ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГУЛАГ БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

В июле 1989 года Яков Ильич Гилинский пригласил меня (тогда ещё студента) на Первый Соловецкий форум. Так мы впервые побывали на Соловках.В этом году в августе 2016 я вновь приехал на Соловки. Приглашаю посмотреть мой небольшой фильм о Соловецком лагере особого назначения.

 

 

Говорят, в каждом веке есть своё средневековье.

30 октября в России отмечают день памяти жертв политических репрессий. В XX веке репрессии правящего режима привели к созданию системы концентрационных лагерей, где содержались противники советской власти и уголовные преступники. Первый из таких лагерей был создан на Соловках – Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН).

«История – это не то, что было, а то, что осталось». Преступления ГУЛАГа срока давности не имеет. Если мы не расскажем всей правды о Соловках и о ГУЛАГе, то эта рана так и будет гнить, отравляя весь организм. И главное – возможен рецидив!

Первые концентрационные лагеря в Советской России были созданы по приказу Троцкого в конце мая 1918 года, когда предполагалось разоружение чехословацкого корпуса.
23 июля 1918 года Петроградский комитет РКП(б) принял решение о «красном терроре» и постановил, в частности, взятие заложников и «устройство трудовых (концентрационных) лагерей».
Сохранилась августовская (1918 года) телеграмма Ленина в Пензенский Губисполком: «Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».

15 апреля 1919 года был опубликован декрет ВЦИКа «О лагерях принудительных работ», предполагавший создание минимум одного лагеря на 300 человек при каждом губернском городе. К концу 1919 года действовал уже 21 стационарный лагерь.

К концу 1921 года в РСФСР было уже 122 лагеря. При этом в 117 лагерях находилось 60 457 заключённых, в лагерях ВЧК более 25 000 — итого около 100 000.

Осенью 1923 года было 315 исправительных лагерей, из которых один из самых известных — созданный в том же году Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) — послужил основой возникшей впоследствии системы лагерей ГУЛАГа.
Стараниями Михаила Кедрова (сподвижника Ленина) в Соловецком монастыре был создан концентрационный лагерь для военнопленных Гражданской войны.
7 июня 1923 года пароход «Печора» доставил в Соловки активистов политических партий, недавних союзников большевиков по борьбе за власть. Расстрелять их было нельзя, но и жить этим людям в новой стране было невозможно.

Сам термин «лагерь особого назначения» предполагал, что там будут содержаться не враги (их расстреливали сразу), а те, кто и не боролся с советской властью, но и не принимал её. В лагерь попадали инакомыслящие историки, юристы, филологи, офицеры, священнослужители.

Большевики не первые и не единственные, кто ссылал и уничтожал инакомыслящих. Соловецкий монастырь в течение многих лет использовался в качестве места изоляции непокорных воле государя православных иерархов, еретиков и сектантов. Известный философ Владимир Соловьёв в своих книгах допускал такую критику царского режима, что пошли слухи о предполагаемой высылке В.Соловьёва Победоносцевым на Соловки.
Во время гражданской войны «белые» использовали Соловки в качестве места высылки неблагонадёжных.
То есть, большевики ничего нового не придумали, они использовали старый опыт, но только многократно увеличили масштабы.

СЛОН не был неожиданным феноменом. Скорее – закономерным следствием того, что было на Соловках до большевиков.
В качестве места заточения Соловецкий монастырь использовался около 350 лет с середины 16-го столетия до конца 19-го. Первый острог на Соловках был сооружён ещё в 1579 году. Камеры заключённых на протяжении первых трёхсот лет располагались по всей территории монастыря. По предписанию некоторые из заключённых содержались взаперти под крепким караулом до смерти в ручных и ножных кандалах, другие были прикованы цепью к стене, иных надлежало использовать в тягчайших трудах под строгим надзором.
В период с XVI до начала XX века в монастырскую тюрьму были заключены 316 человек. Окончательно закрыта монастырская тюрьма была лишь в 1903 году.

