НЕМОТИВИРОВАННАЯ АГРЕССИЯ_Обсуждение на площадке Вечерней Москвы

Вчера в медиацентре «Вечерняя Москва» состоялся Круглый стол на тему "Немотивированная агрессия: в Москве участились случаи нападения на врачей и полицейских". В обсуждении помимо журналистов приняли участие психолог, политолог, врач, бывший полицейский и лидер одной из профильных общественных организаций.

Вынесенное в название темы утверждение, что в Москве участились нападения на врачей и полицейских, не подкреплено какой-либо статистикой. Но если не пытаться выявить какую-то столичную специфику, а, напротив, заявленную тему обобщить (именно так разговор и происходил), то вопросы безопасности работников экстренных служб, оказывающих неотложную помощь гражданам (а также лиц, исполняющих публичных функции, играющих социально значимые роли), безусловно, актуальны в настоящее время. Причем актуальность темы не снижается, скорее — нарастает. Хотя бы потому, что нанесение побоев из разряда преступлений с 15 июля 2016 г. переведено в административные правонарушения. Подробнее см. здесь:

crimpravo.ru/blog/3535.html

zakon.ru/blog/2016/07/18/est_li_u_grazhdan_pravo_na_proizvolnoe_nasilie_po_otnosheniyu_drug_k_drugu_deputatam_gosdumy_sleduyu

 

Чтобы понаблюдать состоявшееся обсуждение, кликните сюда:

www.vm.ru/news/2016/09/14/kruglij-stol-nemotivirovannaya-agressiya-v-moskve-uchastilis-sluchai-napadeniya-na-vrachej-i-politsejskih-332940.html

Воспроизведение ролика начнется автоматически. Однако у Вас будет техническая возможность нажать на кнопку «пауза», повторить воспроизведение заинтересовавших фрагментов и т.д.

Чтобы втянуться в просмотр, наберитесь 5-7 минут терпения, дабы привыкнуть к непривычной манере ведущих.

Ну а после просмотра приглашаю высказаться. Насколько интересный, содержательный и полезный разговор получился? Что понравилось, а что – нет? И почему? С какими заявлениями, оценками Вы согласны, а с какими могли бы поспорить? Какие важные моменты выпали из круга обсуждения?

Проект Постановления Пленума Верховного Суда

Уважаемые коллеги!

 

 Сегодня в стадии обсуждения находится Проект Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях, совершенных с применением насилия. Предлагаю высказать свое мнение по его правоположениям. 

ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ – НАСИЛИЕ ИЛИ ДОПУСТИМАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ?

Я не гуманист, а реалист, и потому добавлю ложку дегтя в бочку меда идеалистов, стремящихся искоренить насилие в семье. Предлагаю читателям заочный (из-за погодных условий — машина замерзла) доклад на конференцию в Томском Государственном университете 30 января — 1 февраля 2014 года. В сборник войдет.
ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ – НАСИЛИЕ ИЛИ ДОПУСТИМАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ?
Токарчук Роман Евгеньевич, соискатель
В последнее время в прессе и на самых разных уровнях власти активно обсуждаются проблемы насилия в семье, вопросы ужесточения законодательства за него, необходимости развития контролирующих ювенальных институтов. Для формирования общественного мнения приводятся ужасающие примеры преступлений родителей в отношении своих детей. Но, под лозунгом недопущения насилия в семье, предлагаются самые различные меры по полному исключению применения силы в отношении детей, не считаясь с ее размерами, целями и задачами, для которых она используется.
Любое применение силы к детям объявляется насилием. Соответственно предлагается исключить принуждение из воспитательного арсенала совсем, вне зависимости от его размеров и целей. Такое безграничное вмешательство в дела семьи грозит полным развалом всего воспитательного процесса подрастающего поколения российских граждан. Преподаватели уже боятся своих учеников.
Кто-то может сказать, что мы передергиваем факты, и запреты не направлены на допустимое воспитательное принуждение детей, что эти меры касаются только насилия (!!!) в семье. Но дело обстоит не так просто.
Во-первых, отечественное понятие насилия вообще не определено ни одним нормативным актом. Его широкое понимание распространяется и на так называемое психическое насилие, к которому относятся угрозы самого различного свойства, вплоть до угрозы поставить ребенка в угол или запрета игры на компьютере. Оно не ограничено легально признаками общественной опасности или противоправности, почему даже причинение правомерного вреда здоровью при самообороне можно отнести к насилию. Во-вторых, нет ни одной нормы, которая бы очерчивала границы допустимого воспитательного принуждения, направленного на общественно-полезные цели, исключала бы, например, уголовную ответственность за него.
В таких условиях на очереди неадекватного административного и уголовного преследования родители, шлепнувшие своего ребенка за ложь, ругань, административное правонарушение, поставившего ребенка за это в угол или даже угрожавшего ограничением возможности пользоваться какими-либо благами цивилизации (игровой приставкой, планшетом и пр.).
Никто не знает, сколько гениев и великих людей было воспитано розгами, потому что это исследовать не интересно, ответ известен, почти все и всегда подвергались воспитательному принуждению, даже особы королевских семей. Но при этом многие берутся огульно утверждать о вреде применения силы в воспитательных целях только на основании того, что многие преступники были жертвами насильственных преступлений в детстве. Одно дело, если детей бьют просто так, не в воспитательных целях, а по другим причинам, применяют силу несоразмерно, причиняя вред здоровью, совершают преступления, и совсем другое, когда в порядке исключения применяется соразмерное воспитательное принуждение, направленное на общественно-полезные цели, когда ремень даже не используется, но остается правом родителя.
Процесс воспитания и становления личности нельзя лишать как системы поощрений, так и системы ограничений, обеспеченных мерами законного принуждения. Неслучайно, бывшая директор школы, депутат Израильского Кнессета Гила Финкельштейн, предлагала законопроект, который «разрешает педагогам применять в школе физические наказания», а в ст. 3.08 Примерного УК США предусмотрено право применения силы в дисциплинарных целях для лиц, ответственных за попечение, дисциплину или безопасность опекаемых.
Мы настаиваем на том, что при обсуждении вопросов об ужесточении законодательства за насилие в семье, необходимо в неразрывной связи с этими мерами, рассматривать и вопрос исключения ответственности, в том числе уголовной, за допустимые меры воспитательного принуждения, включая применение физической силы (ремня и пр.) допустимого характера и степени.

