Преступность в науке и образовании

Криминологи особенно остро чувствуют тенденции современного общества и без стеснения говорят о недостатках социальной системы. Честные учёные признают, что бюджетное финансирование и прямая ангажированность плохо сказывается на науке. Только свободный независимый исследователь может сказать жестокую правду.
29 сентября 2017 года в Санкт-Петербургском международном криминологическом клубе состоялась беседа на тему «Преступность сфер науки и образования». С докладом выступил доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, профессор кафедры национальной безопасности Московского государственного лингвистического университета Сергей Михайлович Иншаков.
После доклада дискуссия о преступности в науке и образовании свелась к ключевому вопросу: а есть ли будущее у криминологии?

 

В тезисах С.М.Иншаков указал, что количество продуктивных криминологических исследований, число социально значимых научных достижений (не говоря уже о научных открытиях) стремится к нулю. Сегодня мы переживаем период вытеснения криминологии из вузовской науки.
В докладе Сергей Михайлович рассказал, что коррупционеры создают так называемый «ложный след» (на их деньги недобросовестные учёные сочиняют «теории», отвлекающие внимание от подлинных преступников), чтобы изучали не преступления коррупционеров, а другие феномены.

«Любил ли когда-нибудь хоть один деспот науку? – заметил в своё время Карл Вебер. – Разве может вор любить ночные фонари?»

Известный криминолог доктор юридических наук, генерал-майор МВД В.С.Овчинский в интервью газете «Московский комсомолец» сказал: «Сейчас… происходит некое «огосударствление мафии», мафиозные структуры фактически стали замещать реальное руководство».

«Наверное, главное отличие новых бандитов в том, что никогда — ни в 1980-х, ни в 1990-х — не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур. Можно с уверенностью говорить о том, что у нас в стране нет ни одной “незапятнанной” госструктуры — будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия. Особое место в этом “хит-параде” занимают силовые структуры. Даже в лихие 90-е не было такого масштабного вовлечения в ОПГ сотрудников правоохранительных органов. В качестве иллюстрации можно привести совершенно фантастическое дело подмосковных прокуроров, “крышевавших” игорный бизнес. Я, как бывший начальник Интерпола, утверждаю, что в мировой практике аналогов не существует». («МК» 28 июня 2011 года «Тандем государства и мафии»)

В этой связи весьма показательно дело бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева. Главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в своём блоге пишет: «Вот интересно – начальник Службы безопасности Роснефти генерал Феоктистов берёт для следственного эксперимента (всучение денег Улюкаеву) 2 (два) миллиона долларов у своего приятеля (так в протоколе показаний). Эти деньги мажутся химическим веществом, затем (после задержания Улюкаева) отправляются на склад вещественных доказательств, а затем…. Эти меченые деньги будут возвращены анонимному другу генерала? А отчего суд не поинтересовался, что за друзья, которые дают генералам ФСБ два миллиона долларов наличными… в долг? Подержать?.. Отчего суд не исследовал доказательства, что эти деньги имеют именно такую природу?»

Доктор юридических наук, профессор Д.А.Шестаков в тезисах указал:
«На смену ельцинскому развалу науки и образования пришло путинское переустройство того и другого в интересах сильного, но как и при Ельцине по-прежнему олигархического (читай: всё ещё воробогаческого) российского государства. …
В России, как и за её пределами, сильные мира сего остерегаются развития криминологии, т.к. оно закономерно приводит к углублению осмысления преступности от обыденного к более глубинным её уровням. …
Очевидные успехи политического, экономического, информационного преступностиведения и, конечно, криминологии закона, которой высвечено явление преступного законодательства, – всё это правящим воробогачам не нужно, для них всё это «совсем, совсем не то». Науки о преступности они боятся».

Доктор юридических наук, профессор Д.А.Шестаков полагает, что существует два основных подхода к преступлению: материальный (преступление — зло, реально причиняющее вред) и формальный или, как говорят, конвенциональный (преступление — то, что названо таковым в законе). Эти подходы, криминологический и юридический, не противостоят, а взаимно дополняют друг друга. Профессор Д.А.Шестаков считает, что преступность существует и на микроуровне, как свойство человека.

По-своему прав доктор юридических наук, профессор Я.И.Гилинский, который утверждает, что «Преступление и преступность – понятия релятивные (относительные) «как договорятся» законодатели». «То, что в одной стране – преступление, в другой – не признаётся таковым. То, что преступным было вчера, непреступно сегодня, и наоборот».

С другой стороны, прав и Д.А.Шестаков, который утверждает, что преступными могут считаться значительно больше явлений, чем определяет по своему усмотрению законодатель. Недавно Д.А.Шестаков прислал мне свою новую книгу «Теория преступности и основы отраслевой криминологии». На странице 288 читаем: «В криминологии же под преступлением следует понимать деяние, представляющее для человека и общества значительное зло, безотносительно к признанию такого деяния в качестве преступления законом».
«Но если в криминологии под преступлением понимать виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным кодексом под угрозой наказания, как его определяет закон (ч. 1 ст. 14 УК РФ), т. е. только те деяния, которые упомянуты в законе, то в случае уже имеющегося пробела или исключения из уголовного кодекса даже самых злостных проступков они выпадают из поля зрения».

Действительно, исключить из Уголовного закона какие-то статьи ещё не означает избавиться от ряда общественно опасных деяний (преступлений). Например, клевета (статья 128.1 УК РФ) перестала считаться преступлением. Но в 2012 году вновь была криминализирована и стала рассматриваться как преступление.

Почти десять лет я посещаю заседания Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. За свою жизнь мне довелось поработать и в сфере науки, и в сфере образования. Там я насмотрелся на многочисленные нарушения: взятки, злоупотребления служебным положением, должностной подлог, хищения и пр. Приходится констатировать, что подобного рода преступные действия не отклонение, а скорее норма жизни в образовании и в науке.

 

9 декабря отмечался Международный день борьбы с коррупцией.
Коррупция — это злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды. Коррупционеры, воры, убийцы существовали на протяжении всей истории человечества. Рекомендации воздерживаться от подкупа судей содержатся в Библии и Коране. Первый известный нам борец с коррупцией, по всей видимости, это шумерский царь Урукагина, боровшийся со злоупотреблениями своих чиновников ещё в XXIV веке до нашей эры.

Сегодня, по оценкам ООН, объём взяток в мире ежегодно составляет около триллиона долларов. Ещё 2,5 триллиона мировая экономика теряет от последствий коррупции. Суммарно это 5% ВВП планеты.

Некоторые считают небольшую коррупцию допустимой как «смазку экономического роста». Где нет бытовой коррупции, есть коррупция политическая. Единственный способ бороться с политической коррупцией это регулярная сменяемость власти.

В России выделять деньги на борьбу с коррупцией всё равно что тушить пожар керосином. У бывшего замглавы управления МВД по борьбе с коррупцией полковника Захарченко в результате обыска силовики нашли более 124 миллионов долларов, почти 1,5 миллиона евро и свыше 342 миллионов рублей.
Раньше полковник заявлял, что девять миллиардов рублей он накопил с зарплаты полицейского. Однако, по сведениям Генпрокуратуры, Захарченко за 15 лет в МВД официально получил 12 миллионов рублей.

 

Президент России Владимир Путин в ходе 13-й ежегодной пресс-конференции отметил, что в работе правоохранительных органов пока нет существенных изменений к лучшему, в том числе — из-за коррупции. После привлечения к уголовной ответственности целого антикоррупционного отдела, новые сотрудники через полгода были замечены в таких же нарушениях.
«Больших изменений к лучшему мы пока не видим, — сказал В.В.Путин. — Связано это, конечно, и с коррупцией на всевозможных уровнях, но и просто с низкой организацией этой работы, с отсутствием должного контроля за сферой. Сложный вопрос, не буду скрывать. И не могу сказать, что я удовлетворён тем, как здесь выстроена работа».

Об этом говорил и генеральный прокурор России Юрий Чайка накануне Международного дня борьбы с коррупцией. По его словам за последние три с половиной года за совершение коррупционных преступлений осуждено более 45 тыс. человек. Среди них 4,5 тыс. сотрудников правоохранительных органов, более 400 депутатов представительных органов регионального и муниципального уровня, а также почти 3 тыс. должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления.

