Душок вышел, защита осталась... пока

Раздел: Новости
30.12.2013 10:56
Коллеги, спешу поделиться радостной новостью. В канун Нового года Федеральное собрание РФ преподнесло стране долгожданный подарок. После томительного ожидания был принят законопроект № 368542-6, которым были внесены изменения в ст.ст. 2, 83 и 93 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».
В соответствии с данным законопроектом с 1 января 2014 г. указанный Федеральный закон не применяется к отношениям, связанным с назначением адвоката органом дознания, органом предварительного следствия, судом для участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации либо судом для участия в качестве представителя в гражданском судопроизводстве в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, а также с привлечением адвоката к оказанию гражданам юридической помощи бесплатно в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».
Отныне Заказчик вправе осуществлять закупку путем проведения запроса предложений только в случаях осуществления закупок услуг по защите интересов Российской Федерации в случае подачи физическими лицами и (или) юридическими лицами в судебные органы иностранных государств, международные суды и арбитражи исков к Российской Федерации при необходимости привлечения российских и (или) иностранных специалистов, экспертов и адвокатов к оказанию таких услуг.

ЗАЩИТА С ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ДУШКОМ

Вот уже более 20 лет в России идет правовая реформа, разрабатываются и принимаются федеральные целевые программы, тратятся сотни миллиардов рублей. Каковы же итоги деятельности нашего государства в этом направлении?
Знаменательными вехами правовой реформы, проводимой в России на протяжении последних 20 лет явилось: лишение прокуроров и их заместителей права приносить протест на незаконное или необоснованное решение суда независимо от того, участвовали ли они в данном деле; введение пресекательных сроков на обжалование судебных постановлений; освобождение судей от обязанности давать заключение о возможности возбуждения уголовного дела в отношении адвоката.
Федеральный закон № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», принятый Государственной Думой 22 марта 2013 года и вступающий в законную силу 01 января 2014 года, явился логическим продолжением этого процесса «правовой» реформы.

Илья Фарбер: Судите сами

Илья Фарбер: Судите сами

www.novayagazeta.ru/society/58824.html

Коллеги!
Даже если признать, что этот человек виновен, то, что с ним делает система — издевательство над здравым смыслом. А если не было вымогательства и взятки? И после этого мы хотим, чтобы уважали государство, чтили его символы?

Дело «запорожских пономарей»: приговор как тяжкий грех

Украина во всех отношения становится криминальной. Мы возвращаемся по разгулу преступности в начало «лихих» 90-х. Преступления стали жестокими, а «Украинская Фемида» полностью ослепла. Примеров это настолько много, что волосы уже не знают в какую сторону им подниматься.

"Странные дела творятся в Датском Королевстве..."

Странные дела творятся на задворках российского правосудия…
В середине августа 2011 года в ходе конфликта Р.Мирзаев ударил Агафонова, который после этого был госпитализирован и через несколько дней скончался, не приходя в сознание.
По делу было назначено пять экспертиз, в ходе которых специалисты Минздрава РФ признали, что из-за недостаточной компетентности они не могут однозначно определиться с взаимосвязью между ударом самбиста и гибелью Агафонова.

Есть ли в Украине правосудие?

На сайте Обозревателя появилась информация, касающаяся проведения социологических опросов с целью выяснения отношение населения к судебной системе в Украине. Проведение опроса по инициативе Совета судей Украины показало, что ситуация с правосудием в Украине не так уж и плоха. Ниже приводится текст статьи:

«Даешь объективную истину, добытую бутылкой из-под шампанского!»

Истина — в вине?
23 марта 00:05 | Виктория Волошина


«Даешь объективную истину, добытую бутылкой из-под шампанского!» — кратко прокомментировал знакомый юрист новый законопроект, родившийся в Следственном комитете России

Накануне поездки в Казань, где случаи полицейского произвола всплывают сегодня один за другим, глава СКР Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете» предложил внести принципиальные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс России, вернув в него понятие «объективной истины»

Организационно-методические детерминанты незаконного осуществления и незаконного отказа в осуществлении уголовного преследования

Исмаилов Р.Ф.