Совнарком РСФСР постановил уничтожить тюрьмы для уголовных преступников в течение ближайших пяти лет и применять к «правонарушителям» только метод воспитания трудом в условиях возможно широкой свободы.
Идея была неплоха: заменить пребывание в тюрьмах принудительным трудом без конвоя; так сказать, физическим трудом перевоспитать преступника. Тюрьма, как известно, не исправляет, а ещё более формирует преступника.

Западная криминология того времени исходила из предположения о врождённой (генетической) предрасположенности к преступлению. А советская криминология, исходила из того, что человек есть совокупность всех общественных отношений и, следовательно, изменив общественные отношения, можно изменить человека.

В 1919 году ВЧК учредила на Севере ряд принудительных трудовых лагерей, которые должны были существовать на собственные деньги без поддержки центра.
На Соловки в 1920 году прибывает комиссия Архангельского ЧК для изъятия монастырского имущества. Монахам было предложено покинуть монастырь. Некоторые уехали, а остальные до 1923 года работали вольнонаёмными в образованном при Соловецком лагере совхозе. Монахов ставили на те работы, где была нужна честность.

Массовое убийство монахов было и до советской власти. В январе 1676 года монастырь штурмом был взят царскими войсками. Из почти тысячи старцев и бельцов, запершихся в обители, в живых осталось только 14 человек.

В июле 1923 года первые заключённые были переправлены из Архангельска на Соловецкий остров. Постановлением СНК СССР от 13 октября 1923 года организовался Соловецкий лагерь принудительных работ. В лагере предполагалось разместить 8 тысяч человек, в основном политических заключённых.

На 1 октября 1924 года численность политических заключённых в лагере составляло 429 человек: из них 176 меньшевиков, 130 правых эсеров, 67 анархистов, 26 левых эсеров, 30 социалистов других организаций.
«Политические» содержались отдельно от других заключённых в Савватеевском скиту. Они были освобождены от физического труда (кроме авральных работ), имели свой орган управления (старостат), могли видеться с родственниками, получали помощь от Красного Креста.

19 декабря 1923 года во время прогулки были убиты пятеро и ранены трое членов партии эсеров и анархистов. Этот случай получил широкую огласку в мировой печати. С конца 1923 ОГПУ начало политику ужесточения режима содержания политических заключённых. Однако «политические» начали голодовку и добились, что летом 1925 года они все были вывезены на материк.

«Железной рукой загоним человечество к счастью!» – Этот лозунг большевиков перекликался с монастырской легендой Соловецкого монастыря, согласно которой ангелы жестоко избили жену рыбака железными прутьями у Секирной горы. История повторилась спустя четыре столетия, когда здесь жестоко избивали заключённых штрафного изолятора, который был на Секирной горе.

Первым комендантом Соловецкого лагеря особого назначения с 13 ноября 1925 года по 20 мая 1929 года был Ф.И.Эйхманс.

В этот период в лагерном заключении находилось 119 лиц духовного звания, 485 сотрудников ВЧК и ОГПУ, 591 человек бывших членов ВКП(б).
По инициативе начальника лагеря чекисты создали музей, куда поместили 1500 единиц хранения монастырского архива, 1126 старых книг и рукописей, две с половиной тысячи икон. Всего 12 тысяч экспонатов.
Изучались острова архипелага, скиты на Анзере, неолитические лабиринты на Большом Заяцком острове. 138 научных учреждений СССР переписываются с краеведами Соловков. 13 марта 1925 года организуется Соловецкое отделение Архангельского общества краеведения (СОАОК).
12 мая 1925 года очередным приказом УСЛОНа северо-восточная часть Большого Соловецкого острова объявлена заповедником.

Соловки – это был СССР в уменьшенном масштабе. До 1930 года на островах действовало 30 предприятий. Лагерь осуществлял лесозаготовки и торфоразработки, занимался сельским хозяйством, обслуживал кирпичный и механический завод, осуществлял дорожное строительство. Помимо этого, лагерь участвовал в начале строительства Северного участка Беломорско-Балтийского водного пути.