Всё больше россиян считают, что нужна «сильная рука», чтобы навести порядок. За последние 3 года количество тоскующих по «сильной руке» выросло на треть!
24-28 ноября 2017 года «Левада-Центр» провёл социологический опрос населения России. 40% опрошенных россиян считает, что России нужна «сильная рука».
38% сказали, что бывают ситуации, когда нужно сосредоточить всю полноту власти в руках одного человека, и сейчас именно такое время.
17% не согласны с тем, что сейчас нужна «сильная рука».

Главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов предположил, что если Путин снова переизберётся (в чём нет сомнений), то политический режим в стране максимально приблизиться к тоталитарному.
«Следующий мандат, который нас ожидает 6-летний – 18-24, скорей всего, это будет ультрароялистский, ультрарадикальный мандат. Это, скорей всего, будет изоляционизм, в первую очередь. Это будет мракобесие внутри страны. И это будет, на мой взгляд, огосударствление экономики продолжающееся. Это будет история с конструкцией транзитных политических институтов, которые, с одной стороны, будут меняться, контролироваться именно мракобесами и ультрароялистами, а, с другой стороны, готовить другую конструкцию власти, которая позволит за 24-й год продлить полномочия лично Путина Владимира Владимировича. То есть чисто тоталитарный режим, сдобренные некоторыми элементами институциональной демократии. Но, мне кажется, что движемся туда».

Если закономерно не повторится авторитаризм, волюнтаризм и культ личности, как это уже было в истории России, кому-то придётся съесть свою шляпу.

Публицист Дмитрий Орешкин пишет: «Путин не мог не выдвинуться — ему отступать некуда. Он должен контролировать эту власть. Он построил такую систему, в которой никакие законные конституционные гарантии его формальной безопасности в случае его ухода с поста не действуют. Он в них не верит, потому что сам же легко и часто их нарушает.
Путин верит только в силу: пока ты сидишь на вершине вертикали, все тобой восторгаются и все тебе подчиняются. Но как только ты с вершины слез и на неё сел кто-то другой, никто никаких гарантий, даже если предоставит их, соблюдать всё равно не будет».

«Между ужасным концом и ужасом без конца мы будем снова и снова выбирать ужас, и Путин будет править пожизненно», – считает Дмитрий Быков.

На пресс-конференции 14.12.2017 Владимир Путин заявил, что будет баллотироваться в четвёртый раз на должность президента России как самовыдвиженец. Он также предложил проводить ротацию во властных структурах. «Но эта ротация, может быть, была бы и востребована и, может быть, сработала бы эффективно и в правоохранительной сфере», – сказал глава государства.

Что только не делает человек, чтобы оправдать себя и своё положение!
Наш мозг устроен так, что он пытается оправдать наше поведение. Если чьё-либо мнение отличается от нашего, в мозг поступают те же химические вещества, что обеспечивают наше выживание в опасных ситуациях. На нейронном уровне мозг воспринимает отличную от нашей точку зрения как угрозу, даже если это безобидные факты, с которыми в ином случае мы могли бы согласиться.

Много зная и понимая, учёные-криминологи искренне хотят помочь обществу и государству справиться с преступностью. Но к их научным рекомендациям, как правило, политики не прислушиваются (хотя сами юристы). В политике своя логика. Не потому ли не можем справиться с преступностью?

Председатель Конституционного Суда РФ 74-летний Валерий Зорькин, занимающий этот пост уже 16,5 лет, недавно выступил против расширения свободы индивида в России. Поскольку, по его словам, это подрывает моральные основы общества. Заявление Зорькина прозвучало на IV Юридическом форуме стран БРИКС 30 ноября 2017 года.

В сентябре 2014 года Валерий Зорькин назвал крепостное право «главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». Дарование личных свобод крестьянам, по его мнению, было ошибкой и способствовало, в конечном счёте, революции.

В декабре 2014 года глава Конституционного Суда выступил за ограничение социальных прав россиян, так как это «необходимо для защиты конституционных ценностей общего блага». По его мнению, содержание закреплённого в ст.7 Конституции РФ понятия «социальное государство» раскрыто в других статьях таким образом, который отнюдь не обязывает государство удовлетворять жизненные потребности каждого человека".

18 мая 2017 года председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин на Петербургском международном юридическом форуме заявил: «Обеспечение прав граждан не должно создавать угрозу государственному суверенитету».

На сайте Конституционного Суда РФ была опубликована речь Валерия Зорькина на IV Юридическом форуме стран БРИКС 30 ноября 2017 года.
«Но процесс расширения свободы индивида набирает уже такие обороты, что подрывает некоторые фундаментальные моральные ограничения, которые были заложены в основы человеческого общежития и до сих пор обеспечивали его единство».
«Утрата большими массами людей опоры в социально значимом труде и их зависимость от благотворительности со стороны более успешных членов общества чреваты существенной нравственной деградацией. А юристам хорошо известно, что всякое ослабление нравственных начал неизбежно ведёт к росту криминогенности».
«Главный вывод, который я хотел сделать, заключается в том, что идеология индивидуализма не является надлежащей мировоззренческой основой для современного правопонимания в ситуации тех вызовов и угроз, с которыми сталкивается человечество на нынешнем этапе глобализации».

Обыватель может воспринять это примерно так: мы сочиним вам любую теорию, лишь бы она оправдывала наше статус-кво.
Психиатры заметили, что у отдельных юристов отмечаются случаи профессионального идиотизма – им кажется, что можно всё на свете урегулировать законом.
На самом деле, закон не может урегулировать всех жизненных проблем, для этого ещё существует мораль. Но поскольку морали в нашем аморальном обществе нет, то пытаются во всех непредвиденных случаях сочинить новый закон.

 

Недавно я посмотрел передачу «ЧТО ДЕЛАТЬ?» на тему «Закон или свобода?»
Зав кафедрой социальной философии МГУ Карен Момджян заявил, что есть законы разумные и есть законы неразумные. С философской точки зрения закон это не ограничение свободы, а ограничение произвола. Произвол – это низшая форма свободы. Высшая форма – это разумная свобода. Низшая свобода – это способность человека ставить перед собой цели и пытаться их осуществить безотносительно к объективным условиям такого осуществления. Это свобода нерезультативная: Вы можете делать, но не можете сделать. Внутренняя свобода – это способность не делать то, что человек не считает нужным делать.

Юрий Зинченко (доктор психологических наук, декан психологического факультета МГУ) отметил: важно, чтобы было соответствие представлений индивида о свободе в его личной системе ценностей и представлений о свободе в системе ценностей государства.

Свобода – это вседозволенность или возможность для развития?

ПО МОЕМУ МНЕНИЮ, нужно разграничивать такие понятия как «свобода» и «вольность». Если «вольность» – это ничем не ограниченное поведение (freedom – естественное право), то «свобода» – это поведение в границах разрешённого законом (liberty – законное право).

Я за расширение границ свободы, но только с одновременным усилением ответственности за нарушение этих границ. Чем больше границы свободы, тем сильнее должна быть ответственность за их нарушение.

История доказала: либо сила права, либо право силы. Если отменить ответственность за насилие и убийство, люди могут поубивать друг друга.

Закон не только разрешает, но и защищает от посягательств: когда твоя свобода заканчивается у кончика носа другого человека.

Закон – это ограничение свободы или упорядочивание свободы?

Закон обеспечивает свободу. Без закона будет хаос, который есть несвобода.
Свобода – это не только осознанная необходимость, но и признанная ответственность за свои слова и поступки.

Закон должен быть не столько инструментом подавления, сколько помощником в поведении, мирном урегулировании конфликтных ситуаций.
Ограничения закона помогают человеку делать правильный выбор на благо себе и обществу.

Если дать бесконтрольно «разгуляться демократии» (свободе без сдержек), то может произойти бунт. Но если слишком сильно затянуть гайки, может произойти взрыв. Поэтому нужно регулировать давление в обществе и вовремя спускать пар, чтобы общество не взорвалось от возмущения.

На юрфаке я изучал «Римское право». Инициатор кодификации всех законов император Юстиниан установил, что «закон – это воля императора».
В школе нас учили, что закон – это выраженная в праве воля господствующего класса. Происходящее сейчас в России наилучшее тому подтверждение. При имущественном неравенстве закон для одних (имущих) работает совсем иначе, чем закон для других (неимущих).

Бывший министр Алексей Улюкаев получил по приговору суда 8 лет колонии строгого режима и 130 млн рублей штрафа.
Главу «Роснефти» Игоря Сечина четыре раза вызывали в суд по повестке как главного свидетеля по делу Алексея Улюкаева. Однако Сечин в суд не явился. Его не доставили принудительно и не привлекли к ответственности за неуважение к суду.