Организационно-методические детерминанты
незаконного осуществления и незаконного отказа в осуществлении
уголовного преследования

Понимание причинности преступного поведения в конечном итоге позволяет говорить о некой нозографии социального тела, выступая ингибитором социально-положительных процессов государстве, приводит к декадансу правовой системы. Безусловно, уяснив причину, появляется возможность своевременного воздействия и контроля над следствием, являющимся результатом, «социальным продуктом» этой причины.
Своевременное выявление и изучение факторов деленквенции, позволяет нейтрализировать или понижать уровень их негативной активности, либо трансформировать в социально-положительное, правомерное.
В свете правоприменительных коллизий в деятельности следственных подразделений одним из наиболее важных и пожалуй нетерпещим в детальном осмыслении являются организационно-методические детерминанты. Выступая сегментом криминологической науки в призме этиологии социально-опасных явлений, организационно-методические детерминанты позицианируются и как автономный элемент политической эргономики государства. Точное организационное построение и методическое обеспечение деятельности в конечном итоге определяют достижение положительных и эффективных результатов.
Что представляют собой организационно-методические детерминанты? Какова эх юридическая природа и научное понятие? Каково их криминологическое и социально-правовое обоснование необходимости в изучении? Вопросы подобного характера пожалуй всегда входили в сферу научного осмысления ролевых факторов негативной девиации на различных этапах развития правовой системы государства, однако должного и всестороннего изучения так и не получили.
Говоря об организационно-методических детерминантах следует понимать наличие причин сосредоточенных именно в организационно-методической плоскости, на ряду с другими факторами детерминирующими негативные явления в сфере правоприменительной деятельности должностных лиц органов предварительного расследования.
Таким образом можно в первом приблежении к организационно-методическим или иначе, организационно-управленческим факторам, детерминирующим негативные явления в сфере правоприменительной деятельности должностных лиц органов предварительного расследования можно отнести:
1. Назначение на должность лиц с недостаточным объёмом знаний и навыков работы в этой сфере, а не специалистов. К сожалению, российская государственная система назначения на различные, включая и руководящие должности в своей истории имеет такие негативные проявления; 2. Нестабильность государственной службы в органах государственной власти. Постоянное состояние неустановленной динамики; 3. Повышенная текучесть и необоснованная ротация кадрового состава; 4. Создание должностными лицами своих «команд», причём не по признаку мастерства и способностей, а по признаку родства, свойства, из каких либо этнических соображений; 5. Отсутствие эффективного контроля со стороны социума за деятельностью должностных лиц. Более того, создается система негативного освещения деятельности органов предварительного расследования. 6. Неравномерное рапределение уголовных дел (проверочных материалов) между сотрудниками. Значительный массив работы не позволяет своевременно и детально подходить к работе с каждым делом. 7. Постоянное указание руководства о необходимости повышения эффективности деятельности (увеличение показателей), с одной стороны, и невозможностью установить всех обстоятельств дела безприменения мер государственного (процессуального) принуждения с другой.
Приведенный выше список причин относящихся к группе организационно-управленческих факторов, безусловно не является исчерпывающим, однако их нейтрализация полагаем, значительно разрешит проблемы существующие в сфере методической организации и осуществлении предварительного следствия.
Проблемы должного состояния профессионального кадрового ресурса 27.04.2011г. осветил на пленарном заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в своем докладе «О состоянии законности и правопорядка в 2010 году и о проделанной работе по их укреплению» Генеральный прокурор Российской Федерации Юрия Чайка. В настоящем докладе Ю. Чайка указал, «…что среди наиболее часто выявляемых прокурорами нарушений – незаконное возбуждение уголовных дел, нарушение прав участников уголовного судопроизводства, необоснованное привлечение к уголовной ответственности. В 2010 году следователями органов внутренних дел в отношении
более 3700 лиц было прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям либо они оправданы судом. Рост почти вдвое в сравнении с 2009 годом, в Следственном комитете – на 11%. При этом каждый пятый в Следственном комитете МВД содержался под стражей, в Следственном комитете при прокуратуре – каждый третий.