Но самым массовым промыслом были лесозаготовки. Древесину продавали за границу: «сосна пахнет валютой».
Эксплуатация рабсилы на лесозаготовках была беспрецедентной. Справка из слоновской папки 1928 года в архиве МВД Республики Карелия:
«128 заключённых оставлены на Красной Горке на ночь в лесу по причине невыполнения урока», — сообщал начальству младший надзиратель С.П. Поваров.
«В партии 46 человек, прибывшей из командировки Параново, 75% оказались с отмороженными конечностями», — докладывала врач Л.Н. Вольская.

Лозунг «Через труд — к освобождению» впервые появился не в Освенциме, а на Никольских воротах Соловецкого кремля.
Большевики полагали, что трудом можно будет построить справедливый мир свободных людей. Задача лагерей была – приучением к труду перевоспитать из социально вредных людей – полезных членов общества.
«Мы путь земле укажем новый, –
Владыкой мира будет труд».

Была ли ошибочной идея перевоспитания преступников трудом?
Первоначально принудительный труд для преступников подразумевался без конвоя. Но постепенно принудительный труд превратился в каторжный.

История, как известно, повторяется. Спустя 100 лет после Великой октябрьской социалистической революции с «нетрудовым элементом» вновь начнётся борьба. По подсчётам правительства у нас около 15 миллионов «тунеядцев»! В правительстве говорят: «всё должно быть справедливо». Кто не захочет работать, против них будут приниматься административные меры или даже уголовные – направление на принудительные работы.

С 2017 года принудительные работы вновь станут уголовным наказанием. «Это ещё одна альтернатива лишению свободы», – объясняют общественности.
Хотя в Уголовном Кодексе РФ уже есть статья 53.1. Принудительные работы.
Однако теперь вновь осуждённые, отправленные в исправительные центры, «не смогут самостоятельно выбирать работу или поменять работу, не смогут без разрешения администрации покинуть исправительный центр».
Возможно, появятся «новые соловки»…

Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Такой «ад» и возник на Соловках.
«Адский остров» – так назвал свою книгу Созерко Мальсагов – бывший офицер царской армии, которому 15 мая 1925 года удалось вместе с другими заключёнными совершить побег из Соловецкого лагеря. Финская тюрьма после Соловков показалась им сущим раем. В 1925 году Мальсагов написал книгу воспоминаний «Адский остров», которая была опубликована в Англии в 1926 году.
Вместе с Созерко Мальсаговым бежал и Г.Д.Безсонов. В 1926 году он написал книгу «Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков».

Книги Мальсагова и Безсонова вызвали бурную реакцию в зарубежной прессе. Разразился скандал. В Ватикане утверждали, будто в одном из самых благодатных монастырей Святой Руси коммунисты устроили лагерь смерти.

На Соловки (видимо, по заказу ОГПУ) была отправлена киногруппа под руководством режиссёра А.А.Черкасова. В 1927 году они сняли фильм «Соловки – Соловецкие лагеря особого назначения». Этот документальный фильм и сегодня смотрится с интересом.

Западной общественности фильм, видимо, показался не убедительным. В 1929 году в Соловецком лагере побывал Максим Горький. В задачу Горького входило рассказать правду о Соловках. Его принимали как почётного гостя, и, разумеется, показывали всё самое лучшее.

Олег Волков в книге «Погружение во тьму» приводит следующие воспоминания о приезде Горького на Соловки:
«Я был на Соловках, когда туда привозили Горького. Раздувшимся от спеси (ещё бы! под него одного подали корабль, водили под руки, окружили почётной свитой), прошёлся он по дорожке возле Управления. Глядел только в сторону, на какую ему указывали, беседовал с чекистами, обряжёнными в новехонькие арестантские одёжки, заходил в казармы вохровцев, откуда только-только успели вынести стойки с винтовками и удалить красноармейцев… И восхвалил!»

Но Максим Горький не был наивным человеком. От проницательно взора автора пьесы «На дне» не удалось скрыть показуху. Горький не мог не заметить, что заключённые одеты во всё новое. «Не люблю парадов», – сказал Горький, когда ему показывали больницу.
Писателя сводили и на Секирную гору, где находился штрафной изолятор. Там поставили стол, разложили газеты. Но штрафники в знак протеста держали газеты вверх ногами. Горький подошёл и перевернул газету одному из заключённых, показав, что понял, в чём дело.