«О каком верховенстве права мы можем говорить, если в нашем государстве существуют разные правовые реальности?» – спросили В.В.Путина на пресс-конференции.
По поводу неявки Сечина в суд Путин ответил: «Но я не могу с Вами не согласиться в том, что Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого-то?» «Я согласен с Вами, что проблем достаточно. Но не могу согласиться с тем, что у нас существуют разные правовые реальности».

Генеральный прокурор Юрий Чайка, комментируя арест во Франции бизнесмена- миллионера сенатора Сулеймана Керимова сказал: «Формируется не совсем правильная практика, когда люди с особым статусом так запросто могут быть арестованы, даже по подозрению в каком-то тяжком преступлении. Должны быть какие-то механизмы, сдерживающие факторы, поскольку он представляет интересы большой группы населения, он сенатор, избранный человек».

Юристы-криминологи, изучающие преступность, умные люди, у них большой жизненный опыт, их трудно обмануть, они понимают гораздо больше, чем сказано политиками, потому что знают изнанку жизни. Возможно, поэтому и сокращают научные подразделения, увольняют учёных, не дают денег на проведение криминологических исследований в нашей стране.
Неужели власть не хочет знать всей правды о нашем преступном обществе?

Мы (криминологи) не враги, не «предатели» и не оппозиционеры, – мы истинные патриоты России. Мы хотим помочь родной стране справиться с трудностями. Некоторые профессора ещё помнят, как преподавали право и читали лекции студенту Путину.

Безусловно, «эпоха Путина» заслуживает того, чтобы быть увековеченной в гениальном художественном произведении. Вот только каким оно может быть по характеру: «Король Лир», «Макбет», «Ричард III», «Борис Годунов» или какое-то другое?

Сейчас актуальны уже не междисциплинарные исследования, а ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНЫЕ – когда проблема рассматривается не только различными научными дисциплинами, но и через призму искусства.

Мы живём уже не в обществе постмодерна XX века, а в XXI веке – обществе МЕТАмодерна. Преступность изучают не только в рамках криминологии, но в более широком мировоззренческом аспекте. Ведь преступность – это не совокупность совершаемых преступлений (не криминальная статистика), не произвол законодателя в Уголовном кодексе, не семантическая условность научных определений, а системное социальное явление, развивающееся по своим собственным законам, испытывающее влияние общества и влияющее на обществе в целом.

Развитие цифровых технологий, искусственного интеллекта и робототехники привело к тому, что очень скоро потребуется разработка кодекса для искусственного интеллекта (по примеру «четырёх законов робототехники» А.Азимова). Говорят, в Госдуме уже разрабатывается закон для роботов.

Нарушения (отклонения) так же неизбежны, как и стратификация в человеческом обществе, как иерархия в сообществах живых существ. Возможно, это инстинкт или матрица в подсознании.
На поведение человека влияют и социальное окружение, и конкретная ситуация, и нормы общества, и генетическая предрасположенность. Но лично я убеждён, что «контрольный пакет» в определении реакции человека на ситуацию находится в его характере и в генах.

Д.А.Шестаков в книге «Теория преступности и основы отраслевой криминологии» на стр.13 пишет: «…преступность — внутренняя предрасположенность индивида к совершению преступлений, сформировавшееся у него свойство поступать в определенных ситуациях преступно».

На мой вопрос о генетической склонности к совершению преступлений С.М.Иншаков дал категоричный ответ: склонность к преступлению заложена в генах конкретного человека изначально.
Такой же точки зрения придерживался и знаменитый врач Чезаре Ломброзо.

Иммануил Кант говорил, что свобода это когда я ДОЛЖЕН, а не когда я хочу!

Возможно ли «симулировать» свободу? Оказывается, возможно. Особенно это видно во время выборов.
Свобода – это не только и не столько свобода выбора, сколько свобода не делать того, чего не желаешь.

До сих пор остаются актуальными слова известного теоретика права Чезаре Беккариа, сказанные им ещё в 1764 году: «Нельзя надеяться на существенное улучшение морали, если политика не опирается на вечные чувства, присущие человеческой природе. Любой закон, идущий в разрез с этими чувствами, неизбежно столкнётся с противодействием, которое в конце концов окажется сильнее».

Основная проблема в том, что власть держащие почти не прислушиваются к мнению учёных-правоведов, предпочитая поступать как им диктует политическая целесообразность. Законодатели плодят законы, не задумываясь об их необходимости и последствиях.

Иногда принимаемые законы противоречат не только «естественному праву», но и здравому смыслу. Потому и складывается ситуация, когда, при всём желании, многочисленные законы выполнить просто невозможно. Если естественное право человека приходит в противоречие с формальным законом (часто противоестественным), то бунт человека против государства неизбежен.

Д.А.Шестаков в книге «Теория преступности и основы отраслевой криминологии» на стр. 288 пишет: «При таком подходе криминология, занятая осмыслением преступности, оказалась бы поставленной в зависимость от усмотрения власти, от того, что ей было бы удобно считать вредным и опасным. Не надо забывать: закон — это отнюдь не всегда право».

Да, право власти ещё не закон. Это признал несколько лет назад и председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин. По его мнению, отождествление права власти с законом приводит к волюнтаризму.

Это, к сожалению, мы сейчас и наблюдаем!
А ведь ещё недавно смеялись над известной сценой из фильма комедии «Кавказская пленница»: «Да здравствует наш суд, самый справедливый суд в мире!»
– Это как его … волюнтаризм.
– В моём доме не выражаться.
– А чего я сказал?..

В прошлом году председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин сказал: «Мы живём в то время, когда право, на которое мы привыкли рассчитывать в последнее время, теряет свой регулятивный потенциал, а правовые конструкции утрачивают былые прочность и надёжность. Нарастает опасность беззакония, вызывающая в памяти слова святого апостола Павла, который на заре эры предостерегал о том, что тайна беззакония уже в действии».

В моей жизни тоже был случай, когда меня незаконно арестовали по клеветническому доносу работников службы занятости и пытались обвинить в мошенничестве, даже сшили уголовное дело. Я описал это в романе-быль «Странник» (мистерия).

«Ты стащишь буханку хлеба — тебя посадят, а другие воруют миллиардами и тебя же судят. Один украл из Гохрана драгоценностей на сто восемьдесят три миллиона, получил три года и вышел по амнистии. Украсть много это не воровство, а бизнес! Львиная доля воровства осуществляется по закону. За украденный миллиард чиновнику дали восемь лет условно, а ты будешь сидеть на полную катушку. Мне так и сказали: либо дашь показания и выходишь под подписку о невыезде, либо будешь сидеть. Вся жизнь игра, воруй, такая фишка, — пропел «авторитет». — Ну а попался, то молчи – не то каюк. Своё ты отсидишь, семь лет не вышка. Иначе схавают, и рта не оботрут».
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература.

А Вам лично приходилось сталкиваться с ПРЕСТУПНОСТЬЮ В НАУКЕ И ОБРАЗОВАНИИ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

ГИЛИНСКИЙ О ПРЕСТУПНОСТИ ПОСТМОДЕРНА И БЕЗЗАКОНИИ

Недавний арест министра экономического развития Улюкаева, арест бывшего вице-губернатора Петербурга Марата Оганесяна, а также арест губернатора Никиты Белых и других высокопоставленных чиновников вновь заставил говорить о борьбе с коррупцией. Но главной новостью стало задержание полковника МВД Дмитрия Захарченко, у которого при обысках было найдены 8 млрд рублей наличными, а также 300 млн евро на швейцарских счетах родственников полицейского.

В «траурном зале» телеканала «Россия» пропагандисты и политологи ищут «козла отпущения», но никто не хочет говорить о том, что коррупция – это болезнь всей системы нашего общества!
Да, сажать коррупционеров нужно, но это всё равно что косить сорняки. Опыт коммунистического Китая доказывает, что даже регулярные публичные расстрелы коррупционеров не помогают искоренить взяточничество.

В чём же причина неискоренимости взяточничества и коррупции?
Возможно, всё дело не в обществе, а в природе человеческой.
«Тайна беззакония уже в действии», – признал недавно председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин, цитируя слова апостола Павла.