На Всероссийском координационном совещании вопросы состояния следственной работы подверглись всестороннему обсуждению. Всем ясно, что без профессионального следствия задачи противодействия преступности и поддержания общественного порядка в стране не решить».
Необходимость повышения эффективности деятельности, с одной стороны, невозможность установить всех обстоятельств дела безприменения мер государственного (процессуального) принуждения с другой, является некой коллизионной ситуацией правоприметительной деятельности органов предварительного расследования именно организационно-методического характера и проблемой реформирования системы досудебного следствия. В свою очередь отметим, что наиболее криминогенным ее недостатком, влияющим на состояние законности в деятельности следственных подразделений, является вопрос о реальной правовой самостоятельности следователя. Независимый по своему в процессуальном смысле, на практике следователь зачастую попадает под влияние работников различных служб и делает выводы, основываясь на мнении этих работников, а не на основании собранных доказательств и личного убеждения. Кроме того, за многие годы сложилась порочная дисциплинарная практика, в соответствии с которой прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям, считается упущением в работе следователя, поскольку в момент возбуждения уголовного дела он не разобрался в наличии или отсутствии причастности лица к совершению преступления. Таким образом, создаются реальные предпосылки отклоняющегося поведения должностных лица органов предварительного расследования которые вопреки назначению уголовного судопроизводства в стране, вынуждены доказывать виновность лица, в отношении которого возбужденно уголовное дело, хотя доказание виновности подозреваемого полагаем, вовсе не является целью досудебного производства. При таких, обстоятельствах должностное лицо органа предварительного расследования является уже лицом заинтересованным в исходе дела, что входит в противоречие уже с принципами уголовного процесса России.
Повышенная текучесть и необоснованная ротация кадрового состава также негативно влияет на качество и эффективность работы органов предварительного расследования. В организации работы с персоналом наиболее ощутимы противоречия, возникающие между потребностями подразделений в постоянном коллективе и ориентацией молодых специалистов не на долговременную профессионализацию в занимаемой должности, а в карьере, получения необходимого стажа, предполагающей смену должностей, главной целью которой является не профессионализм, а повышение зарплаты и социального обеспечния. Симбиоз существующих факторов социально-экономического и организационно-методического характера в конечном итоге выражаются в некой безразличности должностного лица к своей повседневной деятельности.
Отдельной проблемой организационно-методического характера является именно полноценная работа с молодым кадровым резервом. В частности проведенный опрос курсантов (студентов) и слушателей показал, что большинство лиц проходивших практику неудовлетворенны полученным объёмом практических навыков, теоретически донесенных до них в институте. Большинство следственных и процессуальных действий совершаются в их отсутствие, в качестве наставников закрепляются лица без соответствующего опыта оперативно-служебной деятельности, с наличием дисциплинарных взысканий. Таким образом, еще на стадии обучения у обучающихся не формируется необходимый багаж, практических навыков, в связи с чем после завершения обучения в институте курсанты и слушатели вынуждены повторно получать комплекс уже практических навыков работы.
Недоработки кадровой политики подразделений, не учитывающих данное обстоятельство, приводят к повышенной текучести кадров, нестабильности ценностных ориентаций сотрудников, отсутствия у них интереса к работе и уважения к истории подразделения в общем и коллектива в частности.
В свою оечередь чрезмерная загруженность следственных органов количеством рассматриваемых материалов, неблагоприятно сказывается на качестве и полноте расследования. Отсутствие времени на изучение следственной и судебной практики, обучения новым методических рекомендация расследования и раскрытия отдельных видов преступления, также должно отводиться во время рабочее, а не на домашнее изучение, охватывая время предпологающее на отдых и решение семейно-бытовых проблем. Поскольку научно-методическая составляющая в деятельности следователя (дознавателя) играет наивысшую роль. Огромный массив научных разработок сегодня после теоретического обоснования успешно внедряются в практическую деятельность, игнорирование которых просто недопустимо в условиях динамически развивающего общества и государства.