Бывший заключённый СЛОНа академик Д.С.Лихачёв вспоминал:
"… я видел Горького в Соловецком лагере и отлично знаю, что он видел, что там происходит. Один мальчуган рассказал ему об истязаниях, о том ужасе, который творится в лесу. Однако, вернувшись в Москву, в 1930 году в журнале «Наши достижения» (!) он опубликовал восторженный очерк о соловецких чекистах...".

В очерке «Соловки» Горький не упомянул о пытках и откровениях мальчугана. А мальчик после разговора с писателем бесследно исчез. После отъезда Горького начались массовые расстрелы, карцеры были забиты до отказа.

«Буревестника революции» Горького прозвали «соловьем Соловков». Однако если внимательно читать очерк «Соловки», то можно понять, что хотел между строк сказать Горький.
«Соловецкий лагерь особого назначения" – не «Мёртвый дом» Достоевского, потому что там учат жить, учат грамоте и труду. … Разумеется, я не стану отрицать, что существуют благочестивые звери, которые душат людей с молитвой на устах. Бытие таких зверей вполне оправдано в государствах, где жизнь человека равна нулю, где самодержавно командующее мещанство безнаказанно истребляет миллионы рабочих и крестьян, посылая их на международные бойни с пением гимна: «Спаси, господи, люди твоя»...»

Солженицын полагал, что Максим Горький в 1929 году знал о Соловках всё, ибо нашлись люди, которые сумели донести до него всю правду.
Но даже если Горький догадывался о правде, что уже тогда, в 1929 году, он мог сделать?

Показательны слова Горького о Ленине: «Ленин так хорошо знал историю прошлого, что мог и умел смотреть на настоящее из будущего».

Сразу после визита Горького комиссией под руководством секретаря Коллегии ОГПУ А.М. Шанина был составлен акт:
«3357 несовершеннолетних подростков, в большинстве своём — беспризорные дети, находящиеся на территории СЛОНа, не получая должной квалификации, разлагаются морально и физически взрослой частью заключённых — процветает использование их в качестве пассивных педерастов».

На Соловках по отношению к заключённым применялись разнообразные пытки и унижения. Заключённых заставляли: считать чаек, громко кричать Интернационал, перетаскивать камни или брёвна с места на место.
И при этом лицемерно говорили: «Советская власть не карает, а исправляет».

На Соловках «перевоспитывались» многие интеллигенты. Одним из них был и Дмитрий Сергеевич Лихачёв. Студент Ленинградского государственного университета Д.С.Лихачёв был арестован 8 февраля 1928 года за участие в студенческом кружке «Космическая академия наук», где незадолго до ареста сделал доклад о старой русской орфографии, «попранной и искажённой врагом Церкви Христовой и народа российского».

Студент Лихачёв Д.С. был осуждён на 5 лет за контрреволюционную деятельность. С 1929 года до перевода на материк заключённый Лихачёв работал сотрудником криминологического кабинета в Соловецком лагере особого назначения. В местной газете он опубликовал свою первую научную работу «Картёжные игры уголовников».

В ночь 28 октября 1929 года на Соловках было расстреляно 300 человек. Д.С.Лихачёва должны были расстрелять, но ему чудом удалось спастись. После досрочного освобождения и возвращения в Ленинград, Д.С.Лихачёв успешно закончил университет, и впоследствии стал академиком.
В сентябре 1998 года в Пушкинском Доме я встречался с Д.С.Лихачёвым и подарил ему свой роман-исследование «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак».

Некоторые заключённые, прошедшие Соловки, вспоминают, что там были удивительные отношения между людьми, и для них СЛОН не ассоциируется с тюрьмой.
С 1922 по 1926 гг. в лагере выходили газеты, издавался журнал, действовал театр, в котором играли заключённые. Лагерники сложили несколько песен, в частности, «Море белое — водная ширь…»
Этот период описан в воспоминаниях Бориса Ширяева «Неугасимая лампада».