Что же такое ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ? И как в правовом государстве возможно торжество беззакония?!
Этот вопрос я задал признанному эксперту с мировым именем, отцу российской девиантологии (науки об отклоняющемся поведении) Якову Ильичу Гилинскому. Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права РГПУ им. Герцена (Санкт-Петербург) Яков Ильич Гилинский поделился со мной своими размышлениями о преступности в обществе постмодерна и о беззаконии.






Профессор Я.И.Гилинский считает: «Все мы преступники не потому, что есть пьянство, наркотизм, проституция. А потому, что такой уголовный закон!»
«Преступление и преступность – понятия релятивные (относительные) «как договорятся» законодатели». «То, что в одной стране – преступление, в другой – не признаётся таковым. То, что преступным было вчера, не преступно сегодня, и наоборот».

Я.И.Гилинский считает, что преступность – это самостоятельное социальное явление, которое развивается по своим собственным законам. При этом каждая культура имеет ту преступность, которую заслуживает. «Я не считаю США цивилизованной страной, пока там есть смертная казнь».

Я.И.Гилинский полагает: «У меня давно сложилась уверенность в принципиальной невозможности создать относительно благополучное общество, без массового насилия, без страшного неравенства (социального, экономического, расового, этнического, религиозного и т.п.), без «войны всех против всех».
Род человеческий не допустит свободы, равенства и братства!

Рабство якобы отменено, а на самом деле присутствует в нашей жизни в полной мере. Только на место личной зависимости встала зависимость экономическая или социальная. Формирующаяся мировая экономика должна привести к положению, при котором для выполнения всей необходимой работы потребуется всего 20 процентов рабочей силы, а 80 процентов людей окажутся не у дел, т.е. бесполезными потенциальными безработными.

Происходит раскол общества на две неравные части: «включённое» меньшинство и «исключённое» большинство. С точки зрения З. Баумана, исключённые фактически оказываются «человеческими отходами», не нужными современному обществу. Это – длительное время безработные, мигранты, беженцы и т.п.

Когда показатель экономического неравенства (индекс Джини) 0,2-0,3 (Дания, Норвегия, Швеция и др.) – это «нормальное» неравенство, при котором обеспечивается достаточно благоприятное развитие общества. А когда Индекс Джини 0,4-0,5 и выше (Россия, США, Венесуэла, Бразилия, Гватемала, Намибия, Сальвадор, Боливия, Гаити и Зимбабве) – жди беды…

Доля лиц «без постоянного источника дохода» (аналог «исключённых») среди всех совершивших преступления, выросла в России за период вхождения в общество постмодерна с 12% в 1987-1988 гг. до 50% в 1996 г. и далее до 66% в 2013 г., а по убийствам, причинению тяжкого вреда здоровью и изнасилованию – до 72-75%.

Лауреат Нобелевской премии по экономике И. Стиглиц полагает: «Экономическая и политическая система, которые не удовлетворяют большинство граждан, не могут быть устойчивыми в долгосрочной перспективе».

По данным швейцарского банка Credit Suisse, в 2015 году впервые в истории человечества 1% его стал владеть 50% всех богатств.
В 2016 году 1% населения владеет уже 52% всех богатств.
Россия – впереди планеты всей: 1% её населения уже владеет 72% богатств страны.

Издание Forbes составило пятый ежегодный рейтинг самых высокооплачиваемых руководителей российских компаний. Первую строчку списка, как и в прошлом году, занял председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер — его доходы достигли $17,7 млн. Второе место занял президент «Роснефти» Игорь Сечин, заработавший $13 млн. На третьем — глава Сбербанка Герман Греф ($11 млн).

А вот Дональд Трамп согласился работать президентом США за 1 доллар!

В эпоху постмодерна преступления стали иными. Если раньше воровали кошелёк, то теперь воруют пароль от сайта и личные данные. Поймать киберпреступника чаще всего невозможно. Поэтому уже не ставят цель победить преступность, а говорят лишь о противодействии преступности.

Искоренить преступность на Земле, видимо, вообще не реальная задача. Если представить себе, что вдруг будут ликвидированы воровство, грабежи, разбои, убийства, законодатели придумают новые деяния, которые будут считать преступными.

Председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин признал: «Мы живём в то время, когда право, на которое мы привыкли рассчитывать в последнее время, теряет свой регулятивный потенциал, а правовые конструкции утрачивают былые прочность и надёжность. Нарастает опасность беззакония, вызывающая в памяти слова святого апостола Павла, который на заре эры предостерегал о том, что тайна беззакония уже в действии».

Валерий Зорькин_катехон

В.Зорькин пояснил, что наибольшая опасность беззакония проявляется в сфере международных правовых отношений.
Но хочется спросить: а в чём проявляется тайна беззакония во внутригосударственных правовых отношениях?

Когда председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин выступил против указа Ельцина о роспуске парламента, то деятельность Конституционного Суда была на время приостановлена; а когда возобновилась, был избран другой председатель.

Право власти это ещё не закон. Юрист Валерий Зорькин признаёт несостоятельность трактовки права, в которой право отождествляется с законом, что приводит к волюнтаризму. Иногда принимаемые законы противоречат не только «естественному праву», но и здравому смыслу. Потому и складывается ситуация, когда, при всём желании, законы выполнить невозможно.

Ещё в 1764 году теоретик права Чезаре Беккариа писал: «Нельзя надеяться на существенное улучшение морали, если политика не опирается на вечные чувства, присущие человеческой природе. Любой закон, идущий в разрез с этими чувствами, неизбежно столкнётся с противодействием, которое в конце концов окажется сильнее».

«Именно несоответствие официальных законов естественным законам поведения людей есть причина преступности.
Несовершенство официальных законов вызвано не столько несовершенством законодателей, сколько той системой отношений между людьми, которую хотят «узаконить» с помощью нормативных актов и принуждения.
Появление уголовного закона, призванного «защитить» общество от нарушителей, вызвано не фактом наличия нарушителей, а следствием неестественной системы отношений между людьми, устанавливаемой государством.
Не поведение людей причина появления уголовного закона, а именно наличие противоестественного «закона» причина негативного поведения людей».
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература)

Беззаконие в условиях правового государства, это, кажется, нонсенс. Но на деле оно существует. Причём не как отсутствие правила на тот или иной случай, а как игнорирование многочисленных правил, кажущихся лишними и несправедливыми.

Беззаконие, с одной стороны, может быть ситуацией нарушения закона, а с другой стороны, отсутствием необходимого закона, по которому можно привлечь человека к ответственности. Если нет закона, определяющего конкретное действие преступным, то нет и преступления.

Беззаконие это не только нарушение имеющихся законов, но и отсутствие законов нужных. Идёт откровенная манипуляция. Нужные законы не принимаются, а принимаются всевозможные запреты, как, например, запрет на продажу женских кружевных трусов и т.п.

У многих создаётся впечатление, что законы намеренно формулируются таким образом, чтобы оставить лазейки для преступников и коррупционеров.
Суть беззакония хорошо выразила русская поговорка: «Закон что дышло: куда повернёшь, туда и вышло».

«… Почему законы не работают? А почему они должны работать, если внутри беззаконие? Тогда исполнение закона становится лицемерием. Тогда человек только и думает, как ему этот закон обойти», – говорил в проповеди Патриарх Кирилл.

Похоже, у нас остался только один честный и неподкупный человек – ему за державу обидно!

2 апреля 2016 года президент России Владимир Путин подписал 2 антикоррупционных указа — «О мерах по реализации отдельных положений федерального закона «О противодействии коррупции»» и «О мерах по реализации отдельных положений федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»».

Путин и Улюкаев

Меры, конечно, правильные, хотя явно запоздалые. Президент издал указы о борьбе с коррупцией, но воровать стали ещё больше, размер взяток вырос с 300 тысяч рублей до 600 тысяч рублей. И это не предел!..

Судя по найденным у полковника МВД Захарченко 30 миллиардам рублей, коррупция поразила само сердце системы – министерство внутренних дел!
Кому служил полковник Захарченко? На словах он служил России и закону, но не народу – а себе любимому.
Поэтому лозунг полиции «Служить России, служить закону», следовало бы переформулировать: «Служить народу, служить закону».

Коррупция плакат

В качестве меры борьбы с коррупцией предлагают регулярную смену власти. Но это означает лишь, что взяточники будут стараться побыстрее наворовать и побольше – до новых выборов. Хотя ротация необходима!

