств и других негативных явлений в оба названных периода отечественной истории.
В-третьих, возможное «обоснование» усиления репрессий «ростом преступности» не выдерживает критики. Так, «пик» зарегистрированных убийств Россия прошла в 2001 г. (абсолютное количество – 33583, уровень – 23,1) и к 2006 г. их число снизилось до 27462 (уровень – 19,2). «Пик» зарегистрированных фактов причинения тяжкого вреда здоровью также миновал (в 2002 г. – 58469, уровень – 40,7; в 2006 г. – 51429, уровень – 35,9). А ведь именно за эти, наиболее тяжкие насильственные преступления, виновные могут быть наказаны лишением свободы. Поясню свою мысль.
Хорошо известно, что тюрьма не «перевоспитывает», а служит местом повышения криминальной квалификации и профессии. Лишение свободы – вынужденная мера, пока человечество не придет к более совершенным средствам социального контроля над преступностью. Криминологическая наука и многовековая практика свидетельствуют о том, что пока человечество не научилось обходиться без тюрем, к этой высшей мере наказания (смертная казнь давно должна быть запрещена во всем мире) допустимо прибегать только в отношении совершеннолетних, виновных в тяжких насильственных преступлениях (убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, разбойные нападения, терроризм, геноцид). За имущественные, экономические, должностные, экологические и прочие преступления должны, как правило, применяться меры наказания, не связанные с лишением свободы (ограничение свободы, исправительные и принудительные работы, штраф, конфискация, возложение обязанности возместить ущерб и т.п.). «Вор не должен сидеть!».
Посмотрим, какова же в России структура осужденных к лишению свободы в зависимости от совершенного преступления. В 2001-2005 гг. лица, виновные в совершении убийств, причинении тяжкого вреда здоровью, изнасиловании и разбое составили не более 21–28% осужденных к реальному лишению свободы. А остальные 70-80%? Вся ли эта огромная масса людей (напомним, счет идет на сотни тысяч человек), отправленных за решетку, так ли уж опасна, что их нельзя оставить на свободе, осудив и назначив иную меру наказания? К концу 2005 г. в российских местах лишения свободы помимо осужденных за убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, грабеж и разбой находились: 163977 человек, осужденных за ненасильственные (кража, мошенничество, присвоение) виды хищений, 49951 человек, осужденных за преступления, связанные с наркотиками, 60649 человек, осужденных за иные преступления. Все ли они «заслужили» лишение свободы?
А суды разучились назначать эти «иные меры». Так, если в 1986-1991 гг. к исправительным работам приговаривались 22-26% осужденных, то в 1998-2005 гг. – 4,8 – 5,2%. К штрафу приговаривались в 1986-1987 гг. – 16-17% осужденных, а в 1998-2003 гг. – 5,5-6,5%. И только в 2004-2005 гг. доля штрафов увеличилась до 9,9-10,3%. В результате, если к реальному лишению свободы + с обязательным привлечением к труду + условно в 1986 г. было приговорено 49,2% всех осужденных, то в 2005 г. к реальному + условному лишению свободы суды приговорили 83,2% осужденных. И это в то время, когда в странах Западной Европы к лишению свободы приговаривается не более 20-40% осужденных, а в Японии – 3-5%…
Наполняемость пенитенциарных учреждений (и судьбы людей, их наполняющих…) зависит и от сроков лишения свободы. В сентябре 2005 г. в местах лишения свободы находились лица, осужденные: на срок до 1 года – в России — 1,2%, в Австрии – 23,5%, в Дании – 42,1%, во Франции – 27,7%, в Нидерландах – 44,4%, в Норвегии – 42,7%; на срок от 1 до 3 лет – в России 22%, в Австрии – 37,4%, в Дании – 27,8%, во Франции – 22,9%, в Нидерландах – 23,6%, в Норвегии – 27,4%; на срок от 3 до 10 лет – в России – 62%, в Австрии – 28,7%, в Дании – 23,0%, во Франции – 26,4%, в Нидерландах – 23,7%, в Норвегии – 22,6%; на срок свыше 10 лет (включая пожизненное заключение) – Россия – 14,8%, в Австрии – 10,5%, в Дании – 8,0%, во Франции – 19,3%, в Нидерландах – 5,0%, в Норвегии – 7,3%. Итак, в России свыше 76,8% осуждаются на срок выше 3 лет (в Нидерландах, например, — 24,2%).
И последнее. Каковы же возможные последствия нашей «победы» в гонке за мировое первенство по уровню заключенных (да и занятие любого «призового» места вообще)?
• Чем больше и на больший срок мы отправляем соотечественников в пенитенциарные учреждения, тем больше получим их «на выходе» — обозленных, с искалеченной психикой, вооруженных криминальной профессией. И, соответственно, «все опять повторится сначала», но на более опасном уровне.
• Чем больше людей проходит через «зону», тем сильнее и масштабнее «призонизация» («отюрьмовление») сознания и поведения сограждан. Общество впитывает криминальную, тюремную субкультуру, когда она достаточно обширна. Отсюда, кстати, всенародная любовь к «блатным» песням. Отсюда же – жизнь «по понятиям» в быту, бизнесе, политике.
• Миллионы искалеченных «зоной» судеб виновников в краже велосипеда, банки огурцов, дюжины бутылок пива (это все реальные факты нашего «правосудия»), а также их родителей, супругов, детей.

Нам это надо? Может быть пора перейти от провозглашаемых принципов справедливости и гуманизма (ст.ст. 6, 7 УК РФ) к реальному практицизму и целесообразности: во избежание вредных для общества последствий «сажать» надо минимально, в исключительных случаях, за действительно тяжкие и особо тяжкие насильственные преступления. Лишение свободы – исключительная мера наказания в цивилизованном мире.
Да и условия отбывания этого наказания должно максимально гарантировать честь, достоинство, здоровье осужденных, по возможности воспитывать их, а не унижать (тоже ведь упомянуто в ст. 7 УК), морить голодом, издеваться над ними. Утопия? Да, в современной России. Нет, реальность, судя по тому, что автор лично видел в тюрьмах Германии, Ирландии, Финляндии, да и Венгрии с Польшей. Кстати говоря, США и по условиям отбывания наказания в тюрьмах — наш достойный соперник…
Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы отправить комментарий