НОРМА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО ВРЕДА ПУТЕМ ОБМАНА ИЛИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОВЕРИЕМ_Ошибки в толковании и применении

Предлагаю коллегам обсудить черновик моей новой статьи. Надеюсь, ваши замечания и суждения помогут в дальнейшей работе над текстом.

Предварю черновик вопросами, чтобы облегчить вхождение в роль рецензента. На исчерпывающие ответы не претендую. Но если какие-то ответы есть, оставляйте комментарии.

— Насколько точно название статьи отражает её содержание? Если Вас не устраивает её нынешнее название, какие варианты видите более удачными?

— Есть ли замечания по структуре изложения? Следует ли поправить или полностью заменить заголовки разделов статьи? Если да, почему и как?

— Целесообразно ли дополнить статью новыми разделами? Если да, какими?

— Может быть, где-то автор слишком подробно излагает свои мысли, и текст следует сократить? Коли так, укажите этот фрагмент?

— Какие положения статьи представляются Вам неточными или недостаточно обоснованными и почему? Заметили ли где-либо непоследовательность изложения или логические противоречия? Какие опечатки обнаружили и где?

— Возможно, какие-то идеи, правовые позиции автор оставил за рамками статьи, но, по Вашему мнению, их целесообразно отразить?

— Для какого журнала или журналов статья подошла бы, на Ваш взгляд?

 

______________________________________________

ЧЕРНОВИК СТАТЬИ

Пояснение для точности понимания текста: значки сносок взяты в скобки; сами сноски в конце статьи.

 ОШИБКИ В ТОЛКОВАНИИ И ПРИМЕНЕНИИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО УЩЕРБА (ст. 165 УК РФ)

 Уголовное законодательство содержит запрет на причинение имущественного ущерба в крупном размере собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения – см. ст. 165 УК РФ. Нарушение запрета влечет уголовное наказание.

 

Место запрета, предусмотренного в ст. 165 УК РФ,

в системе уголовно-правового обеспечения возвратности долгов

Запрет сформулирован весьма широко, распространяется как на случаи причинения прямого ущерба, так и ущерба косвенного. Следовательно, запрет этот применим и к злонамеренному должнику, когда тот, ведя себя умышленно, своевременно и в полном объеме не погашает долг и причиняет тем самым имущественный ущерб кредитору (используя для этого обман или злоупотребление доверием). Запрет действует независимо от того, состоялось ли, вступило ли в законную силу судебное решение о взыскании задолженности. Стоит также упомянуть, что очерченная в ст. 165 УК РФ норма является общей по отношению к ряду специальных норм, описывающих так называемое криминальное банкротство (ст. 195-197 УК РФ), и подкрепляет их, заполняя возможные пробелы в сформулированных там запретах. Кроме того, она заполняет некоторые пробелы уголовно-правовой защиты прав и законных интересов кредитора, остающиеся за пределами действия смежной уголовно-правовой нормы — запрещающей незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ), и др.

1 января 2017 г. исполнилось 20 лет с момента начала действия современного Уголовного кодекса, который заменил УК РСФСР. Тогда видные российские специалисты в области уголовного права Гаухман Л.Д. и Максимов С.В. назвали предусмотренную в ст. 165 УК РФ норму «золотой» с позиции пострадавших, поскольку она позволяла привлекать к уголовной ответственности злоумышленников даже в тех случаях, когда в их деянии не удавалось обнаружить состава хищения чужого имущества (мошенничества, присвоения или растраты и др. – П.С.). При этом отмечалось, что хотя сходную норму содержал и прежний УК (ст. 148.3), в новом Кодексе был исправлен один из наиболее существенных недостатков рассматриваемой нормы – чрезмерно мягкая санкция (1).

Таким образом, закрепленная в ст. 165 УК РФ норма потенциально является важнейшим элементом системы уголовно-правового обеспечения возвратности долгов, под которым понимаетсяпринятие и реализация уголовно-правовых запретов на некоторые общественно опасные деяния должников, грубо нарушающие обязанности, возложенные на них судом или вытекающие из требований закона либо условий договора с кредиторами (2).

 

Причины ограниченного применения ст. 165 УК РФ

Однако практика показала, что те надежды на усиление уголовно-правовой защиты, которые пострадавшие кредиторы вправе были связывать с рассматриваемой нормой, не оправдались.

Результаты правоприменения оказались более чем скромными, если принять во внимание массовое неисполнение должниками своих обязательств, которое к тому же усиливается вследствие экономических кризисов (1999-1999, 2008-2009, 2014-2015 гг.).

В упомянутой выше работе указывался комплекс причин, обусловливающих незначительный объем уголовных дел, возбужденных по признакам рассматриваемого преступления.

Во-первых, это невидение потерпевшими уголовно-правовых возможностей для защиты своих имущественных интересов (к сказанному надо добавить, что это и невидение лицами, оказывающих потерпевшим юридическую помощь – П.С.).

Во-вторых, неверие в перспективы реализации этих возможностей.

В-третьих, снижение до критически низкой отметки уровня профессионализма оперативных и следственных работников (к сказанному надо добавить также прокуроров и судей – П.С.), при котором исключается любая инициатива в толковании новых законодательных решений.

В-четвертых, это технические и иные недостатки самой уголовно-правовой нормы, которые делают бесперспективным возбуждение соответствующих уголовных дел (3).

Данный перечень и в настоящее время сохраняет своё значение. Вместе с тем, он не полон. Помимо тех примечаний, которые уже сделаны по ходу изложения, необходимо указать на две самостоятельные и важные причины.

Одна (пятая, если продолжать приведенный перечень) — предопределенная критериями деятельности и другими обстоятельствами система мотивации оперативных работников, дознавателей и следователей органов внутренних дел, которая зачастую не стимулирует их к активной и наступательной работе по выявлению, документированию, пресечению и расследованию преступлений в сфере гражданского оборота и экономической деятельности. Помимо тех общих мотивов? которые уже выявлены, объяснены и систематизированы в ранее опубликованных работах (4), следует указать на важный тезис современной уголовной политики, который в публичных выступлениях обычно формулируется как запрет для правоохранительных органов вмешиваться в споры хозяйственные и имущественные споры. При этом зачастую перед глаголом «вмешиваться» опускается наречие «необоснованно» (5), что резко меняет смысл, запрет становится тотальным (6). В результате сдерживается активность правоохранительных органов в выявлении и пресечении преступлений, которые совершают друг против друга участники имущественных споров (в т.ч. должники и кредиторы), а также лица, им содействующие.

Другая  (шестая, если продолжать тот же перечень) обусловлена ошибками в истолковании уголовно-правовой нормы потерпевшими, органами предварительного расследования, прокурорами и, что очень важно, судами.

 

Главная ошибка в истолковании ст. 165 УК РФ

Пожалуй, главная ошибка связана с толкованием использованных законодателем в диспозиции преступления признаков потерпевшего — «собственник» или «законный владелец» некого «имущества», а также с определением того, что есть предмет преступления по смыслу ст. 165 УК РФ.

К вопросу о декриминализации ст. 165 УК РФ

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» ч. 1 ст. 165 УК РФ была декриминализирована. Этим же законом, в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях включена статья 7.27.1., устанавливающая ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков уголовно наказуемого деяния. Принятый закон направлен на дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства Российской Федерации.