Улики в деле бывшего главы Минэкономразвития РФ не находят единого объяснения. Следствие уверяет: чиновника взяли с поличным, что доказывают следы на руках от меченной взятки. Адвокаты говорят: деньги действительно были, но экс-министр их не трогал.
Многим это напомнило фильм про Штирлица, который прикасался лишь в ручке чемодана, где была рация Кэт.

Арест Улюкаева

Профессор Дмитрий Гололобов в статье «Ловушка для министра» пишет: «Ловушки», в которую попал Улюкаев, называемой в российском законодательстве «провокацией взятки» и известной в европейском и английском праве как «entrapment».
Чиновник получил срок после того, как ему была вручена «контролируемая» взятка после его слов по телефону «нет денег – нет лицензии».
Потенциального преступника нельзя активно провоцировать на совершение преступления.
«А что если в моем кармане, чемодане, машине взятка? Или кило героина? Или детская порнография?» – такой вопрос сейчас задают себе очень многие».

Коррупция обложка АиФ

Неужели министры не знают, что сейчас, когда всё прослушивается и просматривается в поисках преступников, террористов и экстремистов, мы все «под колпаком» Большого брата…
Компромат есть на каждого. Вопрос о привлечении высшего чиновника или крупного политического деятеля к уголовной ответственности, уверены многие, решает не судья.

«Где суд, там и неправда». В справедливости этой русской поговорки мне, как юристу, приходилось убеждаться не раз.

Русский народ – умный. Он, может быть, не всё знает, но всё понимает.
Все понимают, что речь идёт не столько о борьбе с коррупцией, сколько о борьбе за политический курс.

«Коготок увяз – всей птичке пропасть», – свидетельствует народная мудрость.
В «лихие 90-е» коготок увяз почти у всех.
В те годы была такая присказка: «Товарищ, верь, пройдёт она, так называемая гласность. И вот тогда госбезопасность припомнит наши имена».

«Рыба гниёт с головы», – говорит народная мудрость. – Но чистят её с хвоста!
Видимо, наступила «большая чистка» для тех, кто не согласен с проводимым курсом …
Многим борьба с коррупцией в высших эшелонах власти напоминает «схватку бульдогов под ковром», а по сути борьбу за власть.
На обложке одного издания написали: «Уходите сами. Не ждите воронка».

Недавно по телевидению посмотрел старый фильм «Нюрнбергский процесс». Как победители судили побеждённых. Это была игра кошки с мышкой – фикция правосудия. Да, судьи немецкого рейха служили режиму. Но суды всегда работают на власть, что вполне естественно.

Законы, суды и полиция – рычаги власти. При советах было «телефонное право» – сейчас «басманное правосудие». Важным нововведением стал отказ от необходимости установления истины по уголовному делу, на смену которому пришло требование законности, обоснованности и справедливости приговора суда.

В моей жизни был случай, когда судья вынесла неправосудный приговор, лишив человека жилья в пользу его недобросовестных родственников. И это вряд ли была ошибка. Понесла ли судья наказание? Никакого! Она до сих пор вершит судьбы людей.
Можно ли осудить судью за несправедливый приговор?
Нет, если только он сам себя не осудит, как в фильме «Десять негритят».

В 90-е годы был случай, когда милиционер у метро задержал инвалида, продававшего старые вещи. Милиционер составил протокол, отобрал вещи и отвёл нарушителя в участок. Судья оказалась молодая, строго по закону оштрафовала инвалида. На следующий день он пришёл в суд и зарезал судью. А у женщины осталось двое маленьких детей. Такая вот законность без справедливости!

Почему законный приговор суда часто оказывается несправедливым?

Научный руководитель Института проблем правоприменения, доктор социологических наук Вадим Волков считает:
«Например, судья видит, что в деле слабые доказательства вины или много нарушений и он должен вынести оправдательный приговор. Но он не может этого сделать, потому что прокурор обязательно обжалует оправдательный приговор, его будет рассматривать вышестоящая судебная инстанция и может отменить. А отменённый приговор — это отрицательный показатель в работе судьи, с него потом спросят на квалификационной коллегии или вспомнят, когда надо будет следующий класс присваивать».

Учёные-криминологи Санкт-Петербургского международного криминологического клуба пять лет назад обсуждали проблему коррупции в России и дали конкретные рекомендации. Но их не услышали или не захотели услышать!


НА МОЙ ВЗГЛЯД, тайна беззакония проявляется в отрыве юридических законов от законов природно-естественных и духовных.
То, что навязывается в качестве закона, на самом деле есть интересы отдельных лиц.
«В основе закона лежит произвол», – утверждал французский социолог Пьер Бурдье. Произвол группы лиц, которые с помощью манипулирования общественным мнением навязывают свои интересы.

Как юрист и социолог, я пытаюсь подходить к анализу проблемы комплексно, применяя системный анализ.
Законы должны устанавливаться не по прихоти властей, а отражать закономерности человеческого общества и человеческой природы.

Эффективность государственной власти напрямую связана с формулированием правильных законов (правил игры), которые не противоречат «естественному праву» граждан. А у нас законы чаще всего противоестественные.
Люди не хотят выполнять противоестественные законы, а потому враждебно относятся к власти, которая их к этому принуждает.

Депутаты при разработке законов действуют без учёта научных криминологических исследований, порой наобум, методом проб и ошибок. Постоянные поправки в закон приводят к путанице.
Законы формулируются таким образом, чтобы ими можно было, при желании, манипулировать. Например, закон о лояльности, закон об экстремизме, закон об оскорблении чувств…

Законы нужно формулировать на основе закономерностей человеческого поведения. Депутаты «заставляют» людей ходить по проложенным «дорогам» подчас кругами, но люди ходят по прямой.
Недавно у нас во дворе наконец-то выложили тротуарной плиткой протоптанные дорожки. Так люди всё равно ходят не по чистым дорожкам, а лезут через ограду по газону по прямой. Люди ходят по прямой!

Вчера был свидетелем, как на пешеходном переходе маленькая девочка спрашивает у своей бабушки:
– А зачем на асфальте нарисованы три стрелки?
– Это для того, – отвечает бабушка, — чтобы люди шли по пешеходному переходу по прямой.

Я хожу в одну из старейших общественных бань Петербурга, где в мужском отделении всего 20 посадочных мест. Зарплата у банщика маленькая. Поэтому он поставил дополнительно несколько вешалок и пускает без очереди мыться тех, кто платит ему в руку. Кто-то возмущается: взятка, коррупция! Но всё остаётся по-прежнему. Кто-то платит и проходит без очереди.

Запретить, конечно, легче. Но запрет нежелательного поведения менее эффективный способ управления, нежели стимулирование желательного!

До сих пор остаётся дискуссионным вопрос о генетической предрасположенности личности к совершению преступления.
На мой взгляд, при всех условиях «контрольный пакет» остаётся за генетической предрасположенностью. Например, на оскорбление холерик ответит взаимным оскорблением и может убить обидчика. А флегматик сделает вид, что не заметил оскорбления. Один будет воровать в коррупционной системе ведомства, а другой уволится.

Когда я учился на юридическом факультете, некоторые студенты восхищали меня своей принципиальностью и преданностью истине. Но как только они ушли в политику или стали чиновниками, их перестала интересовать истина, а волновать стали только вопросы власти и сохранения себя во власти.

На мой взгляд, тайна беззакония – в сохранении власти любой ценой!
Как только Горбачёв потерял власть – так страна развалилась. Никто не хотел распада Советского Союза, но это произошло почти автоматически.

Во времена Советского Союза полагали, что справится со спекуляцией, с взятками, с теневым бизнесом сможем, если избавимся от социалистической системы. Но вот сейчас капитализм, спекуляция теперь называется предпринимательством, однако взятки и теневой бизнес никуда не исчезли. Капитализм оказался ничем не лучше социализма.

Коррупция нет мало

Теневые миллионеры советских времён бледнеют перед миллионерами-коррупционерами нынешнего дикого капитализма.
Если уж министры воруют, то что уж говорить об остальных. У министров и депутатов и так не плохая, по средним меркам, зарплата. Но бес стяжательства заставляет желать всё больше и больше. Как тут не вспомнить мультфильм «Золотая антилопа» – денег не бывает много…

Недавно я гулял в Репино и видел многочисленные дворцы на месте бывших загородных детских домов. Прохожие пенсионеры гадают: сколько миллионов нужно наворовать, чтобы построить такой дворец?