Зачем?

В Уголовном кодексе РФ может появиться ст. 318.1 УК РФ:

www.rosbalt.ru/main/2013/10/30/1193984.html

Вопрос — в заголовке (бессмысленный и беспощадный).

Не делай добра, не получишь зла. Парадоксы гумманизма.

Это не я написал, это жизнь и влияние гуманистов, считающих, что государство должно верить в волшебное исцеление преступников и забывать о потерпевших и жертвах преступлений. Но этого в вопросе преступления и наказания забывать никак нельзя. С уважением ко всем, смотрите здесь: Василиса Голицына найдена убитой; Пропавшую в Набережных Челнах Василису Галицыну нашли мертвой

Особенности эволюции насильственного хищения в Проекте Уголовного уложения Российской Империи 1813 года: историко-правовой очерк.

Предлагаю уважаемой публике черновой вариант статьи, опубликованной в завершенном виде в 17-м номере журнала «История государства и права» издательской группы «Юрист» за 2012 год (только что вышел, еще в продаже). Краткий доклад на данную тему я уже озвучивал на конференции в Томском госуниверситете в этом году, но конечно почти в отсутствие доказательств, которые можно найти в этой статье. Извиняюсь за то, что без сносок и страниц, не желаю ссориться с издателями, которые проявляют к моим работам неподдельный интерес. Итак.

Особенности влияния немецкого уголовного права на эволюцию составов кражи и грабежа в России


Предлагаю на суд уважаемой публики еще одну опубликованную статью из серии эволюции форм хищения. Ранее я уже освещал их в Соборном уложении 1649 г., затем в Артикуле воинском 1715 г., в проекте Уголовного уложения 1813 г., о разбое рассуждал здесь и здесь. До этого основные выводы воспроизводимой здесь статьи уже были опубликованы в монографии и некоторых других публикациях (напр.). Здесь воспроизводится развернутая авторская версия истории немецкого влияния на составы хищения, без ссылок и редакторской правки. Статья опубликована здесь.

Немного о природе материальных и формальных составов преступлений


При обсуждении темы «Мошенничество все таки конкретизируют» Уважаемый Алексей Зиновьевич заметил, что сомневается в рациональности принятого в УК РФ деления конструкций составов преступлений на формальные и материальные. Этот вопрос мной уже обсуждался в монографии «Насилие и его роль в составах насильственных хищений», соответствующую выдержку из которой я приводит в выложенном ранее топике «Некоторые мысли об основании уголовной ответственности».

Природа разделения грабежа и разбоя в проекте Уголовного уложения 1813 года.

Здесь я приведу свой доклад, сделанный на конференции в ТГУ 27 января 2012 г. на секции уголовного права. Для исследователей насильственных хищений его значение будет вполне понятно, а для незнакомых с темой поясню, что деление насильственного хищения на насильственный грабеж (грабеж 2-го рода) и разбой по, так называемой, степени (опасности) насилия, основано исключительно исторически.