Уважаемый Владимир Александрович!

К сожалению, полностью с Вами согласен!.. Спасибо за комментарий.

 

Уважаемый Андрей Геннадьевич! Вы правы, но тем хуже для нас… Менять культурный код при (а) таком режиме и (б) таком менталитете масс — дело довольно безнадежное…

Уважаемый Андрей Геннадьевич!

 

Спасибо. Отвечаю с запозданием, т.к. только что прилетел из Италии. Буду думать.

Шибко я боюсь новообретенного союзника… Впрочем, себя надо больше бояться…

Уважаемый Михаил Леонидович!

 

Спасибо за комментарий! «У идеи экономической свободы личности в России пока мало шансов». Да, никаких шансов. А сколь долгое «пока»....

 

Я.Г.

«Человек - катастрофически агрессивный биологический вид». И я все время о том же. Последнее — 2-е издание моего «Социального насилия» (СПб. 2017).

Дорогой Николай Васильевич!

Да, «выдумывание» преступлений — всеобщее дело. Весь вопрос в том, насколько разумно навыдумывали...  «Выдумки» тоже надо изучать. Так что криминологи без работы не останутся.

То, что «от советского строя остались рожки да ножки», я (и не только) всячески приветствую.  (Не плохо бы повторить...)

ЛЮБОЕ ли  «государство с помощью уголовных законов охраняет и нас, граждан»? И в этом большой вопрос… Условно говоря, в Дании, Голландии — да. А в Зимбабве и Гаити (да и еще кое-где поближе...) — вопрос...

С уважением

 

Дорогой Николай Васильевич!

Криминология — это социология того, что выдумало государство. И — почему оно выдумало именно ЭТО. И что с этим делать...

 

Преступности как некой объективной реальности — нет. Есть ВЫДУМКА законодателя: ЧТО считать преступлениями. В одной стране — одно, в другой — другое. В одно время одной страны — одно, в другое время ТОЙ ЖЕ страны — другое. «Вот уж, действтельно, все отностительно. Всё, всё...» (Высоцкий?).

Дорогой Николай Васильевич!

Криминология — социология преступности. Девиантология — социология девиантности (различных ее проявлений).

Это — Гилинский. А как остальные — их дело!

Уважаемый Олег Николаевич!

В значительной степени согласен с Вами. Схоластичность наших общественных наук, включая криминологию, не удивительна. Примерно с середины 2000-х утрачены даже те возможности КОНКРЕТНЫХ, ЭМПИРИЧЕСКИХ исследований, что были во второй половине 1990-х — первой половине 2000-х. Финансирования нет,  компаративистские исследования с зарубежными коллегами практически невозможны, научные коллективы распались. Я подробно пишу об этом в статье "Интеллектуальная антимобильность современных российских обществоведов", опубликованной в «Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. Международный ежегодник». Вып. 1(31). 2015. С.58-62.

Кроме того, старшее поколение не владеет необходимыми современными методами (включая математические), а молодое не шибко стремится в нищую науку...

А полипарадигмальность остается в любом случае. И «договориться» об едином (единственном!) понимании чего бы то ни было — невозможно...

 

Дорогой Николай Васильевич!

Конечно, все относительно. О кислороде и водороде может и можно договориться. А об «экстремизме»?

И уже «хаос», «реалист» и «агностик» весьма многозначны… Разве можно дать единственное и однозначное понимание «хаоса»??

А криминология (как социология преступности), есть подотрасль девиантологии (как социологии различных девиаций — от научных открытий до преступлений). Но это я так считаю, а уважаемая А.И. Долгова вовсе не так… И т.д.

 

Всего доброго

 

Уважаемые Николай Васильвич, Олег Николаевич!

Может и пора договориться, но absolutely impossible! Невозможно было всегда, а в мою любимую эпоху постмодерна тем более! Неопределенность (И.Л. Честнов и др.), хаос, полипарадигмальность (В.А. Ядов  и др.), «ненаучность» (Л.И. Спиридонов и др.), да и просто — практика! По какому вопросу, какому понятию, какой теории есть единство мнений у физиков, химиков, биологов, психологов, экономистов, юристов?...

Такова се ля ви...

 

Ваш, Я.Г. (реалист, агностик и вооще...).

 

Ни дня без книжки!

Поздравляю!

Не успеваю следить!

 

«В прошлом веке в Израиле пока в течение месяца бастовали врачи, количество госпитализированных больных сократилось на 85%. При этом, по сведениям Иерусалимского похоронного общества, уровень смертности в Израиле за данный период снизился на 50 процентов». 

«В России врач врачу: -Будем лечить или пусть поживет еще?».

Три вида «белой смерти»: соль, сахар и люди в белых халатах...

 

 

Уважаемый Вячеслав Алексеевич!

Очень созвучно моим размышлениям о преступности (и других девиациях) в обществе постмодерна.

"новации и креативность информационного общества создают новую среду, в которой время и пространство не фрагментированы анклавами правовых семей и государственными границами, а подчиняются новым, относительно непознанным «волнам» энергетического воздействия движения средств, образов, капиталов, людей, будучи связанными (селективно, но всеобще) информационными мемами,  организующими и направляющими это движение....    Современное государство и право, как и концепт мироустройства, становятся все более виртуальными, а их функции все чаще замещаются процессами гибридной самоорганизации, основанными на рефлексии сетевых аттракторов....". Все так.

И апокалипсис мне не чужд…

Дерзайте дальше!

 

С уважением

Я.Г.

Со всем согласен, уважаемый Олег Николаевич! Рад Вашим достижениям.

Особенно важно: «Современная культура, «обложившая» общество красными флажками идеи возмездия, не дает выйти за эти рамки, заставляя применять уголовную репрессию сверх необходимых объемов… Выход из создавшейся ситуации видится в том, чтобы изменить культурные стереотипы: возмездие, восстановление социальной справедливости должно по мере развития общества уступать место цели ресоциализации». 25 января об этом шла речь и на Третьих «Абрамкинских чтениях» в московском «Мемориале». Возможно будет моя статья в «Неволе».

+ все это близко «культуральной криминологии».

 

С уважением

Я.Г.