Коррупция дворцы

Все понимают, что общество наше несправедливое. И потому каждый хочет урвать побольше за счёт другого. Кончится это плохо. «Русские долго запрягают, но быстро ездят»!

Как известно, бытие определяет сознание. Пока в нашем обществе господствуют отношения сугубо капиталистические, где движущим стимулом является обогащение, где каждый сам за себя и человек человеку волк, коррупция и взяточничество неискоренимы!

Четверть века для первоначального накопления капитала волне достаточно. У нас это были «лихие 90-е» грабительского разворовывания страны. Теперь нужна новая экономическая и социальная политика.

Мы построили хищнический капитализм, который не имеет будущего. Нынешнее беспросветное экономическое положение с учётом огромной кредитной задолженности населения банкам, позволяет утверждать: необходима реформа по примеру древнегреческого реформатора Солона.
Это почти неизбежно!

Коррупция забор

В моей жизни был случай, когда за попытку добиться законности и справедливости меня пытались засудить, даже «сшили» уголовное дело. Полицейские получили в суде разрешение на «прослушку», выставили «наружку» и даже подослали агента-провокатора в группу моих слушателей. Устроили охоту на безработного!
Арестовали меня на выходе с биржи труда. В захвате участвовала вооружённая группа силового задержания!
Когда меня привезли в управление, я обратил внимание на развешанные в кабинете тексты в рамках: «Сумма свыше 200 МРОТ взяткой не является», «Закон — что дышло...», «Сесть мы всегда успеем».
Я говорил полицейским, что ни в чём не виноват, что со мной поступают не по закону и не по совести. Они в ответ только усмехались. (Фамилию следователя называть не будут – уголовное дело № 4797 сдано в архив).

— Я готов дать объяснения, но для начала неплохо бы, чтобы вы составили протокол задержания, раз уж вы меня задержали, да ещё с применением силы.
— Составим, — пообещал следователь и стал заполнять бланк протокола, — а вы пока пишите объяснения.
Дмитрий стал рассказывать, а помощник следователя равнодушно записывал его слова.
— Всё понятно. Подпишите здесь.
Дмитрий послушно подписал.
— Всё что обо мне написали в заявлениях, это клевета, — попытался объяснить он. — Я никому не угрожал убийством, никого не оскорблял.
— Даже если в ваших действиях нет состава уголовного преступления, то определённо есть мелкое хулиганство, — равнодушно констатировал следователь.
— Но ведь я не приставал к гражданам, и не нарушал общественный порядок, никого нецензурно не оскорблял.
— У меня нет возможности вникать в детали; есть гораздо более важные дела. Мне поручили, и я должен принять меры. Такова уж моя работа. Иначе начальство спросит, что я сделал.
— Но ведь я не виновен!
— Пусть суд разбирается, виновны вы или нет.
— Меня будут судить? — проговорил Дмитрий растерянно, почувствовав неприятный холодок в груди.
— Как и других правонарушителей.
— Вы поступаете несправедливо, — дрожащим голосом проговорил Дмитрий.
Милиционер только развёл руками:
— Раз есть заявление, я должен принять меры. А если не приму мер, начальство сделает вывод, что я плохо работаю.
— А как же справедливость? Совесть у вас есть?
— Послушайте, — оборвал милиционер. — Не надо проповедей. Я просто делаю свою работу.
— Но действуете незаконно! — возмутился Дмитрий. — Вы незаконно меня задержали, разве не так?
— Если строго по закону работать, ни одного преступника не посадишь. Никто не хочет по совести, пока силой не заставишь.
— Но послушайте, ведь это противоречит здравому смыслу!
— У нас есть закон и мы вынуждены руководствоваться им, даже если он не во всём отвечает требованиям здравого смысла. В таких случаях действуем, как требует необходимость. Формально по закону вы правы. Но не могу же я вас просто взять и отпустить.
— Тогда дайте хотя бы подписать протокол задержания.
— А не было никого протокола. — Следователь нагло улыбнулся. — И задержания не было. Вы сами добровольно пришли.
— Но ведь вы заполняли...
— Ничего я не заполнял. — Следователь демонстративно разорвал листы фиктивного протокола.
Дмитрий понял, что его обманули.
— Но у вас нет свидетелей!
— Сколько надо будет свидетелей, столько и найдём. — Улыбка следователя становилась всё наглее. — Бороться с системой бесполезно. С правоохранительными органами нужно сотрудничать. Мы вас если не так, то иначе, но всё равно посадим, если захотим.
— Я знаю, вы можете на любого сфабриковать дело, особенно если человек «заказан».
— Мы хотим всё по закону.
— А привезли вы меня сюда по закону? Или, может быть, по закону выудили у меня объяснения?
— Если вы всё понимаете, зачем противиться судьбе? — Следователь издевательски улыбнулся. — Не вы первый, не вы последний.
— Наверное, невозможно оставаться честным человеком, работая в этой системе?
— Если бы вы вели себя порядочно и признались во всём, мы бы, возможно, и не арестовали вас.
— Значит, вы арестовали меня за то, что я вел себя не порядочно?
Следователь только ухмыльнулся.
— Я буду жаловаться прокурору, — решительно сказал Дмитрий.
— А вот этого не советую. Вам может быть только хуже…»
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература

Надо не просто реформировать, а переформатировать наше преступное общество.
Либо переформатируем общество реформами, либо это сделает революция!


P.S. Читайте продолжение темы в следующей моей статье «ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ».

А в чём, по вашему мнению, ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

Преступность и социальный контроль в эпоху постмодерна

27-28 мая 2015 года на юридическом факультете РГПУ им.Герцена в Санкт-Петербурге проходила XXVIII международная Балтийская криминологическая конференция «Преступность и социальный контроль в эпоху постмодерна». На конференцию меня пригласил мой учитель – заведующий кафедрой уголовного права, доктор юридических наук, профессор Яков Ильич Гилинский.

Я слушал доклады учёных и ловил себя на мысли: почему политики призывают жить по закону, но при этом сами нарушают закон? Выходит, право и закон это одно, а жизнь и политика – совсем другое?!
В перерывах между докладами, я поинтересовался у известных учёных-криминологов, как же вернуть праву его законную силу.

«Постмодернизм в криминологии не без основания рассматривает преступность как порождение власти в целях ограничения иных, не принадлежащих власти, индивидов в их стремлении преодолеть социальное неравенство, вести себя иначе, чем предписывает власть», – утверждает Я.И.Гилинский. – «Ясно, что правовые (в том числе уголовно-правовые) нормы и их реализация … непосредственно зависят от политического режима».

«Преступность» и «преступление» не есть нечто объективное по содержанию, не онтологическая реальность, а субъективный конструкт, творимый законодателем по воле власти, режима и поддерживаемый провластными структурами в СМИ», – пишет в книге «Преступность, девиантность, социальный контроль в эпоху постмодерна» доктор юридических наук, профессор Яков Ильич Гилинский.

Гилинский Я.И. выделяет следующие особенности преступности в обществе постмодерна:
1\ Глобализация мира привела и к глобализации организованной преступности.
2\ Массовые миграционные потоки порождают преступления ненависти.
3\ Развитие Интернета породило киберпреступность.
4\ Консьюмеризм общества потребления – когда «всё на продажу» – привёл к торговле человеческими органами и самими людьми.
5\ Релятивизм норм привёл к тому, что наша Госдума стремится криминализировать всё что можно, и напоминает «взбесившийся принтер».
6\ Насилие стало тотальным; насилие включено в систему жизни общества и стало универсальным способом разрешения конфликтов.
7\ Фрагментаризация общества порождает фрагментаризацию моральных и правовых норм, когда девиации становятся нормой жизни.
8\ Катастрофический рост неравенства порождает преступность.

Я.И.Гилинский считает, что преступность – это самостоятельное социальное явление, которое развивается по своим собственным законам. При этом каждая культура имеет ту преступность, которую заслуживает. «Я не считаю США цивилизованной страной, пока там есть смертная казнь».

На мой вопрос, как вернуть политику в правовое русло, Я.И.Гилинский ответил:
«Криминологи ничего не могут сделать, кроме как квалифицировать действия тех или иных лиц. Недавно в Украине были опубликованы мои тезисы с названием «Власть как объект и субъект преступления». Власть – как субъект преступления!»

Доктор юридических наук, профессор Забрянский Г.И. считает, что связь преступности с неравенством в распределении доходов слабая.
На мой вопрос, возможно ли эмпирически изучить преступность политики, Забрянский Г.И. ответил: «Я уверен, что это можно изучить, а потом сопоставить с реальными политическими решениями, с реальными законодательными новеллами, и посмотреть, совпадает это или не совпадает».