Эмблемой лагерного журнала «Соловецкие острова» в 19З0-е годы было изображение беломорской большеклювой чайки, летящей над морем на фоне трёх прибрежных камней. А на занавесе открывшегося в 1923 году лагерного театра была вышита беломорская чайка – совсем как в московском художественном театре (МХАТ).
Спектакли в театре были платные и бесплатные. На Соловках был не только театр, но и симфонический оркестр. Проводились спортивные соревнования.

Несмотря на тяжёлые условия, на Соловках многие заключённые не ломались, а лишь становились сильнее духом. Директор Русского музея Николай Сычев — организовывал лагерный музей. Профессора-генетики ухаживали за животными в лагерном крольчатнике. В лагере работал талантливый геолог Николай Кольцов, арестованный в 1931 году якобы за антисоветскую агитацию.

В книге «Записки вредителя» В.В.Чернавин описал технологию чекистского подбора кадров для нужд ОГПУ. При недовольстве администрации работой спецов-зэков их показательно уничтожали «за вредительство», а на воле отлавливались новые жертвы. Агенты ГПУ выискивали по городам и весям мастеров своего дела, арестовывали их по спровоцированным обвинениям и заставляли даром работать на лагерных предприятиях.

Великой стройке социализма в СССР нужны были работники. Но платить достойную зарплату государству было нечем. Поэтому давали срок и ссылали в лагерь на принудительные работы. Рабы трудились бесплатно.

На заседании Политбюро Сталин предложил награждать зэков орденами, но не выпускать из лагеря, «чтобы на свободе они опять не испортились».
Сталин не был исчадием ада. Он исходил из государственной необходимости. Ему нужно было изолировать врагов и не тратить денег на их содержание, а ещё лучше, если будут приносить пользу. Поэтому идея была создать лагеря на самоокупаемости: чтобы заключённые и работали и кормили себя сами.

На Соловках содержался известный православный священник и философ Павел Флоренский. 1 сентября 1934 года Флоренский был отправлен со спецконвоем на Соловки. На Соловецком лагерном заводе йодной промышленности он занимался проблемой добычи йода и агар-агара из морских водорослей; там же запатентовал более десяти научных открытий.

«Я научился благодушию, – писал П.Флоренский, – когда твёрдо узнал, что жизнь и каждого из нас, и народов, и человечества ведётся Благою Волею, так что не следует беспокоиться ни о чём, помимо задач сегодняшнего дня».
25 ноября 1937 года П.Флоренский был приговорён особой тройкой НКВД к высшей мере наказания и расстрелян.

Арестанты, не способные к тяжелому физическому труду, были обречены на смерть от истощения. Нарком Ежов на вопрос начальника Оренбургского УНКВД Успенского, что делать с пожилыми заключёнными, ответил: «Расстреливать».

Олег Волков в книге «Погружение во тьму» по личным воспоминаниям описал происходившее на Секирной горе. При нём чекисты сложили перед алтарем церкви на Секирной горе клумбу из побелённых известью камней в виде пятиконечной звезды, вписанной в круг. Палачи выводили обречённых на смерть узников из камер и ставили по пять человек у линии круга.

Вещи и золотые зубные коронки погибших становились добычей охраны.
«Акт проверки деятельности администрации лагерной командировки Голгофа в 1929 году», составленный комиссией ОГПУ, гласит: «Большие могилы, в которых помещалось до 800 трупов, были переполнены таковыми доверху и оставались открытыми. Вышеуказанные могилы расположены на видном месте, на противоположной горе, через овраг от основных корпусов размещения заключенных».

По данным Центрального архива КГБ СССР, как сообщает Юрий Бродский, только в одном 1933 году на Соловках находилось 19287 заключённых. И убивали здесь не десятками и не сотнями, а тысячами, но могил здесь нет вообще, ибо расстрелянных и умиравших на Соловках не хоронили, а просто сбрасывали в ров, следы чего давно сровняли с землей.

