Отношение россиян к милиции - опрос Левада-Центр 10.11.2010.

Раздел: Реформа МВД
12.11.2010 10:41
22-25 октября 2010 Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) провел опрос по репрезентативной выборке 1600 россиян в возрасте 18 лет и старше в 127 населенных пунктах 44 регионов страны. Распределение ответов на некоторые вопросы исследования приводятся в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов*. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%.

Результаты опроса

Полиция будет добиваться прозрачной работы бизнеса с деньгами бюджета

Акцент в борьбе полиции в РФ с экономическими преступлениями должен быть сделан на работе коммерческих организаций по бюджетным средствам, заявил министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев, которого цитирует пресс-служба МВД РФ в субботу.

Выступая на церемонии принятия присяги курсантами Академии экономической безопасности МВД России, Нургалиев отметил, что в законопроекте «О полиции» прописаны полномочия органов правопорядка в сфере борьбы с экономическими преступлениями.

«Деятельность полиции не должна сковывать предпринимательскую активность российского бизнеса, но с бюджетными деньгами должна наступить прозрачность — это требование общества и важнейшая задача департамента экономической безопасности МВД России», — сказал министр.

«Некоторые чиновники и коммерсанты живут по известному принципу — государственное мне не жалко. Но им стоит помнить, что за государственные деньги они несут самую серьезную, причем персональную ответственность, вплоть до уголовной», — заявил он.

По его данным, за восемь месяцев 2010 года было выявлено около 33 тысяч преступлений, связанных с коррупцией. МВД России выявило в 2010 году на 15% больше по сравнению с минувшим годом преступных групп, занимавшихся взяточничеством. Сумма обеспеченного к возмещению ущерба составила более 2 миллиардов рублей.

«Эти цифры говорят о масштабности данного явления и необходимости усиления борьбы с ним», — считает министр.

Законопроект о полиции был подготовлен по инициативе главы государства в рамках реформы МВД. Он должен прийти на смену действующему в России с 1991 года закону «О милиции». Законопроект был представлен обществу в начале августа этого года.

Источник информации: РАПСИ

П.Крашенинников предложил президенту разделить полицию на несколько подразделений

Предложения АЮР по поводу проекта закона «О полиции» направлены президенту — сообщил сегодня на пресс-конференции в «Известиях» председатель Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. Об этом передает корреспондент «Право.Ru» Елена Шарпаева.

Как уже сообщало «Право.Ru», по итогам работы АЮР были получены заключения из сорока субъектов РФ.

По мнению АЮР, уточнения требует понятие «полиция». Также необходимо более четкое определение ее задач, а не направлений деятельности, как это прописано в проекте закона. Главные ее задачи – это защита прав человека, собственности и обеспечение общественной безопасности, подчеркнул П. Крашенинников.

Кроме того, полиция должна быть разделена на несколько служб, было заявлено сегодня. Это служба криминальной полиции, служба полиции общественной безопасности и транспортная полиция. Подробнее

Китайской полицией в рамках борьбы с работорговлей освобождено более 16 тысяч человек

Китайская полиция освободила 16517 невольников после начала общенациональной кампании борьбы с торговлей людьми в апреле 2009 года.

По состоянию на 6 сентября полиции удалось освободить из неволи 10621 похищенную женщину и 5896 детей. При этом раскрыты 13500 случаев работорговли, арестованы члены 2398 банд работорговцев, задержаны 15673 подозреваемых. Кроме того, возвращены на родину 1099 женщин и 129 детей, имеющих иностранное гражданство.

Полиция предпринимает специальные усилия по поиску родителей похищенных малолетних детей. Для этого создается банк данных их ДНК, что позволяет в дальнейшем установить их биологических родителей. Таким образом, уже удалось вернуть родителям 813 похищенных детей. При этом в банке данных полиции имеются образцы ДНК 34 тысяч родителей, дети которых стали жертвами работорговцев.

По словам представителей министерства, в последние годы деятельность работорговцев становится все более хорошо организованной и интернациональной, их методы совершенствуются, поэтому быстрое искоренение этого вида преступлений — дело отдаленной перспективы. Тем не менее, органы общественной безопасности рассматривают ликвидацию торговли людьми как один из своих приоритетов и намерены предпринимать новые меры по борьбе с похищениями женщин и детей.
www.pravo.ru

Выступление на Ученом совете ИГП РАН о проекте ФЗ «О полиции» 7.09.2010

Сомнения не вызывает предполагаемая серьезная реформа правоохранительной системы, ибо она в настоящее время не выполняет своего предназначения, хотя хвалы со стороны руководства МВД, как мы слышали недавно на заседании Отделения общественных наук РАН от господина Министра внутренних дел, много. В подарок от него мы получили по три его хвалебных книги. Реалии иные, но не о них речь.
Проект закона сложный. Остановлюсь на том, что я считаю главным.