Кандидат юридических наук И.М.Клеймёнов считает, что «государство по сути сейчас исповедует антигосударственную концепцию». «Геополитика зачастую приобретает криминальный оттенок».
У нас налицо резомный подход к законотворческой деятельности. Концепция «резомы» Жиля Делёза это новый образ мышления, не имеющий центра и точки опоры, организующей памяти, а определяемый движением, состоянием.
Депутаты при разработке законов действуют без учёта научных криминологических исследований, а наобум, методом проб и ошибок. Постоянные поправки в закон приводят к путанице.

И.М.Клеймёнов полагает, что идея о паноктикуме сегодня получила зримое воплощение. За нами не просто следят спецслужбы, мы сами рассказываем о себе всему мира.
Жан Бодрийяр писал о том, что наша реальная жизнь подменяется симуляцией. Сейчас мы видим симулирование борьбы с коррупцией, борьбы с преступностью.

Концепция «включения-исключения» также находит своё применение, считает И.М.Клеймёнов. «Политический истеблишмент может заниматься любой криминальной деятельностью. Пока представитель этой группы не будет исключён из этой группы, он неприкасаем». «Исключение» сегодня является единственным механизмом, с помощью которого можно привлечь некоторых лиц к уголовной ответственности.

Доктор юридических наук, профессор, начальник кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России Салман Умарович Дикаев убеждён, что человечество в своём развитии дошло до высшей точки, и дальше на тех принципах, на тех условиях, на которых оно раньше существовало, дальше существовать не может. Идёт нащупывание путей, как организовать общество, как применительно к конкретному государству, так и ко всему человечеству. Те отклонения от норм международного права, которые кажутся отстаиванием узко государственных интересов, в целом это прощупывание возможности путей по-новому организовать общество.
Совершенно очевидно, что тот миропорядок, который установился после Второй мировой войны, видимо, уже себя исчерпал или вот-вот себя исчерпает. Сейчас совершенно новые условия, чем были до войны или сразу после войны.

Кандидат социологических наук Грошева И.А. считает, что для того, чтобы вернуть политиков в правовое поле, нужно в первую очередь вернуть для них неотвратимость наказания.

Известный психолог, профессор Ениколопов С.Н. полагает, что правоприменение сегодня как игра в крикет с помощью фламинго в известной сказке «Алиса в стране чудес»: в одном случае применяем одно право, в другом случае – другое. На политиков только силовые методы воздействуют. Политический волюнтаризм тащит всех нас в катастрофу. К сожалению, политики живут отдельной своей жизнью, и количество их увеличивается.

В день проведения конференции в Санкт-Петербурге проходил ещё один международный юридический форум, где выступал премьер-министр Дмитрий Медведев. К сожалению, наш криминологический форум он не посетил.

ЛИЧНО Я за расширение границ дозволенного (свободы), но с одновременным ужесточением ответственности за нарушение рамок дозволенного.
Общественное мнение в России требует сажать всё больше и на более долгие сроки. Полагают, что будет меньше преступлений. На самом деле всё наоборот.

В эпоху постмодерна преступления стали иными. Если раньше воровали кошелёк, то теперь воруют пароль от сайта и личные данные. Поймать кибепреступника чаще всего невозможно. Поэтому уже не ставят цель победить преступность, а говорят лишь о противодействии преступности. Правоохранительные органы сравнивают с плотиной, не позволяющей преступности «затопить» всё общество.

Искоренить преступность на Земле, видимо, вообще не реальная задача. Потому что преступность выдумывается людьми. И пока существует человечество, преступления будут выдумываться. Если представить себе, что вдруг будут ликвидированы воровство, грабежи, разбои, убийства, депутаты придумают новые деяния, которые будут считать преступными.

Профессор Я.И.Гилинский считает, что нет вида поведения, являющегося по своей природе преступным. «Преступление и преступность – понятия релятивные (относительные) «как договорятся» законодатели». «То, что в одной стране – преступление, в другой – не признаётся таковым. То, что преступным было вчера, не преступно сегодня, и наоборот».

Что является преступлением, в России определяют и формулируют депутаты Государственной Думы. Если Госдума примет поправку в Уголовный Кодекс, по которому запретной будет считаться любовь между двумя мужчинами, то это действие станет преступлением. При советском режиме, кстати, была уголовная статья за мужеложество. В те времена даже предпринимательскую деятельность называли спекуляцией и считали преступлением. Теперь такую деятельность называют бизнес, и она не является преступной.

На мой взгляд, преступность и уголовный закон это придумка властителей для лучшего управления государством, которая имеет своей целью устранение недовольных и усмирение непокорных.

Как юрист, я выступаю за правовое государство и соблюдение законов по принципу «что не запрещено, то разрешено». Поэтому меня смущает рост количества запретов. Запретить, оно, конечно, легче, чем разрешить.

Недавно опубликовали перечень наиболее скандальных и запретительных законов в России. Среди них запрет на пропаганду гомосексуализма; обязательная регистрация «иностранных агентов»; закон о «нежелательных организациях» и др.
«Иностранных агентов» искали в «Союзе охраны птиц России», историческом обществе «Мемориал», «Помощи больным муковисцидозом» и в других.

Принятый «Закон об оскорблении чувств верующих» дополнил статью 148 Уголовного кодекса РФ. Теперь за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих, в том числе в местах религиозного почитания, богослужения и проведения других религиозных обрядов, предусмотрено наказание до трёх лет лишения свободы.

В октябре 2014 года Союз православных хоругвеносцев заявил, что проект московских канализационных люков с изображением святого Георгия Победоносца, разработанный в «Студии Артемия Лебедева», оскорбляет чувства верующих.

В апреле 2013 года депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Михеев внёс на рассмотрение в парламент проект закона, согласно которому в СМИ должны запретить «пропагандировать» тунеядство, эгоизм и легкомысленное отношение к сексу.

В Госдуме предлагали ввести на телевидении ограничения на негативные новости: сообщения о войнах, терактах, кризисах, эпидемиях и катастрофах должны были занимать не больше 10% времени выпуска новостей.

В июне 2014 года тот же депутат предложил запретить кеды, балетки и высокие каблуки «в связи с опасностью, которую они несут для здоровья россиян».

В октябре 2014 года российские депутаты предложили запретить женщинам делать татуировки на пояснице.

А чего стоит Закон о запрете кружевных трусов?!

В 2011 году Роспотребнадзор предложил причислить петрушку курчавую к списку растений, содержащих сильнодействующие наркотические и ядовитые вещества.

В июне 2005 года депутат ЛДПР Николай Курьянович предложил лишить гражданства женщин, вышедших замуж за иностранцев.

В марте 2014 года муниципальный депутат Москвы Елена Ткач сравнила оппозиционеров с террористами и предложила лишать «людей, ненавидящих Россию», гражданства.

Лидер по количеству скандальных инициатив, конечно же, Владимир Жириновский. В январе 2006 года в рамках борьбы с птичьим гриппом Жириновский предложил отстрелять всех перелётных птиц, которые весной полетят в Россию.

Сейчас в Государственной Думе рассматривается предложение ввести налог на тунеядцев. Если вы, например, не работаете или не состоите на учёте в центре занятости, значит попросту бездельничаете, и потому должны платить «налог на тунеядство».
Так депутаты решают задачу борьбы с экономическими санкциями. Цель – пополнение бюджета, страдающего от санкций.
То есть люди должны расплачиваться за ошибки властей!

А что делать с теми, кто живёт на доходы от процентов или дивиденды, или просто на полученное наследство?

Бороться с тунеядством можно, когда государство гарантирует своим гражданам право на работу. А пока существует безработица, как можно наказывать гражданина за недоработки государства?

В условиях кризиса и сокращения рабочих мест, наказывать нужно не работников, а чиновников.
Нужно ввести прогрессивную шкалу налогообложения для богатых, а не преследовать бедных.
Преследование безработных – это агония!

В Законодательном собрании Санкт-Петербурга в конце апреля 2015 года депутаты подготовили пакет поправок, предусматривающих уголовную ответственность за тунеядство.
«Уклонение от трудоустройства (занятости) свыше шести месяцев при наличии подходящей работы наказывается исправительными работами на срок до одного года либо принудительными работами на срок до одного года».
Фактически возвращают статью 209 уже в современный Уголовный кодекс.