Не менее важной причиной девиантности должностных лиц органов предварительного расследования это отсутствие эффективного контроля со стороны общества за деятельностью должностных лиц. Социальный мониторинг предполагает собой активное участие в изучении, рассмотрении и разрешении проблем организации и осуществления прдварительного расследования. Оказание всесильной помощи и поддержки гражданским обществом как самостоятельного политичекого института в в сфере уголовно-процессуальных отношений. Однако сегодня к сожалению приходится наблюдать нечто обратно, диаметрально противоположное. Организации общественного контроля вопреки концептуальным положения, противопостовляют себя, государственным органам. Порой целиком и полностью сосредоточены на воспрепятствование должного, всестороннего и объективного расследования. Более того, создается система негативного освещения деятельности органов предварительного расследования в средствах массового информирования. В связи с чем необходимо обратить внимание и на некой собственной безопасности против информации оскорбительного и клеветнического толка. Распространение информации порочащих деловую репутацию органов внутренних дел, подрывает доверение населения к правомерности и объективности деятельности органов предварительного расследования. Опубликованные в различных средствах массовой информации указанные сведения не только затрагивают деловую репутацию государственных органов предварительного расследования, и нарушают права и законные интересы государства, но также препятствуют нормальной реализации ведомственных программ по укреплению доверия общества и повышению авторитета и имиджа органов внутренних дел в глазах населения. Создаются реальные предпосылки негативного характера, влияющие на проведение единой политики противодействия преступности, защиту прав человека и гражданина, обеспечения охраны общественного порядка и общественной безопасности.
Все это в конечном итоге обославливает закрытость и автономность органов государственной власти правоохранительного характера, что также является неблагоприятным для развития гуманного и справедливого судопроизводства. Таким образом, имеется реальная необходимость в осуществлении взаимодействия органов предварительного расследования с общественными организациями, в том числе правозащитного характера. Подписание соглашений, проведение совместных научных разработок, либо обаюдное согласование различных проектов в сфере правоохранительной деятельности, организация совещаний и практических-семинаров, выступит положительным результатом гармоничного и верного альянса в противодействии преступным посягательствам. Поскольку противодействие престпности как и её профилактика невозможно без непосредственного участия самого гражданского общества. Общества с высокой культурой, нравственной составляющей и грамотными представителями. Поскольку социальная и политико-правовая обусловленность того или иного запрета – есть адекватное и всесторонние отражение в уголовном законе общественной воли, выраженной в запрещении определенного вида общественно опасного поведения лица. Общественная воля формируется посредством влияния определенных негативных тенденций и девиаций, и выражается посредством реализации законодательных инициатив лицами, которым обществом и государством делегированы соответствующие полномочия, на определении полноценности и эффективности нормативных правовых актов, а также по их отмене, изменению и дополнию в случаи возникающей необходимости.
Таким образом, исследование вопроса девиаций в сфере осуществления уголовного судопроизводства подводит нас к вопросу о наличии признаков деяний связанных с незаконным привлечением или освобождением от уголовной ответственности, в призме социальной опасности которых не приходится сомневаться. В связи с чем сделаем небольшое отступление в область социальной обусловленности противодействия данным явлениям и необходимости изчения детерминантов негативных девиаций должностных лиц органов предварительного расследования.
Итак, противоправные деяния, совершаемые должностными лицами правоохранительных органов в сфере процессуальной деятельности, посягают на различные объекты уголовно–правовой охраны, основным из которых являются права и законные интересы личности на неприкосновенность, защиту и правосудие. Характер общественной опасности данных видов преступлений определяет качественное своеобразие противоправных действий, сознательно завуалированных в законное, влияющие на содержание и социальную ценность общественных отношений, на которые направлено посягательство, заменяя интересы правосудия, личными.