За время существования лагеря в нём умерло около 7,5 тысяч человек, из которых 3,5 тысячи — в голодном 1933 году.
Только при прокладке железной дороги к Филимоновским торфоразработкам в 1928 году, на восьми километрах дороги погибло десять тысяч украинцев и донских казаков.

СЛОН был закрыт 16 ноября 1931 года. Однако вновь организован 1 января 1932 года. И окончательно закрыт 4 декабря 1933 года. Заключённые, аппарат и имущество Соловецкого лагеря были переданы Беломорско-Балтийскому исправительно-трудовому лагерю.
Освободили лишь 450 человек, из них 16 матросов, участников Кронштадтского восстания, и даже семь контрреволюционерок.

Когда лагерь расформировали, на его месте в 1936 году создали Соловецкую тюрьму особого назначения (СТОН).
27 октября 1937 года часть заключённых погрузили на баржи и доставили в посёлок Повенец, где расстреляли в урочище Сандормох (1111 человек, в том числе всех нетрудоспособных и «ненаряженных» — лагерный термин, обозначавший заключённого, не имеющего специальности).

В 1937-1938 годах по разнарядке из Москвы были расстреляны 1800 заключённых. Палачи заводили узников в помещение, оглушали их ударом березовой палицы по голове, раздевали и связывали проволокой. Затем людей везли к ямам, выкладывали по пять тел в ряд, убивали выстрелами в голову, а помощники в это время подтаскивали к ямам следующих.

Расстрельные приговоры приводила в исполнение бригада во главе с палачом, имевшим двадцатилетний стаж работы. Он лично убивал осенью 1937 года ежедневно от 180 до 265 соловецких заключённых. Имя его капитан НКВД Михаил Матвеев — участник штурма Зимнего дворца. За выполнение соловецкой спецоперации М.Р.Матвеев был награждён ценным подарком и серебряным нагрудным знаком «Почётный работник ВЧК-ОГПУ».

Лучшая часть заключённых из партийцев и чекистов давала письменные обязательства «не смешиваться с остальной массой заключённых и до самой смерти блюсти секретность обстоятельств лагерной жизни».

Заключённый СЛОНа Нафталий Аронович Френкель (в молодости финансовый авантюрист и контрабандист) предложил рационализаторские идеи развития лагеря. За это срок ему был сокращён вдвое. Вскоре Френкель стал начальником экономического отдела УСЛОНа. Он говорил: «От заключённого нам надо взять всё в первые три месяца. А потом он нам не нужен…»
Из его слов понятно, почему впоследствии Френкель стал одним из «крёстных отцов» ГУЛАГа, дослужился до звания генерал-лейтенантом НКВД и спокойно вышел на пенсию.

В алтаре храма Вознесения на Секирной горе кто-то нацарапал: «Товарищи!.. Соловки — это школа, ведущая нас на путь к рецидиву и бандитизму!»

История подтвердила монастырскую присказку «Сегодня в Соловках — завтра в России».
СЛОН стал своего рода полигоном для ГУЛАГа. По свидетельству В.Шаламова, на Соловках обрёл право на жизнь «общенародной стандарт — бараки на двести пятьдесят мест двухъярусной соловецкой системы с уборными на восемь очков в ряд». Опытным путём в Соловках определялись нормы питания, способы использования принудительного труда, техника расстрелов и технология захоронения тел.

Приоритет в создании газовых камер для убийства людей вполне мог бы принадлежать Советской стране. На Соловках уже были созданы запасы отравляющего вещества хлорпикрина. Но доктор Николай Жилов, из лагерной санчасти, на свой страх и риск уничтожил этот газ.

«Гибельные эти острова предвосхитили гитлеровские Vernichtungslagern – лагеря уничтожения», – писал о Соловках Олег Волков, автор книги «Погружение во тьму».

Соловки стали синонимом смерти. Когда сотрудники ГПУ расстреливали людей во внесудебном порядке где-нибудь в Сибири, то родственникам убитых устно сообщали: «Отправлен на Соловки».