Куда же смотрит Конституционный Суд?!

Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин признаёт несостоятельность трактовки права, в которой право отождествляется с законом, что приводит к волюнтаризму.
Право власти это ещё не закон. Иногда принимаемые законы противоречат не только «естественному праву», но и здравому смыслу. Потому и складывается ситуация, когда, при всём желании, законы выполнить невозможно.

Ещё в 1764 году теоретик права Чезаре Беккариа писал: «Нельзя надеяться на существенное улучшение морали, если политика не опирается на вечные чувства, присущие человеческой природе. Любой закон, идущий в разрез с этими чувствами, неизбежно столкнётся с противодействием, которое в конце концов окажется сильнее».

«Именно несоответствие официальных законов естественным законам поведения людей есть причина преступности.
Несовершенство официальных законов вызвано не столько несовершенством законодателей, сколько той системой отношений между людьми, которую хотят «узаконить» с помощью нормативных актов и принуждения.
Появление уголовного закона, призванного «защитить» общество от нарушителей, вызвано не фактом наличия нарушителей, а следствием неестественной системы отношений между людьми, устанавливаемой государством.
Не поведение людей причина появления уголовного закона, а именно наличие противоестественного «закона» причина негативного поведения людей».
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература

Эффективность государственной власти напрямую связана с формулированием правильных законов (правил игры), которые не противоречат «естественному праву» граждан. А у нас законы чаще всего противоестественные.

Люди не хотят выполнять противоестественные законы, а потому враждебно относятся к власти, которая их к этому принуждает.

Законы у нас «выдумывают», вместо того, чтобы формулировать их на основе открытых закономерностей человеческого поведения. Власти прокладывают новые дороги, а не асфальтируют уже протоптанные людьми тропинки.

«… Почему законы не работают? А почему они должны работать, если внутри беззаконие? Тогда исполнение закона становится лицемерием. Тогда человек только и думает, как ему этот закон обойти», – говорил в проповеди Патриарх Кирилл.

«Сама власть нарушает законы гораздо чаще, чем обычные люди», – считает зав.сектором гуманитарной экспертизы и биоэтики Института философии РАН Павел Тищенко.

«Основа закона есть не что иное, как произвол», – полагал французский социолог Пьер Бурдье.
Не закон определяет политику, а политика определяет закон. Политики лишь прикрываются законом.

«Двойные стандарты» и манипулирование общественным сознанием смешало представления о добре и зле. Для политиков одних стран террористы, которые смещают неугодных правителей, это революционеры, это повстанцы, а потому это «добро». Тогда как для политиков других стран, те же самые повстанцы это террористы и воплощённое «зло».

Чем руководствуются политики, откровенно игнорируя тот или иной закон?
Понимают ли они последствия своего волюнтаризма?

Идея верховенства закона, гражданского общества и правового государства родилась из страха перед войной «всех против всех».
Если устранить верховенство закона (как это делают ныне политики), то мир погрузится в хаос войны «всех против всех».

«На руинах подорванного мирового доверия возобладает звериное право сильного со всеми катастрофическими последствиями», – пишет в статье «Право – для человека» председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин.

P.S. По моему мнению, не должно быть никакой защиты политиков от уголовного преследования, никакого правового иммунитета. Все равны перед законом!

А по Вашему мнению, КАК ВЕРНУТЬ ПОЛИТИКУ В ПРАВОВОЕ ПОЛЕ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

НАРКОРЕАЛЬНОСТЬ И НАРКОПРЕСТУПНОСТЬ

21 ноября 2014 года состоялась очередная встреча в Санкт-Петербургском международном криминологическом клубе. О проблеме наркомании и наркопреступности основной доклад сделал кандидат юридических наук, доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ Георгий Васильевич Зазулин (Санкт-Петербург, Россия) – эксперт по наркоконфликтологии международной общественной организации «Европейские города против наркотиков».


ТВОРЧЕСТВО КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Книга Гилинского Творчество_1

На последней конференции по девиантологии мой учитель и научный руководитель доктор юридических наук, профессор Я.И.Гилинский подарил мне свою новую книгу «Творчество как позитивная девиантность».
Он считает, что человеческая активность может проявляться как в позитивном ключе (в творчестве), так и в негативном (преступность и т.п.). Давно замечено, что негативные отклонения и позитивные взаимосвязаны, как связаны гений и сумасшествие. Причём, если с преступностью знают что делать, то что делать с сумасбродным гением, не знает никто.
Творческий процесс и самого творца часто понимают как отклонение от нормы и даже как патологию.



ПОЧЕМУ ПРЕСТУПНОСТЬ НЕИСКОРЕНИМА - о конференции к 80-летию Я.И.Гилинского

Меня, как и многих людей, мучает вопрос: почему мы всё боремся с преступностью, а победить её не в силах? Почему преступность неискоренима?
С этим вопросом я пришёл на международную конференцию «Преступность, девиантность, социальный контроль в эпоху постмодерна», которая проходила 25-26 сентября 2014 года на юридическом факультете РГПУ им.Герцена в Санкт-Петербурге. На конференцию меня пригласил мой учитель – доктор юридических наук, профессор Яков Ильич Гилинский, 80-летнему юбилею которого и была посвящена конференция.

Гилинский на конференции

УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ: реальность и перспективы

20 июня 2014 года я участвовал в международной конференции «Глобальные риски – локальные решения». Это уже вторая конференция подобного рода, организованная Балтийским институтом экологии, политики и права (БИЭПП) в Санкт-Петербурге.
Доктор юридических наук Яков Ильич ГИЛИНСКИЙ сделал доклад «Уголовная политика и пенитенциарная система России: реальность и перспективы». По его мнению, глобализация всех процессов нашла отражение и в глобальном характере преступности. Сегодняшнее общество постмодерна это информационное общество со всё большей виртуализацией жизнедеятельности. Большой риск для России представляют так называемые «преступления ненависти». Если в Украине 3 фашистских организации, то у нас более 150 профашистских организаций.



ЯКОВ ГИЛИНСКИЙ - БЕССТРАШНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

16 июня исполняется 80 лет моему учителю и научному руководителю – доктору юридических наук, профессору Якову Ильичу Гилинскому.
Я знаю Якова Ильича как бесстрашного человека. В самые тяжёлые времена советской власти он не боялся говорить правду, проводил рискованные научные исследования, результаты часто запрещали публиковать или публиковали под грифом «для служебного пользования».
Гилинский всегда удивлял меня смелостью высказываний. Кажется, он никогда и ничего не боялся. Но сейчас он испытывает страх. В недавнем разговоре Яков Ильич посетовал: «сегодня мы вернулись к тому, с чего начиналось: опять цензура, опять не всё можно говорить, опять не всё можно писать, не обо всём. Я и вам скажу не всё, что я думаю. Я боюсь! И самое страшное, что я вынужден бояться. Не так даже страшно, что я боюсь, как страшно то, что я и мне подобные вынуждены бояться говорить что-либо. Все боятся!..»



КРИМИНОЛОГИ О СИТУАЦИИ В УКРАИНЕ

Вчера состоялось очередное заседание Санкт-Петербургского международного криминологического клуба, посвящённое киберкриминологии. Этому я посвящу отдельный пост. Но пока хочу предложить небольшой видеоролик с высказываниями участников клуба по ситуации в Украине.



Я включил этот ролик в контекст своей статьи, которую здесь не публикую, но прочитать её можно в моём блоге:
www.liveinternet.ru/users/1287574/post315332383/

Спасибо за внимание!

КРУГЛЫЙ СТОЛ ПО ДЕВИАНТОЛОГИИ

«Мы летим в самолёте без экипажа в аэропорт, который ещё не спроектирован…»
Это сказал Зигмунд Бауман в лекции «Текучая модерность: взгляд из 2011 года».
Современное общество – это «общество риска», «катастрофическое общество».
«Мы должны бежать со всей быстротой, на которую только способны, чтобы остаться на том месте, где однажды остановились», – писал отец кибернетики Н.Виннер.
Многие не могут понять, что происходит. Но важно хотя бы понять, «что не можешь понять того, чего не понимаешь», – говорил Н.Луман.
Необходима новая, «сумасшедшая» теория, способная понять непонимаемое.
Такой новой «сумасшедшей» теорией может стать ДЕВИАНТОЛОГИЯ. Я попросил рассказать о новой науке её основателя в России – доктора юридических наук, профессора Якова Ильича Гилинского.