Безусловно, такие социальные отклонения создают необходимость в надлежащем правовом регулировании. Однако его характер, виды применяемых мер воздействия должны зависеть от того, какова общественная опасность деяния, в чем они выражаются, в какой мере затрагиваются права и законные интересы человека, нарушается порядок отправления правосудия. Исходя из этого, и следует определить необходимый набор правовых средств уголовно-правового характера, применение которых было бы наиболее адекватно и эффективно в борьбе с этими деяниями.
Показателями, указывающими на соцальную обусловленность недопущение девиаций связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и освобождении от нее, являются: 1). Повышенная общественная опасность таких деяний; 2).Негативная тенденция динамики, а также статистическая наблюдаемость этих явлений; 3) Латентность и завуалированность; 4).Факторная обусловленность, прогрессивность; 5).Неэффективность других правовых средств противодействия подобного рода нарушениями; 6). Вредоносность последствий; 7). Инверсионность.
Современная демократическая политика российского государства, предполагает законность, гуманность и справедливость при отправлении правосудия. Настоящая триада есть фундаментальная основа организации и осуществления уголовного судопроизводства в стране. Каждому человеку гарантируется право на реализацию настоящих принципов, что в свою очередь корреспондирует обязанности государственных органов по соблюдению, защите и созданию необходимых условий для их реализации.
Возможное отступление от данных принципов приводит к серьезному сбою в работе правоохранительных органов, к разочарованию в правосудии, в прозрачности его законных процедур, неверие в справедливость и в закон.
Переживания, связанные с незаконным осуществлением уголовного преследования, чрезмерно влияют не только незаконно привлеченное к уголовной ответственности лицо, или лица потерпевшего от преступления, в защите прав которого незаконно отказано, но также оказывают особое негативное воздействие на формировании менталитета, правосознания и правовой культуры личности, накладывают свой отпечаток на образ жизни, мышления и характер поступков.
Указанные обстоятельства, говорят о повышенной общественной опасности данных девиаций, о важности и необходимости изучения причин и условий способствующих возникновению негативных явлений в сфере осуществления судопроизводства на досудебных стадиях уголовного процесса России. Недоверия к органам государственной власти, неверие в справедливость и честность правосудия, замкнутый порочный круг политической (должностной) диктатуры — все это может привести и к печальной статистике инверсионной преступности, выраженной в самостоятельном отмщении преступнику, самоуправстве, посягательстве на жизнь должностного лица, коррупции, воспрепятствовании правосудию и пр.
При детальном изучении становится очевидным, что объектами посягательства изучаемых негативных явлений выступают не только интересы правосудия, а также права и свобода человека, в том числе на неприкосновенность личности, честь и достоинство, нарушающиеся в результате незаконного и необоснованного уголовного преследования, что в свою очередь наносит непоправимый вред и психическому здоровью человека. При этом социальная опасность подобного рода посягательств заключается в том, что она обуславливает состояние стресса, вызывает чувство страха, в результате чего деформируется процесс принятия решений, иная психическая деятельность человека, подавляется его способность к оценке фактов окружающей действительности, появляются нежелательные психофизиологические состояния.
Таким образом наличие подобных девиаций детерминируемых в том числе организационно-методической группой причин ведет к подрыву общественных ожиданий, основанных на вере в торжество справедливости и закона, к формированию правового нигилизма, недоверия к судебным и правоохранительным органам и связанных с этим негативных социальных последствий, в том числе тенденции решения своих проблем в обход закона, не прибегая к помощи государства.

Модернизация гражданского законодательства и проблемы противодействия преступлениям

Здравствуйте уважаемые коллеги! Прошу Вашего внимания относительно одной проблемы которая сегодня (по моему мнению) возможно выступит ингибитором в процессах модернизации системы противодействия преступности, и защиты прав человека, потерпевшего от противоправных (преступных) действий третьего лица.

Жертва правосудия

Сегодняшняя система поддержания правопорядка в России бессмысленна

В российском обществе растет готовность к самосуду. Ежедневно СМИ сообщают о предотвращенных или, увы, нет расправах граждан над нарушителями закона. Причем если еще недавно гражданин, недовольный решением суда, приходил к “храму правосудия” с обрезом по окончании процесса, то последние события в Благовещенске, Брянске, Тюмени и Москве убедительно показывают, что люди больше не намерены дожидаться не только суда, но и следствия.