Российская полиция начинает с 20 тысяч замечаний

Обсуждение в Интернете законопроекта «О полиции» завершилось 20 тысячами замечаний. Поработали над документом и в РСПП. Вывод союза: нет защиты интересов бизнеса. Свои предложения РСПП отправит президенту, в МВД и Госдуму

Сегодня в полдень завершилось обсуждение законопроекта «О полиции» на специально созданном сайте. Законопроект появился в открытом доступе 7 августа, на следующий день после того, как Дмитрий Медведев в Горках на совещании по реформировании милиции, предложил вернуться к дореволюционному названию российских правоохранительных органов, а также объявил, что обсуждение законопроекта станет всенародным. В итоге, с 7 августа по 15 сентября пользователи оставили 20735 комментариев.

Новые цыфры за "имя"... (Переименование в полицию обойдется бюджету в сотни миллионов рублей)

Переименование милиции в полицию обойдется МВД России в несколько сотен миллионов рублей, сообщил РИА Новости в среду заместитель министра внутренних дел РФ Сергей Булавин.

По словам замминистра, «разговоры, что переименование будет стоить огромных затрат, — это пустые домыслы некомпетентных людей». Вместе с тем, он затруднился назвать сумму: «Точную цифру я сказать не могу… Это будет стоить несколько сотен миллионов рублей… Это не нанесет урона бюджету органов внутренних дел».

С.Булавин сообщил, что с 1 января 2011 года, когда закон «О полиции» должен вступить в силу, сотрудники правоохранительных органов продолжат пользоваться милицейскими удостоверениями. При этом вывески «Милиция» на отделениях органов внутренних дел также сохранятся.

Вместе с тем Минфин все уже посчитал. Как сообщает РБК, министерство зарезервировало на реализацию закона «О полиции» 84,8 млрд руб. в 2012г. и 132,5 млрд руб. – в 2013 году. Как сообщил журналистам глава Минфина Алексей Кудрин, эти суммы учитывают также предстоящую реформу денежного довольствия сотрудников полиции «с повышением примерно на 30%».

Напомним, что о масштабных реформах милиции заявил президент РФ Дмитрий Медведев еще в конце прошлого года.

Постоянный адрес:
segodnia.ru/index.php?pgid=3&snewsid=62991

Законопроект "О полиции": создать видимость реформ, сменив лишь вывеску

В ходе обсуждения законопроекта «О полиции» от 11 августа 2010 года произошла поразительная подмена предмета спора. Внимание значительной части россиян оказалось сфокусировано на сугубо историческом аспекте — приемлемости изменения названия. Тем самым, острие массовой дискуссии было отведено в сторону от конкретного содержания документа. Это случайность или так было задумано авторами законопроекта?

Объем будущего закона, состоящего из 11 глав и 57 статей, сформирован, главным образом, за счет деклараций, проговаривания конституционных норм и международных принципов.

Во многом это дань отечественной традиции — воспроизводить в каждом крупном законе конституционные принципы и толковать их применительно к регулируемой ситуации. Однако с точки зрения правил написания юридических текстов, такие нормы, как обеспечение прав и свобод (статья 5), беспристрастность и законность (статьи 7 и 6) по большому счету не являются предметом регулирования данного законопроекта.

В то же время бросается в глаза явное – я бы даже сказал, намеренное — игнорирование конкретных императивных предписаний, определяющих рамки будущих правоотношений.

К чему может привести крен в сторону декларативных положений и неконкретных формулировок в проекте закона, который на долгие годы определит, как будут решаться традиционно болезненные для нашей страны вопросы обеспечения правопорядка, защиты прав и свобод человека и гражданина?

Декларативные положения не воспринимаются как руководство к действию

Одной из характерных особенностей российских чиновников, осуществляющих правоприменительную деятельность в любой сфере, является стремление к исполнению конкретных указаний. Если статьи закона сконструированы на основе декларативных положений, сложных понятийных конструкций или пестрят многочисленными отсылочными нормами, то они хоть милицией, хоть полицией не будут восприняты как руководство к действию и, как следствие, не будут исполняться.

