Причинение смерти при крайней необходимости

Друзья! приглашаю вас посетить мой сайт http://goncharovd.wix.com/scientists-site-ru В его разделах — публикации, блог, практика, ближайшие события.

В блоге — реакция научной общественности на статью о крайней необходимости и многое другое.

В статье: Гончаров Д., Гончарова С. Причинение смерти при крайней необходимости как форма легитимации насилия (Уголовное право. 2015. № 3) сцелью выяснения природы отношений при причинении смерти одним лицам во избежание опасности для жизни других лиц исследованы уголовно-правовые нормы о крайней необходимости, а также иные нормы российского законодательства, практика их применения. Сделан вывод о фактической легитимации правоприменительными органами причинения смерти лицам, чье поведение не представляет общественной опасности при отсутствии однозначной юридической легитимации такого насилия.

Есть, думается, основания утверждать, что понимание теорией и практикой сути крайней необходимости сдвигается в сторону признания возможности причинения смерти невиновным лицам для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам этих или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства.

Примеры признания причинения смерти другому человеку правомерной крайней необходимостью обнаруживаются в судебной практике, многократно упомянутой в учебной и научной литературе.Так, машинист Б. во время движения электропоезда со скоростью 70 км/час заметил в сорока метрах от электровоза неожиданно выехавшую на неохраняемый переезд автомашину. Машинист принял решение не применять экстренное торможение, так как это вызвало бы крушение поезда с пассажирами. Для того, чтобы смягчить удар при столкновении поезда и машины, Б. применил простое торможение. В результате столкновения электропоезда с автомашиной ее водитель погиб, один пассажир поезда получил ранение средней тяжести, несколько человек получили ушибы. Техническая экспертиза подтвердила правомерность принятого Б. решения. Суд признал, что Б. осуществлял акт крайней необходимости, а, следовательно, его действия общественно полезны. В данном случае существовала реальная угроза гибели значительно большего числа людей, если бы опасность не была предотвращена[1]. «В этом и подобных случаях, возникающих в экстремальных условиях, превышения пределов крайней необходимости не будет» –пишут ученые[2].

А.В. Наумов указывает на то, что «уголовная ответственность за причинение вреда при превышении крайней необходимости может наступать лишь при наличии умысла». Автор приводит следующий пример. Водитель автомобиля С., предотвращая наезд на внезапно появившегося на проезжей части улицы подростка, сделал крутой поворот, выехал на тротуар и сбил проходивших А. и Т., от чего первый скончался, а второму были причинены тяжкие телесные повреждения. «Очевидно, что у С. по отношению к наступившим тяжким последствиям отсутствовал умысел, в связи с чем в его действиях нет состава преступления (превышения вреда при превышении крайней необходимости)» – комментирует ситуацию ученый[3].

При этом по правилам крайней необходимости следует оценивать действия лица, причинившего вред под воздействием преодолимого физического и любого психического принуждения. Так, например, вердиктом присяжных заседателей установлено, что Е. и другое лицо принудили Я. лишить жизни А., для чего Е. передал ему нож. Я., находясь под психологическим воздействием этих лиц, которые пообещали оставить его в живых в случае, если он лишит жизни А. или Я.Н., нанес А. удары ножом, после чего задушил ее руками. Признав доказанным совершение подсудимым Я. действий, повлекших за собой смерть А., коллегия присяжных заседателей оправдала Я., дав отрицательный ответ на вопрос о его виновности в этих действиях. Тем самым, коллегия присяжных заседателей признала, что Я. действовал в условиях, исключающих преступность содеянного им. В связи с этим в отношении Я. вынесен оправдательный приговор. Основываясь на этом, суд пришел к выводу о том, что исполнителем убийства А. является Е., который совершил не пособнические действия, как это было расценено государственным обвинителем[4]


[1] Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении. Учебник для ВУЗов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М. Зерцало. 2002. с. 485. Цит. по: Морозов В., Хаметдинова Г. Некоторые аспекты уголовной ответственности при превышении пределов крайней необходимости // Уголовное право. 2005. № 1. С. 57.

[2] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Второе издание, переработанное и дополненное / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М. Норма. 2004. С. 103. Цит. по: Морозов В., Хаметдинова Г. Указ. соч. С. 57.

[3] Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 1: Общая часть / А.В. Наумов. – 5-е изд., перераб. И доп. – М.: Волтерс Клувер. 2011. С. 527.

[4] Кассационное определение Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2005 года. Дело № 48-о05-109сп.




 

Доктор, кандидат профессор и доцент по "новому" (Новый облик документов)

В начале лета во исполнения своих полномочий по разработке формы документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации, технические требования к ним, порядок выдачи, заполнения, хранения и учета соответствующих бланков документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации Министерством образования и науки в соответствующих приказах от 27 июня №№ 2067, 2068 (опубликованы в «Российской газете» 5 августа 2011 г.) утверждаются новые формы дипломов доктора и кандидата наук,