Николай Киселёв служил охранником в Соловецком лагере особого назначения. В 1930 году Киселёв сбежал в Финляндию и там написал воспоминания «С.Л.О.Н. Соловецкий лес особого назначения».
«Чекист-надзиратель прекрасно знает, что заключённый заблудился по болезни, но он желает выслужиться, получить повышение, получить благодарность в приказе и денежную награду, а главное – им владеет особенный чекистский садизм. Он рад поэтому взять такого заключённого на мушку и выстрелом из винтовки положить наповал».
«В отчаянии многие женщины своих детей умерщвляют и выбрасывают в лес или в уборные, вслед кончая и сами жизнь самоубийством».

В романе «Обитель» Захар Прилепин приводит факты из заключения комиссии, побывавшей в Соловецком лагере особого назначения.
«Особенными зверствами на острове Революции отличался командир 5-й карантинной роты заключённый Курилко… Наиболее изощрённые художества: заставлял заключённых совершать акт мочеиспускания друг другу в рот, учредил специальную кабинку для избиений, ставил голыми под снег, принуждал прыгать зимой в залив и прочее». …
«Сотрудник ИСО Горшков понуждал к сожительству женщин, присваивал деньги и вещи заключённых. Каждая из склонённых Горшковым к сожительству женщин числилась у него под номером; по номерам же эти женщины вызывались на оргии, в которых принимал участие и сотрудник ИСО Ткачук, а также ряд других сотрудников».

“Здесь власть не советская, а соловецкая”, – излюбленное выражение Игоря Курилко (позднее расстрелянного). – «Кто не убивает, того убивают самого».

16 июля 1989 года, когда я был на Соловках, то подвергся насилию со стороны нетрезвого человека (местного). Как студент-юрист я сделал всё как учили. Но уголовное дело было закрыто. Тогда я на личном опыте понял, что и как происходит на Соловках.

«Эта система растопчет кого угодно. Ты перед ней песчинка. … Если тебя заказали, то дело «сошьют» так, что не отмажешся. У него же приказ! Ментовка это тебе не Мосторг, здесь «шьют» на заказ.
— Но я же не совершал никакого преступления!
— Начальство прикажет — будет преступление. А совесть — она здесь лишняя. Следователь должен или не выполнить незаконный приказ, или подать в отставку. А кто же при нынешней безработице от работы откажется, особенно если семья и дети. Я как-то прочитал в газете, что из семи человек шесть будет подчиняться приказам начальника, даже если их исполнение будет приносить страдания другим людям.
— А как же закон?!
— У нас профессиональная подлость, а не закон! Так что не связывайся с властью! Плетью обуха не перешибёшь. А высунулся — получи по физиономии, будет тебе наука: или не высовывайся, или не ной. Сиди тихо, как мышь под веником, и всё будет. А честность свою лучше попридержать. У нас по закону, если честно признаешься, тебя же и посадят; так что приходится врать».
(из моего романа-быль «Странник» (мистерия) на сайте Новая Русская Литература

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

«Химии» не будет: статья в Ведомостях

Раздел: Новости
24.09.2013 11:07
«Химии» не будет

Введение предложенного Дмитрием Медведевым нового вида наказания — принудительных работ — снова переносится из-за нехватки средств

Ведомости № 175, 24 сентября 2013, C. 3

Минюст подготовит закон о переносе срока вступления в силу положений федерального закона о принудительных работах с 2014 на 2017 г. — такое уведомление размещено на едином портале раскрытия информации о подготовке госорганами нормативных правовых актов. Как сообщает министерство, «реализация вышеуказанных положений требует дополнительных бюджетных ассигнований, без выделения которых исполнение данного вида наказаний с 1 января 2014 г. не представляется возможным». Ранее срок введения работ уже переносился на год — с 2013 на 2014 г. — указом президента Владимира Путина.

Путин отложил введение принудительных работ

Президент РФ Владимир Путин отложил на год введение принудительных работ как вида уголовного наказания. Как сообщается на сайте Кремля, этот вид наказания будет применяться с 2014 года. Соответствующий закон подписал президент.