За примерами далеко ходить не надо, ими изобилует предложенный для публичного обсуждения проект закона «О полиции.

Что возьмет с собой из прошлого дядя Степа-милиционер, ставший в одночасье дядей Степой-полицейским?

Часть 1 статьи 5 законопроекта „О полиции“ провозглашает, что „полиция осуществляет свою деятельность на основе соблюдения прав и свобод граждан, их законных интересов, уважения их достоинства“.

Спрашивается, как эта норма может действовать напрямую? Что вчерашний дядя Степа-милиционер, автоматически зачисленный (статья 56 „Переходные положения“ законопроекта „О полиции“) во вновь образовавшуюся структуру, выберет за основу „соблюдения прав и свобод граждан“?

Один из самых правдоподобных вариантов ответа: он будет следовать ранее сложившейся практике. А она слишком хорошо известна россиянам многочисленными и безнаказанными нарушениями прав человека, унижением человеческого достоинства, угрозой здоровью и жизни гражданина со стороны „стражей правопорядка“.

»Полицейская академия" по-российски: вы имеете право хранить молчание, все равно вас никто не будет слушать…

Возьмем второй характерный пример. В части 3 статьи 9 законопроекта говорится, что в «случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, сотрудник полиции обязан разъяснить ему причину применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности, кроме случаев, когда такое разъяснение невозможно либо неуместно».

Что почерпнет на практике сотрудник полиции из этой статьи, взятой как будто из голливудского комедийного сериала «Полицейская академия»? Как он будет определять, в каких конкретных случаях уместно разъяснять гражданину «возникающие права и обязанности», а в каких неуместно?

Нетрудно предположить еще одну вероятную модель поведения сотрудника полиции: он будет искать ответы в ведомственных инструкциях и правилах. А недостатка в этих «внутренних» документах, принятых вне публичной сферы в тиши кабинетов, российская бюрократия никогда не испытывала.

Закон на «вырост»

Большой объем деклараций и неконкретность многих норм законопроекта «О полиции» создает предпосылки для последующего манипулирования законом — принятия подзаконных актов, разъяснений и положений о порядке его применения.

Совершенно очевидно, что реально действующей нормой в конечном итоге станет не сам закон о полиции, а внутриведомственные инструкции, корректирующие поведение сотрудников полиции «в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы» и других случаях. При этом МВД будет исходить прежде всего из своих тактических интересов, а не из ожиданий граждан.

Частица «не» призвана убедить общество в том, что не надо бояться полиции. Но звучит неубедительно

Авторы законопроекта о полиции уподобились, на мой взгляд, скульптору, который посредством отсечения от каменной глыбы лишнего получает желаемое изваяние. На этот образ наталкивает избыточность в документе различных запретов.

Возьмем, например, часть 5 статьи 5 законопроекта: «Полиция не имеет права собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом». Или еще: «сотрудник полиции не имеет права прибегать к пыткам…», «сотрудник полиции не должен поощрять и осуществлять любое действие, которым гражданину умышленно причиняется боль…».

Многочисленные «не» выглядят здесь как попытка убедить россиян расстаться с патологическими страхами и фобиями, внушенными общением с нашей милицией, способной, как показывает практика, на любое беззаконие, насилие над личностью.

Однако желаемого образа идеального полицейского перед нами все же не возникает…

Полиция может пытать гражданина только нечаянно?

Представьте себе на минуту, что Уголовный кодекс РФ вдруг провозгласит запрет на насильственные действия! Но логика УК исходит как раз из возможности их совершения, четко описывая при этом как само нежелательное действие, так и меру наказания за него.

Структура некоторых норм, изложенных в проекте закона «О полиции», является иной. Авторы документа как бы провозглашают невозможность совершения полицейским конкретных действий.

Но коль скоро в законе утверждается невозможность и недопустимость совершения конкретного действия, то оно, на мой взгляд, уничтожается как юридический факт, вытесняется с правового поля. Возникает ситуация, когда практически невозможно бороться с нарушениями запретов типа «полицейский не имеет права прибегать к пыткам»…

Поэтому россиянам, как мне кажется, рано расставаться со своими фобиями…

Переименование произвело эффект разорвавшейся бомбы. Авторы проекта на это и рассчитывали?

Внимательно наблюдая за ходом обсуждения законопроекта «О полиции» в медиапространстве, приходишь к выводу, что власть точно рассчитала эффект от возвращения органам внутренних дел прежнего наименования — полиция. Конечно, в вопросе переименования присутствует определенная логика. Но огромное число россиян оказалось настолько глубоко вовлеченным в дискуссию о приемлемости такого шага, что содержание самого документа оказалось в какой-то степени на втором плане.

В качестве мониторинга общественного мнения можно воспользоваться, в частности, сайтом zakonoproekt2010.ru. Обсуждение продолжается, но уже сейчас видно, что основное внимание участников обсуждения сосредоточено на статьях, содержащих общие положения, ссылки на конституционные принципы и международные стандарты.

В то же время к тем нормам, которые являются наиболее конкретными, например, «Применение полицией отдельных мер государственного принуждения» (глава 4), «Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия» (глава 5) и некоторым другим, внимание общества существенно ниже, нежели к нормам декларативного характера.

Чем можно объяснить такой феномен?

Как законодательная власть эксплуатирует правовую безграмотность граждан

Хотим мы этого или нет, но общественное мнение России является дискретным пространством, большая часть которого представлена гражданами, не обладающими правовыми знаниями для всесторонней оценки законопроекта с юридической точки зрения.

Авторы будущего закона, перенося акцент с конкретики на декларативные построения, создающие иллюзию коренной реформы милиции (начиная с ее переименования), скорее всего, и рассчитывали на эмоциональный, образный уровень восприятия документа со стороны большинства граждан России.

Нельзя ожидать, что общественное мнение в обозримом будущем начнет демонстрировать другие реакции на обсуждение правовых реалий. И это позволяет законодательной власти бесконечно эксплуатировать неосведомленность основной массы населения в вопросах юридической техники.

Трудно представить в такой ситуации, что замечания и пожелания россиян хоть как-то повлияют на дальнейшее прохождении проекта закона «О полиции».

Но, может быть, будут учтены мнения профессионалов — членов юридического сообщества России?

А есть ли в России юридическое сообщество?

Здесь мы сталкиваемся с очередной парадоксальной ситуацией, которая заключается в том, что формально существующее юридическое сообщество России на практике еще не стало влиятельной силой, способной вести эффективный общественный контроль законодательной деятельности.

Юридическая профессия воспринимается скорее как деятельность по обслуживанию чьих-либо интересов — власти, бизнеса либо граждан. Более того, значительная часть юридического сообщества предпочитает идентифицироваться с властью, отказываясь от единых корпоративных ценностей. При этом все профессиональные группы находятся в состоянии конфронтации.

И можно с большой долей вероятности утверждать, что в общественном мнении России на сегодняшний день не существует такого единого субъекта как юридическое сообщество.

И хотя немалое число правоведов и юристов-практиков, принимающих участие в обсуждении законопроекта «О полиции», отмечают, что он скорее консервирует большинство сложившихся отношений (сравнительный анализ закона о милиции и законопроекта о полиции читайте здесь), нежели в корне пересматривает их, вряд ли их голос услышут в парламенте…

Вперед … в прошлое

Полагаю, что само обсуждение проекта закона «О полиции» в медиапространстве затеяно лишь с целью его публичной легитимизации. Влияние дискуссии на окончательный вариант документа будет ничтожным.

В сущности, с момента внесения законопроекта в Госдуму основная работа над ним заканчивается. Обсуждения, чтения и доработки в лучшем случае меняют только детали. Следовательно, основным органом законотворчества становится структура, которая разработала законопроект.

И хотя МВД якобы дистанцировалось от разработки законопроекта, но сама процедура контролировалась людьми, связанными с интересами реформируемой структуры. В частности, экспертный совет по разработке проекта закона возглавлял статс-секретарь, заместитель министра внутренних дел Сергей Булавин.

Таким образом, мы получаем то, чего опасались, — слегка завуалированное самореформирование МВД, дорогостоящую смену вывески и ничего не стоящие заявления, что страна получила правоохранительный орган мирового уровня.

Автор: Михаил Поздняков, сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Опыт реформирования полиции в различных странах

Предлагаем Вашему вниманию материал, в котором описывается опыт реформирования полиции во Франции, Англии, США, Японии, Боснии и Герцеговине, Германии, Венгрии, Чехии, Польше, Грузии.

Законопроект о полиции

Главным его недостатком является множество отсылочных статей – т.е. дается ссылка на несуществующий закон или подзаконный нормативный акт. Я обнаружил не менее 100 таких отсылок, не считая ссылок на действующие законодательные акты.

Д.ю.н., профессор Я. Гилинский